Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Фото с книжной выставки-ярмарки Nonfiction2018 в ЦДХ

Почему Букеровскую премию сложно получить дважды?

Презентация нового романа «Министерство наивысшего счастья» лауреата Букеровской премии Арундати Рой

Текст: Дарья Крутоголова
Фото: Ирина Зайцева

Арундати Рой, индийская писательница и социально-общественная активистка, является к тому же и букеровским лауреатом. Правда, это давно не новость — премию она получила за книгу «Бог мелочей», вышедшую аж в 1997 году. Писательнице потребовалось целых 20 лет на то, чтобы вернуться на литературную сцену — и что же из этого вышло?

А вышло «Министерство наивысшего счастья» — одна из самых неоднозначных книг в истории литературы. Шесть известных литературных критиков и писателей так и не смогли прийти к единому мнению насчет ценности этого произведения. Ясно одно — Букеровская премия «дважды в одну реку не входит».

Однако кому-то новый роман индийской писательницы пришелся по душе больше первого, как, например, редактору Дмитрию Румянцеву: «Я люблю не чистый фикшн, не просто художественную историю. Я люблю историю, замешанную на социальном документе, на чем-то настоящем. И в «Министерстве наивысшего счастья» есть эта своеобразная, будем ее называть, фрагментарность, которая добавляет «совершенности» изображения мира. Мне такая структура и задумка ближе».

С ним же согласилась и литературовед Клариса Пульсон, добавив также про неимоверное количество прекрасно обрисованных экзотических деталей: «Эта книга абсолютно настоящая. Она обыгрывает реальную двойственность современной жизни, в то время как западный мир борется за комфорт, люди в Индии у Арундати борются… за жизнь». Клариса высказала и предположение, почему книга не получила Букера, заметив, что


произведение, вопреки всему, достаточно дискомфортное по многим ощущениям.


«Жизнь там не стоит ничего абсолютно. Мир сильно меняется, и люди идут сразу на кладбище — это остается единственным местом, где принимают всех, где можно достойно умереть и даже достойно родиться. И быть, как ни странно, чистым. Там, кладбище — это не так страшно, это прибежище для всех».

Константин Мильчин, известный литературный критик, напротив, книгой не впечатлился: «Это скорее тот случай, когда мы в ожидании создаем миф вокруг книги, а писатель, выпустив ее, совершенно не дотягивает до задранной планки». Он же сравнил «Бога мелочей» и «Министерство наивысшего счастья», отметив, что в первой книге изначально была определенная степень вхождения в прорисованный Рой ад и было развитие, «кошмар нарастал, чтобы взорваться кульминацией». Во второй же книге, по словам Константина, он сразу стал ощущать себя в этом аду без надежды на какую-либо перемену в ощущениях. «В «Боге мелочей» мне еще безумно нравились два плана развития сюжета: и реалистический, и волшебный. И этот магический сюжет, вернее, его элементы, есть и в «Министерстве…», но здесь мне кажется это абсолютно искусственным и неестественным».

На тему естественности изображения не только ирреалистической линии, но и Индии в целом, у экспертов даже разгорелся нешуточный спор. Писатель Александр Снегирев порассуждал о том, что Арундати удалось уйти от штампов («Если ты пишешь про Индию, от тебя ждут рассказов про детей в коробках, если про Россию — ждут ГУЛАГ»), и хотя бы одно это делает ее «большим писателем и настоящим художником».

Он же, впрочем, заметил и то, что это отнюдь не делает ее универсальным писателем. Ведь стиль, разумеется, у нее совершенно особенный. Это подтвердил и Николай Александров: «Для того, чтобы окунуться в социальную проблематику Индии, мне совершенно не обязательно читать роман. Для меня любопытно в нем больше то, как это все будет выстраиваться. Роман необыкновенно, просто фантастически красочный, да и открывается с феноменально сказочной картинки. Красочность речи, одежды, поэзии складываются в одну картинку». Но у этого есть и другая сторона вопроса: не становится ли книга из-за подобного огромного количества ярких красок похожей на фильмы Болливуда? Тут уж возмутилась Клариса Пульсон, в противовес сказав, что в этих картинках, в отличие от своеобразно известного индийского кинематографа, отчетливо просвечивают общечеловеческие проблемы:


«Картинки — это грим, за которым видно всеобщую ненависть друг к другу».


02.12.2018

Просмотры: 0
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ