Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Магадан

Текст и коллаж: ГодЛитературы.РФ
Фрагмент и обложка предоставлены издательством

Олег Куваев — наполовину писатель, наполовину геолог, причем вторая половина, пожалуй, все-таки «поувесистее» будет — за сорок лет жизни написал не так уж много: несколько десятков рассказов, десяток повестей и два романа, один из которых так и не успел окончить. Зато тот, что успел — «Территория», — в 70-х многомиллионными тиражами прогремел по всему СССР и даже за его пределами: только немецкий перевод по новой издавали раз десять. Громыхание это, к слову, не утихло до сих пор — четыре года назад выходила очередная экранизация, а в фейсбуке легко можно наткнуться на совсем уж свежие споры о том, «хайпил» Куваев на «социалке» или не «хайпил».

«Поразивший меня смысл романа был не в том, что человек дороже золота. Это банальная мысль. Поразивший меня смысл заключался в том, что в жизни есть ценности, которые дороже человеческой жизни. Герои Олега Куваева не любили говорить об этих ценностях, но они знали о них», — так отвечал на этот вопрос, не зная самого вопроса, Павел Басинский. А потому думается, что в конечном счете своим успехом «Территория» обязана не каким-то социальным и художественным надстройкам, а уникальному человеческому опыту, который автору удалось (см. цитату выше) переплавить в общечеловеческий. Роман о золотодобыче на Чукотке в конце 1940-х — начале 1950-х гг. банально не случился бы, не будь в жизни Куваева геологии и сумасшедших экспедиций на совершенно неземной — для европейских жителей — Север.

Словом, биографическая книга об Олеге Куваеве напрашивалась сама собой и наконец напросилась. Отдельно заметим, что что одним из ее авторов стал владивостокский писатель Василий Авченко, у которого с Дальним Востоком свои — долгие и нежные — отношения.

Василий Авченко, Алексей Коровашко. «Олег Куваев: повесть о нерегламентированном человеке»
М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2020

Марсианские закаты в коричневом углу карты

Когда в его жизни впервые возникло слово «Чукотка», неизвестно. Сам Куваев потом напишет, что его кровать в студенческом общежитии на Дорогомиловке стояла так, что взгляд постоянно упирался в правый верхний угол висевшей на стене географической карты СССР.

Про этот выкрашенный коричневым угол «даже в лекциях по геологии Союза говорилось не очень внятно»: он был тогда если не белым, то вполне себе серым пятном.
Возможно, именно поэтому темой дипломной работы Куваев выбрал Чукотку и в 1957 году отправился туда на преддипломную практику.

Вместе с Куваевым на Чукотку поехали однокурсники — Юрий Мартынов, Владимир Воропаев, Михаил Блажеев, Вячеслав Москвин. Летели берегом Ледовитого океана несколько суток, застревая из-за непогоды то в Тикси, то в Нижних Крестах.

Экспедиция базировалась на востоке Чукотки в посёлке Провидения, в одноимённой бухте. Какие чудесные — серьёзные, поэтичные, проникнутые ещё первопроходческой надеждой и верой — названия у этих северных посёлков и берегов: от бухты Провидения до бухты Преображения, от островов Серых Гусей и мыса Сердце-Камень до Шалауровой Избы, залива Креста и Нижних Крестов…

Здесь Куваев познакомился с опытным геологом Андреем Петровичем Поповым, с которым они подружатся. Тот так описывал дипломника, не походившего на «чечако» (этим словом, заимствованным из языка североамериканских индейцев, в «Смоке Беллью» Джека Лондона называют новичков-золотоискателей): «Был немногословен, сдержан. К его словам прислушиваются и редко оспаривают. Чувствуется, серьёзность и сдержанность придают его словам какой-то ненавязчивый товарищеский авторитет… От Куваева (фамилии его я тогда ещё не знал) исходила внутренняя сдержанная сила. Она и отличала его от сверстников, тоже не рядовых ребят. В будущем почти все они получили учёные степени, став кандидатами и докторами». Разве что, добавим, сам Куваев не стал. Его «диссертациями» будут книги.

Попов, Куваев, Москвин оказались в партии Виктора Ольховика. «Партия эта принадлежала весьма солидной “номерной” организации, а потому и экипирована была очень хорошо…» — вспоминал журналист, прозаик Владимир Курбатов, подружившийся с Куваевым несколько позже в Певеке (не путать с критиком Валентином Курбатовым, который впоследствии также писал о творчестве Куваева).

Погрузив несколько тонн груза на «рейнский речной пароходик» под названием «Белёк» — «остатки репараций, невесть как попавшие на Север», — геологи вышли морем в направлении бухты Преображения, к старинному чукотскому стойбищу Нунлигран. Один из кочегаров заболел, спортивные Куваев и Москвин (несколько лет спустя, по воспоминаниям геолога Эдуарда Морозова, он оставил геологию и перевёлся в «службу телохранителей ВЦСПС») решили помочь — и с непривычки вымотались до полной потери сил.
Разгружались в Нунлигране. «Яранги оленеводов, пришедших из тундры, располагались в стороне, на обрывистом берегу ручья, яранги морских охотников стояли прямо на галечниковом валу. Из яранг в любое время можно было видеть море и вельботы, возвращавшиеся с охоты. Здесь же на берегу у воды круглыми сутками сидели старики в тюленьих штанах, в характерной позе: ноги сидящего были вытянуты под прямым углом к туловищу…

Если вельбот приходил в штормовую погоду, квадратные куски моржового мяса кидались в воду и весь посёлок вылавливал их крюками вроде тех, что употребляются на лесных пристанях. По гальке и траве двадцатикилограммовые куски мяса тащились к ямам, где консервировался копальхен — особый продукт, выработанный тысячелетним опытом морских охотников… В вечной мерзлоте, в чистом чукотском воздухе мало микробов, и мясо не гниёт, а как бы закисает… Несмотря на специфический запах и вид, копальхен обладает своеобразным вкусом, и к нему быстро привыкаешь», — вспоминал Куваев. Здесь он впервые наблюдал за тем, как делают чукотскую байдару. «Кораблестроителем» выступал старый мастер Анкаун, которого Куваев потом вспомнит в очерке «В стране неторопливых людей»: «Чукотскую, или эскимосскую, байдару можно, я думаю, поставить в истории человечества в один ряд с колесом. И в тех владивостокских вельботах, что лежат около воды возле чукотских посёлков, как во всяком морском судне — пусть оно построено по чертежам, рассчитанным с применением всей современной математики, — есть та одухотворённость, которая была вложена когда-то в своё дело великими мастерами прошлого, а среди них и предками Анкауна».

Куваев записывает чукотские слова, пробует описать тундру… — всё это потом будет им использовано. Размышляет о границах и возможностях рационального мышления, что впоследствии будет так занимать Чинкова, главного героя романа «Территория». Пишет иронические стихи:

…Заползают мысли
В мозговую клетку.
Что с Чукоткой будет
В эту пятилетку?

Или:

Прощай, угрюмая Чукотка,
Страна камней,
Страна дождей,
Страна повышенных окладов
И проспиртованных людей.

«Ещё в бухте Преображения я понял, что погиб, — скажет он позже. — Ничего похожего мне видеть не приходилось, как не приходилось раньше ходить на вельботах за моржами с чукчами, охотиться с резиновых лодок в море». Из Преображения партия на двух тракторах, вышедших из Провидения двумя месяцами раньше, отправилась на запад — к реке Эргувеем и дальше к заливу Креста, чтобы вести геологическую съёмку этой слабоизученной местности. В задание были включены и поиски: можно было ожидать проявлений золота и киновари — ртутной руды.

Тракторные гусеницы месили тундру, срывая травяной покров. Сваренные из труб полозья врезались в почву, на многие годы оставляя блестящие коричневые следы. Приятной прогулкой эту поездку на тракторных санях назвать было трудно. «Перегруженные сани поминутно застревали. Они нагребали вал грунта перед собой, трактор глох, и надо было в мешанине содранных кочек нащупать водило саней, вынуть шкворень, чтобы трактор отошёл, прицепить сани с другого конца, оттащить их обратно, снова отцепить трактор и прицепить его к переднему концу саней. Приходилось нащупывать броды в десятках речек, бегущих к Берингову морю, а на остановках снимать тонну груза с верхних саней и вытаскивать снизу двухсоткилограммовые бочки с соляркой. Брошенные пустые бочки из-под солярки и груды вспаханной земли отмечали наш путь», — вспоминал Куваев, которого вместе с Москвиным с учётом их кочегарских подвигов и физподготовки определили в «прицепно-отцепную команду». Сани останавливались каждые двадцать минут, парни ходили вымазанные в торфяной жиже и даже во сне выплёвывали изо рта глину, камешки и корешки. В первый же день пришлось заниматься ремонтом трактора — с редуктора сорвало пробку, масло вытекло. Сезон начали с опозданием на полтора месяца. На четырёхмесячную программу осталось два с половиной месяца. Геологам пришлось ходить в пешие маршруты по 30–40 километров. Куваев пишет: «Начались нечеловеческие “десанты”, когда всё — от спальных мешков и палаток до примуса и керосина — люди несли на себе. Мы разбивали стоянки в молчаливых горных долинах, встречали пастухов, и всюду была тундра, очарование которой, кажется, ещё никому не удалось передать. Я вырос в вятских лесах, но меня тянуло именно в безлесные пространства вроде тянь-шаньских предгорий или чукотской тундры».

В июле повалил снег. Годом раньше во время июльского снегопада в одной из партий той же экспедиции погибли четверо. Не обошлось без несчастья и теперь: рязанского парня Виктора Касьянова разбил паралич, отнялись ноги. Оказалось, он с детства страдал ревматизмом, но скрывал это, боясь, что не возьмут в геологи. Промывание шлихов (то есть приготовление «экстрактов» из рудоносного грунта) в ледяной воде дало закономерный результат. Больного отправили на санях в Уэлькаль на западном берегу залива Креста. Потом кончилась солярка. Вызвали самолёт Ан-2, он сбросил три бочки. Две из них, пропахав верхний талый слой, врезались в мерзлоту и разбились, солярка вытекла. В довершение всего трактор провалился в солифлюкционный талик — плывун жидкого грунта. Подъехавший на выручку второй трактор тоже ушёл по крышу в ледяную грязь. Чтобы не сорвать программу работ, Ольховик разбил партию на две группы: одна откапывает трактора, другая продолжает маршруты.


«Тундра вокруг тракторов превратилась уже в какое-то громадное болото, и посреди этого болота, как островки, торчали кабины тракторов… Наконец один трактор был освобождён до гусениц. Но случилась новая беда — он не желал заводиться. Двигатель был забит спёкшейся в камень грязью. Оба тракториста сутки бились около него, но вдруг пошёл дождь, яма заплыла жидкой грязью, и вся работа пошла насмарку»,


— писал Куваев. Съёмщики Кольчевников, Ольховик, Попов «закатывали» невероятные по длительности маршруты. Попов вспоминал: «Самостоятельные маршруты и полевое картирование по методическим указаниям разрешается инженерному составу. Студент-практикант числится коллектором, т.е. техником, не имеющим права самостоятельно проводить съёмку. При создавшихся условиях было сделано исключение: к ведению самостоятельных полевых работ как наиболее подготовленный был допущен Куваев… Все маршруты Олега были приняты как кондиционные и контрольных проверок не потребовали».

Сезон запомнился не только тонущими тракторами. Шла оттепель, в палатке бушевали споры. Куваев потом будет вспоминать: сам он был в лагере «сталинистов», а Попов возглавлял группу «Долой тиранов». Попов рассказывал: «В спорах, как и в других жизненных ситуациях, Олег был сдержан, по-настоящему интеллигентен. Ему нужна была не победа “во что бы то ни стало”, не торжество полемиста, а выяснение объективной картины спора, приемлемой если не всеми, то большинством шатровой палатки».

В августе, когда прекратились дожди, тракторы наконец удалось вызволить и даже оживить. Но в партии оставалось мало продуктов, а дальнейшие работы требовали высокой квалификации. В сентябре Ольховик решил отправить груз и откомандировать студентов, оставив в поле только кадровый состав. Куваева и Москвина нужно было доставить на мыс Нутепельмен у входа в залив Креста. Там бы их встретили колхозные вельботы, на которых парни должны были, перейдя сорокакилометровый залив, добраться до Уэлькаля. Однако, не доехав до Нутепельмена, измученный трактор встал: разорвало блок двигателя. Машина навсегда осталась ржаветь в тундре как памятник геологии ХХ века, а студенты, взвалив
на спины рюкзаки, пошли пешком.

К мысу Нутепельмен вышли ночью. Пережидали шторм в землянке промысловика, у которого была дочь Анютка. «За эти четыре дня мы почти целиком съели молодого моржа, убитого охотниками по дороге; и никто из нас об этом “потерянном” времени не жалел, ибо все наши дни были посвящены серьёзнейшим беседам с Анюткой и осмотрам её… хозяйства, в котором детские игры сочетались с настоящими заботами женщины-чукчанки… Мы оставили ей ворох “богатств”, ибо Анютке ещё предстояло коротать долгую зиму, без общества других детей, наедине с отцом, а в школу лишь через год, хотя она уже заботливо, до дыр изучила свой первый букварь», — вспоминал Куваев; эта девочка ещё появится и в его очерке «В стране неторопливых людей», и в рассказе «Анютка, Хыш, свирепый Макавеев».
«Над заливом каждый вечер повисали ужасные марсианские закаты на полнеба. Всё это меня окончательно доконало…» — так заканчивался первый полевой сезон Куваева на Чукотке, на всю жизнь определивший его географические и творческие ориентиры.

Чукотка тогда входила в состав Магаданской области. По пути в Москву Куваев — студент шестого курса, уже готовившийся к защите диплома, — договорился в Магадане о том, чтобы на него в институт отправили заявку. Почему он учился не пять лет, а почти шесть, рассказывает магаданский геофизик, доктор геолого-минералогических наук Борис Седов (р. 1933): «Олега готовили к решению одной из главных задач того времени для
СССР — поиску урана. Когда наши изобрели атомную бомбу, стало ясно: для создания “ядерного щита”, способного защитить свободный мир социалистического лагеря от империалистического Запада, требуется уран. Месторождения урана у нас уже эксплуатировались, но теперь его понадобилось гораздо больше. Что-то похожее происходило и за океаном, причём в США поступили, как во времена золотой лихорадки на Юконе: разрешили искать уран всем желающим за вознаграждение. А у нас всё делали секретно: закрытые институты, невыездные сотрудники… Началась подготовка инженеров-спецгеофизиков с увеличенным сроком обучения. Всех, кто кончал профильные вузы — Ленинградский горный, Московский геологоразведочный, — заставили учиться дополнительно. Я учился пять лет, Олег — пять с половиной. У них были закрытые лекции и лабораторные занятия, секретные библиотеки. Иностранцев на эту специальность не брали, за секретность доплачивали к стипендии. Одновременно в техникумах готовили радиометристов для массовых поисков».

15 февраля 1958 года решением государственной экзаменационной комиссии О.М. Куваеву, успешно окончившему полный курс по специальности «Геофизические методы разведки месторождений полезных ископаемых», присвоили квалификацию горного инженера-геофизика и выдали диплом с отличием за номером Л088132 (по «урановым» же причинам, говорит Седов, на дипломной работе Куваева должен стоять гриф «секретно»). На Олега пришла заявка из Магадана, но ему ещё пришлось пообивать пороги: его группу готовили к работам иного профиля. Однако Куваев своего добился и был распределён на Северо-Восток.

Бухта Провидения оправдала своё магическое имя.

Текст: Михаил Визель
Фото с сайта http://hunterpress.ru
На фото: Андрей Усачев (слева) и Игорь Олейников у магаданской Маски скорби

Андрей Усачев и Игорь Олейников — писатель и художник, не нуждающиеся в представлении. Первый — автор «Умной собачки Сони», «Дедморозковки» и еще доброй (действительно доброй) сотни книг в стихах и прозе. Второй — лауреат премии Андерсена, один из немногих художников, узнаваемых буквально по одному штриху. Объединившись во время поездки по Колымскому краю, они сообща придумали и сделали эту книгу — колымские легенды, нашептанные Усачеву местным жителем — «Вороном Юкагирычем» и увиденные Олейниковым.

В книгу вошли 15 «новых легенд Колымы»: «Великий потоп, или Почему киты больше не подходят к берегу», «Как Топорок и Ипатка собирались на бал», «Почему горбуша идет на нерест», «Откуда взялась мошка», «Самая длинная песня», «Озеро Танцующих Хариусов», «Кто такие шаманы», «Три волшебных слова, или Злые духи Бутугычага», «Как Медведь золото мыл», «Золотая Колыма», «Как люди стали птицами», «Как человек оленя обманул», «Железные звери», «Небесная соль» и «Прискачи ко мне, олешек!».

Книгу заказало и планирует выпустить магаданское издательство «Охотник» — причем выпустить на высочайшем уровне, без скидки на «далеко от Москвы». Но поскольку Магадан действительно далеко от Москвы, оно обратилось за помощью к будущим читателям. То есть, говоря по-современному, объявило краудфандинг. Подчеркивая при этом, что таким образом предполагает добрать только одну треть необходимой суммы, а две трети изыскать самостоятельно. Крайний Север — он приучает к самостоятельности.


Принять участие в краудфандинге на сайте Planeta.ru

Текст: Наталья Соколова/РГ
Фото: mos.ru

С 21 на 22 апреля в седьмой раз по всей России пройдет всероссийская акция «Библионочь». Все библиотеки страны будут открыты до 12 ночи, а некоторые даже до утра. Только в Москве в 440 библиотеках пройдет более 100 встреч с писателями, около 150 мастер-классов, примерно 30 спектаклей, будут и необычные форматы — квесты, концерты и читки. Также к акции присоединятся культурные центры, театры, музеи-заповедники. Кстати, все это совершенно бесплатно. Для некоторых мероприятий потребуется регистрация просто потому, что библиотеки не смогут вместить всех желающих, некоторые мероприятия пройдут на день раньше — 20 апреля


В этом году акцию посвятили 200-летию со дня рождения Ивана Тургенева. 


Библионочь в РГБ1. Капустник в Российской государственной библиотеке

В 21:00 в конференц-зале начнутся «БеспринцЫпные чтения»: известные актеры театра и кино, теле- и радиоведущие будут читать лирико-сатирические рассказы современных писателей. Участвуют: Ингеборга Дапкунайте, Любовь Толкалина, Катерина Шпица, Дмитрий Чеботарев и другие. Литература, театр, стендап и капустник причудливо смешаются на пару часов.

Кстати, до капустника на встречу с читателями придет автор нашумевших романов «Тобол» и «Географ глобус пропил» Алексей Иванов. Стоит заглянуть и на встречу с Александром Архангельским. Беседа под названием «Герой другого времени: как литература отражает эпоху» приурочена к выходу нового романа писателя «Бюро проверки». А на Мраморной лестнице режиссер Алексей Герман-младший покажет свой новый фильм «Довлатов». 

Библионочь в Иностранке2. «Имаджинариум» в Библиотеке иностранной литературы

Вам когда-нибудь хотелось посетить места действия любимых книг? Или же вы любите придумывать свои сюжеты и концовки? А хотите отправиться в Нарнию или Хогвартс в самую длинную библиотечную ночь года? В «Библионочь» возможно всё: гостей ждут квесты по книгохранилищу, путешествия по местам действия известных книг, воркшопы по реставрации книг, шоу «Цветы Миро», в котором сольются современный танец, испанская поэзия и музыка.

Библионочь в РГБМ3. «Магия книги» в Российской государственной библиотеке молодежи

Здесь устроят литературный квиз. Словечко новое: буквально оно означает соревнование, в ходе которого один или несколько участников отвечают на поставленные им вопросы. Кто лучше всего подкован в жанрах, авторах, героях, выяснят в РГБМ. Также здесь приглашают на лекцию Алексея Борисова «Первые шаги к другим мирам», в основу которой легли исследования Стивена Хокинга, посвященные возможностям переселения людей на другие планеты. Еще одна лекция посвящена 200-летию Тургенева — «Жизнь «Призраков» Тургенева в XXI веке». А на исходе ночи художники-волонтеры нарисуют полотно, где изображены герои разных литературных эпох. Все желающие могут присоединиться.

Библионочь в Тарханах4. Буккроссинг в лермонтовских «Тарханах»

Входным билетом в музей в эту ночь будет художественная книга (любая), которую вы привезете с собой. Во время «Путешествия в историю» гостям расскажут о процессе создания книги — от древних надписей на скалах до современных технологий. Будет и книжный розыгрыш: в качестве награды — книги, те самые, что посетители принесут с собой. Буккроссинг во всей своей красе. 

Библионочь в Магадане5. Поиски мамонтенка Димы в Магаданской областной универсальной научной библиотеке им. А. С. Пушкина

Игра-квест для детей «В поисках Димы» посвящена удивительной находке, сделанной старателями в 1977 году в толще вечной мерзлоты Сусуманского района — ископаемому семимесячному мамонтенку, получившему трогательное имя Дима. Кстати, это был первый в мире мамонт, найденный целиком, что позволило ученым очень многое узнать об ископаемых животных. 

Библионочь в Челябинске6. Рисуем песком и спасаем Муму в Челябинской детской библиотеке им. В. В. Маяковского

Участники смогут стать фикрайтерами и сочинить свой фанфик — другой финал рассказа Тургенева «Муму», приняв участие в игре «Спаси Муму!». Студия «Видимо-невидимо» научит рисовать песком и сочинять истории про песочных друзей. По окончании челябинский театр песочной живописи и теней «Скарабей» представит спектакль «Алые паруса». А еще герои сказки «Холодное сердце» проведут эксперименты с холодом и мыльными пузырями.

Библионочь в Иркутске7. Флешмоб в Иркутской областной государственной универсальной научной библиотеке 

Для читателей будет работать «Мастерская Гутенберга» — увлекательный реставрационный квест. А завершится «Библионочь-2018» флешмобом с фонариками с участием всех гостей мероприятия.

Библионочь в Перми8. Гарри Поттер в Пермской краевой универсальной библиотеке

Перед интерактивной игрой «Магия Гарри Поттера» волшебная Распределяющая Шляпа разделит участников на два факультета Школы чародейства и волшебства «Хогвартс»: Гриффиндор и Слизерин. Факультеты будут соревноваться между собой, зарабатывая в различных конкурсах баллы для своей команды.

Библионочь в Челябинской областной библиотеке9. За чашечкой кофе в Челябинской областной универсальной научной библиотеке

Герои известных книг оживут, а посетителей пригласят побаловать себя чашечкой ароматного кофе, научиться танцевать аргентинское танго и вытащить кролика из шляпы. Всех ждут: тайные комнаты, книжный своп, комната страшилок, фотозоны, битва интуиций, мультипликация, комиксы, мини-кинотеатр, мастер-класс по реставрации, театр теней.

Библионочь в Мурманске10. Маленькая Япония в Мурманской детско-юношеской библиотеке

Немало событий этой «Библионочи» будет посвящено Году России в Японии. В Мурманской библиотеке пройдет полное погружение в мир японской культуры. Здесь можно будет поучаствовать в шуточных боях борцов сумо, послушать и почитать переводы детских стихов с японского, собрать пазлы, сложить оригами, узнать, как правильно провести чайную церемонию, поиграть в традиционные японские игры, поучиться рисовать иероглифы. 

Библионочь в Библиотеке друзей11. Терри Пратчетт в Библиотеке друзей

В Питере на Московском шоссе работает необычное пространство — Библиотека друзей: в ней все как и везде — книгохранилище, читальный зал, но одновременно эта библиотека — свободное пространство с залами для мероприятий, настольных игр и лекций. В «Библионочь» здесь развернется ярмарка с бродячими актерами и торговцами. Также будет работать таверна «Залатанный барабан», здесь усталых путников пригласят играть в легендарные настолки по мотивам Плоского мира, созданного известным писателем-фантастом Терри Пратчеттом.

Библионочь в Елабуге12. Состязания по декламации в Библиотеке Серебряного века Елабужского государственного музея-заповедника

Здесь будет работать интерактивная зона «Переговори Сказочника», где все желающие смогут попробовать свои силы в «театре одного актера». А для ценителей творчества Марины Цветаевой каждый час будет работать интеллект-тайм. Кстати, только в эту ночь у всех будет уникальная возможность совершить экскурсию в фондохранилище Библиотеки Серебряного века. 

Библионочь в Центре британской книги13. Франкенштейн в питерском Центре британской книги

«Ужасную» программу, посвященную одному из известных кинозлодеев, откроет лекция «Страх в английской культуре: чем пугают детей и кого пугают дети?». Разговор пойдет о жутком в детских и подростковых жанрах и о том, как детское становится категорией ужасного во взрослой литературе. Тему продолжит разговорный клуб на английском языке, а ближе к ночи — чтобы все испугались, в 22:00, состоится показ одной из киноверсий «Франкенштейна».

Библионочь в Нерчинском музее14. Редкие фолианты в Нерчинском краеведческом музее

Только накануне «Библионочи» посетители музея смогут не просто увидеть редчайшие издания XVIII—XIX веков, но и полистать их и даже почитать. Тематика книг разнообразна. Это и церковные раритеты из сохранившихся и давно разрушенных храмов Нерчинска и окрестных сел, и научные, энциклопедические издания, рекламные журналы, книги по истории Нерчинска, Забайкалья и Сибири в целом, а также старинные фотоальбомы.

Библионочь в Библиотеке Добролюбова15. «Подросток в большом городе» в Библиотеке № 3 им. Добролюбова

Посетители смогут увидеть результаты сотрудничества библиотеки с молодыми художниками на выставке проекта «ЗинЛаб»; с психологическим центром для подростков «Перекресток»; с проектом «Арт-абонемент» на занятиях для детей и подростков по искусству, кино, литературе. Также здесь пройдет открытый урок поэтической студии для подростков «18-». Дискуссию «Как чтение вообще и детская литература в частности развивают эмпатию» проведут авторы и издатели современной детской и подростковой литературы. Участники художественной части проекта «Граффити: искусство или хулиганство?» организуют просмотр документального фильма «Выход через сувенирную лавку» и дискуссию.


НАВИГАТОР
Конечно же, это не вся программа «Библионочи». Полную версию с датами, временем проведения и особенностями регистрации можно найти на сайте

Также портал ГодЛитературы.РФ приготовил свой навигатор по самым интересным событиям акции, который ежедневно обновляется. 

ИЩИТЕ СВОЙ ГОРОД

КСТАТИ
Обычные и интернет-магазины весь день 21 апреля будут продавать книги с дисконтом. К примеру, «Московский дом книги» на 30% скинет цены на Тургенева, а в «Библио-Глобусе» дадут скидку 25% покупателям по паролю «Всероссийская акция «Библионочь».

Интервью и фото: Михаил Визель/ГодЛитературы.РФ
Фотографии обложек с сайта hunterpress.ru

Магаданское издательство «Охотник» попало в поле зрения «Года литературы» после того, как изданный им двухтомник эвенского писателя Константина Ханькана получил премию имени Юрия Рытхэу. Изучив сайт издательства, мы с удовольствием констатировали отсутствие в нем какой бы то ни было провинциальности и «самопальности». А еще приятнее было то, что на сайте полностью выложены PDF практически всех изданных им книг. Познакомившись во время фестиваля «Красная площадь» с продукцией издательства в «офлайне», например, с книгой авторских сказок Чины Моторовой, мы убедились — она сделана не хуже. А даже лучше. И решили расспросить директора издательства Павла Жданова: как им это удается?
А потом спросили советника президента Владимира Ильича Толстого: как сделать так, чтобы книги региональных издательств оказались доступны в столицах (где, что ни говори, квалифицированных читателей больше) не только во время фестиваля?

На вашем стенде на Красной площади представлены прекрасные книги самых разных жанров: от детских авторских сказок до книг исторических, мемуарных, современной прозы. Можно ли эти книги увидеть и купить в Москве, в Петербурге, в Новосибирске за рамками фестиваля?
IMG_6213Павел Жданов: К сожалению, нет. В прошлом году я предпринял достаточно активные попытки через «Москву», через «Буквоед» решить эти вопросы. Но те условия, которые они ставили, для нас вообще неприемлемы. Та же самая


«Москва» сказала: нас интересует книга в том случае, если вы сможете обеспечить нам прибыль — не оборот, а прибыль! — в 50 тысяч рублей.


В какой срок?
Издательство Охотник МагаданПавел Жданов: В месяц. Но это же «Гарри Поттер»… Мы могли бы продать тираж, но вся прибыль вряд ли бы составила, если в разумных пределах накручивать, 50 тысяч, потому что на маленьких тиражах, вы понимаете, себестоимость достаточно высока. Тот процент, который московские, питерские магазины предлагают, — это нереально для покупателя. Мы прекрасно понимаем, что эти книги великолепны, я без ложной скромности могу сказать, но за полторы тысячи купят пять, двадцать, тридцать человек. Но 500 человек уже не купят книгу за полторы тысячи. Поэтому мы продаем у себя, с удовольствием выкладываем на сайт.


Как только у нас книга вышла, и как только мы ее презентовали, мы сразу же ее выкладываем в PDF. По той самой причине, что наша задача — не заработать, как это ни странно, может быть, звучит, а дать возможность людям прочитать эти книги. Распространители могут спокойно скачать, распечатать, сделать все что угодно с книгой.


Раз прочитав, они все равно хотят купить ее.

А зайти в региональные сети не получается?
Издательство Охотник МагаданПавел Жданов: Честно говоря, мы не предпринимали таких попыток. Достаточно напряженно работаем. Знаете, всегда делаешь выбор между временными затратами на издание книги. А так как мы в темпе работаем, для того чтобы качественно и быстро работать, отвлекаться на какие-то такие вещи просто не хочется… У нас еще много путешествий помимо этого. Мы много фотографируем и используем съемки в других проектах. То, о чем вы говорите, это занимает время. К сожалению, не предпринимали таких попыток.

Меня приятно поразило полиграфическое качество ваших книг. Где вы печатаетесь?
Павел Жданов: У нас 99 процентов выпущено в Петербурге. Это традиция.


Магадан с древнейших времен — это Петербург.


Это заключенные и незаключенные архитекторы, которые строили город. Поэтому его архитектура чем-то напоминает архитектуру Петербурга. Это горные геологи и горные инженеры, особенно первая волна, она вся была петербуржская. Это были Билибин, Цареградский, Вознесенский, они все окончили Ленинградский горный институт. И после этого, естественно, люди были. И как-то сложилось, и транспортная схема, и личные связи: у нас огромное количество людей живет в Петербурге. Мы с удовольствием с этим городом работаем. И это дешевле, чем в Москве. Даже с доставкой.

99956240880c07ec362b62d98d1be853При всем уважении к историческим культурным связям, все-таки Магадан и Петербург — две прямо противоположные точки нашей гигантской страны. При этом у вас там под боком такие мощнейшие полиграфические базы, как китайская полиграфия, южнокорейские, японские типографии. Не пробовали с ними работать? Это же ближе, чисто географически.
Павел Жданов: Сейчас по изменению курса уже невыгодно. На тиражах 3-5 тысяч экземпляров по-прежнему выгодно с Китаем работать. Но на тиражах в 500-800-1500 экземпляров это уже неинтересно ни китайцам, ни нам. Потому что выгоднее по-прежнему печатать у себя. Тем более типографии российские, в данном случае петербургские, остались, во всяком случае, с нами, со старейшими клиентами, в тех ценовых рамках, которые были до кризиса. И спасибо им за это. Потому что иначе пришлось бы закрыться и перестать работать. Финансовый вопрос — один из важнейших. Слава Богу, в какой-то степени благодаря нашему издательству мы пытаемся возродить институт меценатства. И огромная благодарность целому ряду предпринимателей, которые помогают нам в изданиях. У большинства из них мы не просим денег: «Дайте нам».


Мы говорим: «Инвестируйте, мы вам вернем».


Возвращаете?
Павел Жданов: Возвращаем, но тут же просим обратно.

Вы издаете только местных авторов? Например, может к вам обратиться по электронной почте автор из того же Петербурга, из Москвы, откуда-нибудь еще?
Издательство Охотник МагаданПавел Жданов: Я вам расскажу два варианта. Мы можем собрать книгу за его деньги, почему нет. Мы любую работу для любого заказчика делаем, могу с гордостью сказать, очень качественно. Нас не интересует кто, и даже что — нас не интересует. Нас интересует, что мы должны сделать хорошо. Вот это самый важный принцип. Поэтому мы бы с удовольствием сделали. Мы делали для Калуги, делали для Твери. Конечно, мы стараемся работать со своими, в первую очередь, но талантливыми людьми. Это тоже важный фактор. Знаете, не хотелось бы, чтобы пришел какой-нибудь Иван и сказал: давайте я вам дам много денег, вы меня напечатаете.


Мы не хотим, чтобы под плохой прозой или поэзией стояло издательство «Охотник».


Потому что он всем будет говорить: «Я в издательстве “Охотник” напечатал книгу».
Мы работаем с другими авторами, но мы используем их в своих проектах. Сейчас мы делаем «Азбуку Севера». Эта книжка для детей 5-9 лет. Такая смесь, с одной стороны, энциклопедии, с другой — книжки с наклейками. 33 вида животных, растений, каких-то морских животных. Даже каких-то географических или климатических понятий, потому что твердый знак — это мороз.


Мы сейчас работаем с тремя авторами, которые к Магадану никакого отношения не имеют. Одна молодая женщина живет в Петербурге, одна в Словении, еще одна, художник, — на Украине. Это интересно, первый опыт у нас.


Здорово получается, очень интересно, кое-где находим компромиссы, потому что нужно объяснить, что так про Магадан нельзя. Потому что есть специфические вещи, которые вызовут улыбку у местного человека. Я думаю, получится замечательная книга. А Андрей Усачев согласился написать предисловие. Будет такой отличный проект, даже с наклейками — дети будут рады.

Ваш автор, которую вы презентовали здесь, Чина Моторова, — эвенка, автор двуязычный. Вы можете прикинуть, каков в вашем каталоге процент книг русских и двуязычных?
f9669530730e9bc2f7ae55a7de0700bbПавел Жданов: Процент двуязычных книг мал. Сейчас изменилась политика правительства Магаданской области в отношении коренных народов, не только эвенов, у нас же и коряки живут, и якуты. Мы в прошлом году выпустили книгу эвенских сказок, фольклорных. Это и побудило сделать следующую книгу. Там было на эвенском и русском языке, чтобы ребенок мог сразу изучать и эвенский язык, и использовать как учебное пособие при изучении эвенского языка в школе. Философия достаточно глубокая была. Чина Моторова интересна не только как детский проект, но и как проект для взрослых.


Многие люди живут на нашей территории и абсолютно не знают ни о географии, ни о народностях.


Мы с Усачевым обговорили, попробуем, удастся ли убедить правительство, Комитет по делам малочисленных народов Севера. Я думаю, они согласятся, и тогда мы сделаем для них эвенецкую азбуку, которая будет содержать эвенецкие слова, и какие-то детские стихи Усачева. Тут привлечение авторов со стороны — это не показатель того, что у нас нет своих. Мы с удовольствием работаем со своими авторами. Но здесь есть возможность соединить известное имя, бренд, с местным материалом и соответственно популяризировать и этот проект, и все остальные проекты в мире.

Это даст нам возможность развиваться.

В крупнейших книжных магазинах Рима, Милана одинаково часто можно встретить книги, изданные не только в этих двух городах, но и изданные в Турине, в Венеции, в Неаполе. Что нужно сделать, чтобы в России стало так же?

Павел Жданов:


Нужно изменить философию, мировосприятие тех людей, которые занимаются продажами.


2d250d1ed930d75659b86bb139e0877eВернемся к Петербургу. Количество людей из Петербурга, которые жили в Магадане, исчисляется десятками тысяч. У них есть дети, у них есть внуки, это же огромный рынок. Моя дочь, живущая в Петербурге, ее друзья, подруги, там много учится детей магаданских. Многие переезжают туда, те же самые геологи с удовольствием купили бы эти книги, в том же «Буквоеде». Наверное, это лень, инертность. Я недостаточно хорошо знаком с книжными продажами в крупных городах, я говорю о Питере, о Москве. Но мне кажется, в книжном магазине «Москва» продается Туманов. И очень активно продается. Если бы рядом с ним стояли наши книги из серии «Воспоминания геологов Дальстроя», о том же времени, о том же периоде, — это был бы взгляд на ту же ситуацию с другой стороны, из другого социума. И люди, которым интересен Туманов как автор книги и как человек, с удовольствием купили бы эти книги. Это полная загадка для меня. Мне говорят: «Тираж в 500 экземпляров — нам это не интересно, надо двигаться дальше». Я говорю: «Ребята, вы возьмите, я вам аудиторию обеспечу, я приведу туда людей за счет электронной почты, за счет сайта. Они придут, купят и приведут других людей. Это будет достаточно быстро».

Осуществляете ли вы со своего сайта интернет-продажи бумажных книг, рассылаете ли их?
Павел Жданов: Конечно. К нам обращаются не так много, мы всегда это делаем, иногда через почту, но с бòльшим удовольствием передаем книги. Это трудозатратно, но человеку всегда приятно, например, когда ему приносит кто-то и говорит, вот вам передали книгу, при этом не берут никаких денег. Просто отзвонились или встретились где-то, или вы приехали домой и отдали книгу.

Можно личный вопрос? Как вы сами оказались в Магадане?
Павел Жданов: Отец горный инженер, мама горный инженер. Отец окончил Тульский горный институт, мама там же училась, приехали в 63-м году работать на Север. Они вернулись на пенсию сюда, во Владимире живут, а я остался.


В. И. Толстой, советник президента России, председатель жюри премии «Ясная Поляна»:

tolstoy


Система книгораспространения в нашей огромной и логистически очень сложной стране разрушена дотла, ее практически не существует.


Восстановить ее чрезвычайно сложно. Конечно, сейчас есть надежда на электронные тексты, они в равной степени доступны и в Москве, и в Магадане. Но что касается печатной книги, надо все-таки убеждать государство, что с разрушением этих связей надо что-то делать.


Пока есть понимание, что надо что-то делать с разрушением связей национальных литератур внутри страны,


и уже есть ряд довольно серьезных поручений.

Это шаги, которые направлены на то, чтобы восстановить и переводы с национальных языков на русский, и распространение.


Возможно, в Москве будет открыт Дом национальной литературы.


Это предложение выдвинул на встрече с премьер-министром Дмитрием Медведевым ректор Литинститута Алексей Варламов. Туда могли бы приезжать писатели, проходить встречи. Так что в этом направлении движение пошло.

Надеюсь, что


следующим шагом будет налаживание «кровотока», обмена с региональными издательствами.


Может быть, кто-то сможет на месте печатать, и это окажется дешевле, чем транспортировка. Эти идеи сейчас прорабатываются, но я абсолютно убежден, что такое «внутреннее кровообращение» необходимо. Сердце, конечно, остается в Москве и Петербурге, но организм жизнеспособен, только если капилляры доходят до каждой точки.

Ссылки по теме:
Дмитрий Медведев встретился с книгоиздателями, 03.06.2016
Свободное издание Магадана, 05.06.2016
Нездешние книги, 02.06.2016
Медведь и волки, 15.03.2016

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ