Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Нонфикшн-новости-детская-литература

Субботний аттракцион

«Детская литература: культурный код или субкультура» — круглый стол

Текст и фото: Ксения Молдавская
На фото: Ольга Бухина и Артур Гиваргизов

Традиционно на субботу на детской площадке выпадают самые интересные встречи. Писатели Григорий Кружков, Михаил Яснов, Артур Гиваргизов, Светлана Лаврова, Ая эН, Анастасия Строкина, Дина Бурачевская, Ольга Громова, Жвалевский/Пастернак, художники Максим Митрофанов, Евгений Антоненков, Михаил Бычков раздавали автографы и беседовали с читателями. Вечный аттракцион «А можно мой ребенок с вами сфотографируется?» работал без перебоев. Дети фотографировались, мастерили, рисовали, сочиняли лимерики и дискутировали о книжках.

Взрослые тоже дискутировали и, возможно, даже подрались бы, но времени не хватило.

Вообще-то, конечно, это преувеличение. Не на каждой взрослой встрече публика рвалась в бой: Ирину Лукьянову, рассказывавшую сперва о «Крокодиле» Чуковского, а потом о счастливой жизни с трудным ребенком, слушали внимательно. Восхищенно и благоговейно внимали поэтам Ивану Ахметьеву и Герману Лукомникову, рассказывающим о неподцензурной детской поэзии. Конспектировали выступление психолога Екатерины Мурашовой. А вот


на круглом столе «Детская литература: культурный код или субкультура» действительно чуть не поцапались, даже не доходя до субкультуры.


Модераторы дискуссии Алексей Копейкин и Ольга Виноградова (РГДБ) практически сразу приравняли культурный код к канону, и дальше разговор пошел уже о каноне. Правда, доцент Университета Печати Елена Мжельская в существовании канона усомнилась, а литературовед и переводчик Ольга Бухина ее практически поддержала: «Канон был да сплыл», — но потом все же заговорила об изучении канона: интересно, кто его формирует и зачем, как в нем живут переводная литература, малышовая, литература для младших подростков. Естественно, после этого разговор перекинулся на списки. Нынче все кому не лень любят составлять рекомендательные списки для детей. Кому не лень и что и почему в списки входит — вопрос отдельный и предполагающий ответы один другого печальнее. «Исследователи детской литературы канон не формируют, — мрачно констатировала Светлана Маслинская (Сектор детской литературы Пушкинского Дома), — его формируют педагоги». От лица педагогов высказалась Светлана Климанова, учитель-словесник «Школы на Хавской»: канон формируют не педагоги, а ФГОСы, потому что учителя на каждом этапе обучения должны оценивать компетенции школьников по понятным и четко прописанным критериям. А регионального ада добавила к сказанному Наталья Полянская, библиотекарь из Владивостока: дети, по ее словам, не знают современной литературы, потому что взрослые, от которых они всячески зависят, отказывают ей в праве считаться литературой и вместо тех же Жвалевского/Пастернак директивно покупают Тургенева. «Вообще-то у нас сейчас несколько подвижных канонов, — решительно вступила в дискуссию Мария Порядина (Российская книжная палата). — Это школьная классика, канон мамочек-бабушек, канон библиотечный и канон собственно детский, которым дети между собой обмениваются». Мысль Порядиной продолжила психолог Екатерина Мурашова: «Все люди очень разные, и они очень плохо понимают друг друга. Школьный канон — это попытка создать единые коды доступа». Ну а дальше конспектировать стало решительно невозможно: ценители детской литературы, писатели и исследователи со всех сторон тянулись к микрофону, время поджимало (часа на такую дискуссию явно мало!), высказаться хотели все и не по одному разу, к субкультуре даже и близко не подошли — зато и не подрались. Хорошо подискутировали, надо б продолжить. А то тема-то не раскрыта.

Просмотры: 615
03.12.2017

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ