Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
нонфикшн

Завмаги, молодые мамы и британские сериалы

Третий день работы «Нон/Фикшн» дал возможность посетителям поучаствовать в дискуссиях на любой вкус

Текст: Екатерина Зайцева
Фото: Виктор Васенин

Третий день «Нон/Фикшн»: от 80-х годов до современности

В первой половине дня состоялась встреча с лауреатами “Русской Премии”-2015 в номинации “Крупная проза” украинскими писателями Максимом Матковским и Александром Гадолем. Их книги (“Попугай в медвежьей берлоге” и “Режиссер. Инструкция освобождения” соответственно), созданные на основе собственного опыта, обсуждались с точки зрения границ вклада личной биографии в написанное. В обеих книгах, как заявил модератор дискуссии Дмитрий Косырев (более известный как Мастер Чэнь), есть “изумление от собственной выживаемости в тюрьме”, и “в каждом случае это книга ужасов”.

Свою книгу о современной тюрьме Александр Гадоль начал писать еще в местах лишения свободы. Начинал с самодельного блокнота из тетрадных листков – и за неимением интернета и гаджетов принялся описывать происходящие с ним события. Из этого получилась книга. “Мне хотелось похвастаться, что я стал сильным человеком”, — говорит автор. — Для книги я выбрал то, за что мне не будет стыдно”.

Александр Гадоль лауреат Русской Премии

Александр Гадоль, лауреат «Русской Премии», на «Нон/Фикшн»/Фото: Екатерина Зайцева

Героя книги арабиста Максима Матковского, прожившего в Сирии несколько лет, Дмитрий Косырев назвал “беспощадным к собственному я, самоуничижающим”, а произведение — “страшной сказкой”. “Книга не вполне автобиографична, это перевертыш, — прокомментировал Максим. — Если бы я в реальности не был трусом, то в книге ситуация предстала иной”.

О литературе последних трех десятилетий в ходе ток-шоу “От homo soveticus к русскому выбору: закон или справедливость” рассказала публицист и автор книги «Провокация» Елена Котова. В дискуссии приняли участие также главный редактор газеты “Книжное обозрение” Александр Набоков, писатель Владислав Отрошенко и главный редактор издательства “Альпина” Сергей Турко.


Литература 80-х годов защищала правоохранительные органы как “непререкаемый иконостас”, по выражению Владислава Отрошенко.


 на НонФикшн

Встреча с лауреатами «Русской Премии» на «Нон/Фикшн»/Фото: Екатерина Зайцева

Литературное полотно 80-х — это противостояние безусловно положительных стражей порядка и ворующих завмагов и чиновников средней руки.

Следующее десятилетие было единодушно охарактеризовано выступавшими как “эпоха беспредела” не только в жизни, но и в литературе.


“Выработалась тенденция “литературного стеба”


и “серьезной” литературы вроде антиутопий, к примеру,“Кысь” Татьяны Толстой, — утверждает Владислав Отрошенко. — При этом литературные 90-е примечательны появлением реальных примеров обратного порядка: детективы, в которых выписаны милиционеры, “крышующие” преступные группировки”. Современная же литература “еще более остросоциальна” и оказывает большее воздействие на общество, а также ориентирована на


“жизнь в рамках космоса семьи”


(в пример спикеры привели книгу Елены Катишонок “Жили-были старик со старухой”), так как именно сквозь семью “проходит история государства, сквозь нее идут все эпохи”.

на Нонфикшн

Анна Сергеева-Клятис рассказывает о своей книге на «Нон/Фикшн»/Фото: Екатерина Зайцева

Издательство “Азбуковник” представило исследования жизни Анны Ахматовой и Бориса Пастернака. Среди авторов — известный востоковед Евгений Рашковский, внучка писателя Елена Пастернак и российский литературовед Анна Юрьевна Сергеева-Клятис (книга “Сумерки свободы”, озаглавленная в честь стихотворения Осипа Мандельштама).

Обложку одной из книг украшает редкий автопортрет Анны Ахматовой — тонкая шея девушки, почти подростка, выглядывает из глубокого воротника, лаконичная прическа, зрачки едва прорисованы.

Евгений Рашковский прочел аудитории несколько стихотворных произведений польского поэта Владислава Броневского, в частности, стихотворение “Борис Пастернак”, вызвавшее особенный интерес аудитории. Чтеца не хотели отпускать, пока он не прочел вместо запланированных двух стихотворений пять.


“Пастернаковедение — это особый раздел в литературоведении, особое состояние,


это сама поэзия, — подчеркнули выступавшие. — Это такой высокий уровень вкуса, интеллекта, доброты и «антисворности» против чего-либо, что в такой атмосфере просто отдыхаешь”.

Евгений Рашковский читает стихи  на «Нон/Фикшн» / Фото Екатерина Зайцева

Евгений Рашковский читает стихи на «Нон/Фикшн»/Фото: Екатерина Зайцева

Книга Нади Папудогло “#Тыжемать. Материнство по правилам и без” — совсем другая. В книге нет советов по воспитанию ребенка, это не пособие. Автор, молодая мама, без назидания и с большой долей юмора делится на страницах опытом ухода за ребенком, взаимоотношений в семье после рождения малыша и помогает почувствовать материнство не только как груз серьезной ответственности, но и как смешной, трогательный этап жизни.

“Когда после рождения ребенка не все получается, многие матери начинают чувствовать себя неудачницами, я была в числе именно таких мам. Поэтому решила задокументировать все свои неудачи и написать эту книгу, которая началась с простых заметок в фейсбуке, — сказала Надя. — Я хотела, чтобы другие молодые мамы поняли, что они не одиноки”.

“Тебе хочется выдохнуть, а воздух кончился”, — говорит автор про молодых матерей, которым после рождения ребенка приходится кардинально менять уклад жизни. В книге Надя описывает ситуации, до боли знакомые всем молодым семьям с ребенком: бессонница, постоянная усталость и охлаждение отношений между супругами. Надя Папудогло не читает нравоучений, она просто и иронично рассуждает о том, как супругам пережить первый год после рождения ребенка и не убить друг друга.

нонфикшн

Надя Папудогло, автор книги «#Тыжемать», на «Нон/Фикшн»/Фото: Екатерина Зайцева

Закончился третий день работы «Нон/Фикшн» также на семейной ноте — но перенесенной в область высокой литературы: на глазах у заполнившей киноконцертный зал ЦДХ публики сценарист Юлия Идлис пообщалась со своим маститым британским коллегой Эндрю Дэвисом, автором сценария к сериалу BBC «Война и мир», а также к сериалам «Гордость и предубеждение» (1995) и «Карточный домик» (2013-…). При чем здесь «семейная нота»? При том, что «Война и мир» — это ведь тоже не в последнюю очередь семейная хроника. Отчасти — история семьи самого Толстого.

03.12.2016

Просмотры: 0
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ