Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Москва

Текст: ГодЛитературы.РФ
Фото: ВШЭ

C 21 по 24 ноября представители московских и региональных издательств, книжных домов и профильных изданий могут принять участие в бизнес-школе для молодых российских редакторов, книгоиздателей и книгораспространителей, организованной факультетом коммуникаций, медиа и дизайна Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Перед слушателями бизнес-школы выступят писатель, публицист и профессор НИУ ВШЭ Александр Архангельский, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов, доцент департамента медиа НИУ ВШЭ  Елена Шерстобоева, доктор культурологии Анна Новикова, а также представители Литрес, Bookmate и др.

Участники обсудят современные тенденции на международном и российском книжных рынках, рассмотрят инновационные модели управления книгоиздательским бизнесом, узнают о тонкостях правового регулирования книгоиздания в цифровом пространстве, поговорят об эффективных способах работы с аудиторией, а также посетят несколько практических мастер-классов.

Кстати, иногородним участникам предоставляется место в гостинице.

Бизнес-школа проводится при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. 

Подать заявку на участие и узнать подробности о бизнес-школе можно здесь.

Ссылки по теме:
Книгоиздание в России: проблемы и перспективы — 31.03.2017
Электронные книги съедают долю «бумаги» — 03.11.2017
Ridero. «Авторов действительно очень много…» — 20.09.2017
Slow Life — осознанная жизнь — 26.06.2017

Текст и подбор фото: Мария Воронова

Китайскими товарами мы пользуемся каждый день в огромном количестве: от простейших китайских чайников до сложнейших китайских смартфонов (которые мы называем американскими или корейскими — а китайцы, как обычно, не спорят). Но о китайской поэзии нам не известно почти ничего. Ду Фу, в отличие от Еврипида или Шекспира, не проходят в школах, а в институтах — разве что на факультетах востоковедения.

Между тем глубина и прочность китайской поэтической истории способна поразить — если бы о ней было больше известно. Все слышали хоть краем уха о легендарной «И цзин», гадательной «Книге перемен», но мало кто слышал хоть что-то о «Шицзин» (詩經, «Книге Песен»), — монументальном сборнике произведений, созданных в XI—VI вв. до н. э. О современной же поэзии Поднебесной нам не известно вообще ничего.

Чтобы выправить дисбаланс между сложными устройствами и сложными текстами, московскую поэтическую биеннале 2017 года решено посвятить китайской поэзии. В Москву приедут 13 очень разных современных китайских поэтов. Чего от них ждать? Как воспринимать? В какой контекст вписывать?

Мы обратились к эксперту, кандидату филологических наук и переводчику Юлии Дрейзис, которая подробно рассказала об особенностях современного китайского стихотворства. «Мы несправедливо обходим стороной китайскую культуру в целом, за исключением, может быть, живописи. Но ее понять проще, чем литературные произведения», — заявила она. И пояснила свою мысль.

О ТОМ, ПОЧЕМУ МЫ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕМ
Причин нашего невежества несколько. Большую роль сыграла закрытость коммунистического Китая — страна стала открываться только с начала 80-х годов прошлого столетия. Эта обособленность, несомненно, имеет ключевое значение для сохранения тысячелетних традиций народа, отгороженного от остального мира Великой Китайской стеной, но в то же время именно из-за нее новые направления в искусстве приходили в страну с большим опозданием, и, соответственно, им понадобилось больше времени, чтобы прижиться там.

Вторая причина — банальное отсутствие переводов. В России, в отличие от Америки (где труды современных китайских поэтов переводят много и качественно; новые книги выходят практически ежегодно — что, впрочем, неудивительно, учитывая численность китайской диаспоры и ее набранный за несколько поколений интеллектуальный вес, в том числе в академической филологической среде), сложилось так, что никто не занимался поэтическими переводами.


Интерес нашей страны к Китаю после бурной дружбы в 1950-е в последние несколько десятилетий носил исключительно прикладной характер, места для культурных связей просто не оставалось.


В Китае мало русистов, у нас — китаистов. И, соответственно, мало переводчиков, способных адекватно переводить поэзию.

ОБ ИСТОКАХ СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ
Нет единого мнения, что же считать точкой зарождения современной китайской поэзии. Основных версий две.
Первая из них полагает, что поэзия современного типа стала развиваться в Китае в начале XX века и в прошлом году отметила свой столетний юбилей. Первое стихотворение было опубликовано в 1916 году, а первый сборник вышел в 1918-м. Поэтому у современной поэзии довольно скупая история — хоть ее предыстория и уходит вглубь тысячелетий. Постепенно начал происходить отказ от традиционных стихотворных форм: в строго рифмованной китайской поэзии стал мелькать белый стих.

А если судить с точки зрения обновления разговорного языка, то современная китайская поэзия вдвое моложе. Ее начало — 1956 год. Тогда был утвержден Госстандарт.


Во времена правления Мао Цзэдуна авангардных текстов писалось мало,


несмотря на то, что даже в Культурную революцию печатали самиздатскую литературу, существовали подпольные литературные общества. Все новые движения вышли из подполья (это было так называемое первое поколение поэтов) после смерти лидера в 1976 году: в Китае началась «оттепель».

Поэты вдохновлялись «республиканской» традицией, то есть поэзией современного типа начала ХХ века, и теми произведениями, которые были доступны в переводах на китайский язык. Прежде всего — русская поэзия Серебряного века (включая авангард) и французские символисты. Некоторые произведения были переведены прежде, чем эту практику запретили. Но, несмотря на все меры, принятые для того, чтобы ограничить доступ к «западному чтиву», оно все равно проникало в Китай различными способами.


Существовало такое явление, как «Книжки в желтых обложках», которые печатались для внутреннего потребления партийной номенклатуры под предлогом «врага нужно знать в лицо», как пример того, что нельзя читать, а нужно запрещать.


Впрочем, в полном соответствии с изречением самого же Мао Дзэдуна «труп врага хорошо пахнет», дети партийной элиты рано или поздно получали доступ к этим книгам, все они копировались и распространялись, и запретная литература становилась известной определенному кругу читателей. Эта история очень похожа на советскую (и на историю любой страны, где жестко насаждается деление на «партийную элиту» и «широкие массы трудящихся»), но знания распространялись и более причудливыми путями. Так, в романе Дай Сы-цзе «Бальзак и портниха-китаяночка» (позже был экранизирован автором) рассказана история молодых людей, которые были сосланы в китайскую глубинку «на перевоспитание». И в той самой деревне оказался целый склад запрещенной литературы. Местные крестьяне не умели читать — а перед ними находились целые библиотеки! По сюжету молодые люди читали Бальзака (отсюда название произведения), и один из них пересказывал его произведения жителям деревни. Звучит сказкой с драконами, но такова была обычная практика в Китае.

О НОВЕЙШИХ НАПРАВЛЕНИЯХ
С началом новой традиции связывают появление первого авангардного журнала «Цзиньтянь» (今天, «Сегодня»), который стала издавать группа молодых поэтов. Их главный посыл — освобождение от идеологического давления. Поэзия должна быть свободной! Чтобы уйти от воспевания вождя, молодые поэты обратились к чувствам простых людей. Это было юношеское, романтичное, вдохновленное движение, которое было готово сражаться с идеологией.

Критики назвали их «туманное поколение» — второе поколение поэтов.


«Туманная поэзия» — это своеобразная точка отсчета, с которой начинается современная традиция.


Как часто бывает, изначально такое название было дано скорее иронически: стихотворения были настолько расплывчатыми, что никто не понимал, что же автор хотел сказать. Но поэты сознательно затемняли свою речь. Они стремились уйти от языка, который был «прозрачным» столько лет, полагая, что люди от этого устали. Можно вспомнить европейский символизм — но все-таки в западных странах не было такого опыта радикального разрыва с традицией.

Несколько течений современной поэзии сменилось с начала 80-х годов.


Первый период после Культурной революции называется «литература шрамов»,


по одноименному произведению, посвященному тем лихим годам. Это период переосмысления болезненного опыта прошлых лет.

Ему на смену приходит «литература дум о прошедшем» — произведения скорее мемуарного характера, в которых авторы (как правило, интеллигенция старшего поколения) вспоминают пережитое в годы Культурной революции.

Это течение сменилось осознанием того, что китайцы сами разрушили всю свою культуру. И начался период «литературы поиска корней», когда люди начали искать точку опоры, пытались реанимировать старую культуру и найти в ней что-то нетривиальное. Это происходит и в прозе, и в поэзии. Период оказался очень плодотворным. Национальная традиция переосмысливалась поэтами на протяжении нескольких десятилетий, но в то же время подвергалась сильному европейскому влиянию.

В 90-е годы приходит следующее поколение поэтов — «третье поколение». В отличие от «туманного», эти поэты были хорошо образованы, знали иностранные языки, а если не знали, то к их услугам уже было большое количество переводов. Это была такая прослойка интеллигентов, которые ориентировались на англо-американскую поэтическую традицию, так как они могли себе позволить читать произведения в оригинале. В отличие от восторженного и в определенном смысле «экстравертивного» предыдущего поколения, новое направление больше направлено внутрь себя, на осмысление «своего», глубинного.

В начале 2000-х это направление разбилось на два противоборствующих лагеря. Один лагерь, интеллектуалистский, говорит о необходимости уделять большое внимание языку: искать нетривиальные подходы, использовать неологизмы, вставлять аллюзии. Вторые, народные поэты, утверждали, что


поэзия должна говорить на «языке улиц» и быть ближе к народу, должна быть простой и понятной, но в то же время трогать «струны тайные души».


Через пару лет появляется третье направление, которое не хочет ассоциировать себя ни с теми, ни с другими. Однако в это время подобная борьба течений уходит на второй план — появляется интернет.

шэнь хаобо

Шэнь Хаобо

ОБ ИНТЕРНЕТ-ПОКОЛЕНИИ
Всемирная паутина изменила всю картину: интернет стал мощной демократизирующей силой (не только в поэзии, но в данном случае он создал равные условия для публикации). Этим пользовались эпатажные поэты направления «телесного низа», которые считали, что о душе написано уже достаточно в поэзии «душевного верха». Один из поэтов этого направления Шэнь Хаобо (沈浩波) уверяет Юлию Дрейзис: «Поэт и стих должны быть едины. Пятнадцать лет назад мы с друзьями начали своё поэтическое движение телесного низа, и его основной целью была как раз-таки попытка установить отношения между поэтом и поэзией, создать стих, обладающий телесной формой».

С другой стороны, интернет дал возможность простым людям прославиться благодаря своим блогам. Одним из основных мотивов китайской поэзии сегодня стал апофеоз современности.


С появлением интернета стала проявлять себя grassroots poetry, поэзия тех, кто находится в самом низу социальной лестницы, в частности — трудовые мигранты (а их в Китае больше, чем все население России).


Юй Сюхуа

Этот слой населения переезжает из бедных западных регионов в богатые приморские провинции и существует там в «полумаргинальном состоянии», так как без прописки они, например, не могут отдать детей в школу и где-либо зарегистрироваться. Несмотря на тяжелые условия труда, эти люди тоже пишут стихи.

Открытием 2015 года стала Юй Сюхуа, которая буквально через неделю после публикации стихотворения «Через пол-Китая, чтоб спать с тобой» (穿过大半个中国去睡你) проснулась знаменитой, а ее первая книга (15 тысяч копий) была распродана в тот же день.

История Юй быстро разлетелась по просторам интернета. Юй родилась в китайской глубинке с диагнозом «церебральный паралич». Сейчас она все еще живет в родной деревне, и масс-медиа стали единственной площадкой, где она могла бы выговориться.

 

женщина на крыше (2013) 站在屋顶上的女人
это вечер речных птиц, белых в слабом ветре
вечер испуганных камышей, что никнут к земле
вечер сорок на серебристых тополях
вечер апельсинов забытых на ветках
это вечер женщины, стоящей на крыше
где она смотрит за плывущим мимо мерцанием. Вечер
она видит как на дороге люди движутся беспрерывным потоком
никто не видит её
она слышит как они говорят громко и тихо
никто не знает что она слышит
она ждёт когда кто-то из толпы выйдет к ней поманит её
никто не знает что она ждёт
в деревне где она прожила всю жизнь
она опять чувствует
как страшно близко небо
站在屋顶上的女人
这是下午,一群水鸟白在微风里的下午
一水芦苇提心吊胆在飘零前的下午
一只喜鹊站在白杨树上的下午
一个橘子遗忘在枝头的下午
这是一个女人的下午,站在屋顶上
看微光浮动的下午
她看见大路上的人来来往往
没有人看见她
她听见他们大声的或小声交谈
没有人知道她听见
她计算着一个人从人群里走出来对她挥手
没有人知道她在计算
在她生活了一辈子的村庄里
她又一次觉得
与天空这么近

О ПЕРСПЕКТИВАХ
Сегодня поэты уже не собирают стадионы в Китае, как это было с поэтами «туманного поколения», сравнимых с нашими шестидесятниками. В 90-е годы, по мере бурного развития китайского «коммунистического капитализма», все больше китайских творцов задается вопросом о своем будущем. Да, в интернете можно публиковаться абсолютно бесплатно — но это занятие не способно обеспечивать.


С другой стороны, люди стали инвестировать в поэзию как в статусную вещь.


Например, на открытии торгового центра можно увидеть не музыкальную группу, а поэта, и это считается очень престижным. Многие поэты по своему желанию в 90-е годы ушли в бизнес и, заработав достаточно денег, сами стали инвестировать в литературу, продвигать ее, открывать издательские дома. Так Шэнь Хаобо (沈浩波) — глава одного из крупнейших в Китае частных издательств.

И Ша

Преподаватель Сианьского университета и поэт И Ша (伊沙), человек резких суждений, начал проект «Поэтический канон нового столетия»: на специальном сайте пользователи выбирают лучшие стихи года, которые позже издаются в книге… на их же собственные деньги.

И Ша убежден: стихотворение должно быть понятно каждому вне зависимости его опыта и образования. Ранее в интервью с Юлией поэт отметил, что современную китайскую поэзию отличают «четыре вещи: адаптивность, реалистичность, китайский колорит, разговорный стих». Несмотря на простоту языка, например, в стихотворении «Полугодовалый сын» (半岁的儿子) заложен глубокий подтекст: автор затрагивает болезненную тему жесткой демографической политики «Одна семья — один ребенок», негативные результаты которой окончательно осознали лишь в 2013 году: так называемая проблема я-поколения, а также неравномерное соотношение мальчиков и девочек, сокращение работоспособного населения. 1 января 2016 года в Закон о населении и планировании семьи были внесены поправки, разрешающие иметь до двух детей.

 

полугодовалый сын 半岁的儿子
первый раз в зеркале на шифоньере увидел себя
решил что это другой
с ним одного роста малыш
стоящий напротив него
эта сцена развеселила меня словно
у меня двое сыновей — двое братьев-близнецов
«начала небесного» брат – это «земное начало»
двое маленьких людей вместе танцуют
в один голос лепечут и потом
протягивают маленькие ручки
гладят друг друга, ударяют по рукам
словно уговорившись
моего сына одиночество
единственных детей поднебесной одиночество
почти что всего человечества одиночество
第一次在大立柜的镜中看见自己
以为是另一个人
一个和他一样高的小个儿
站在他对面
这番景象叫我乐了 仿佛
我有两个儿子——孪生的哥俩
“天伦”的兄弟是“地伦”
两个小人儿一起跳舞
同声咿呀 然后
伸出各自的小手
相互抚摸、击掌
像是一言为定
我儿子的孤独
普天下独生子的孤独
差不多就是全人类的孤独

ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ БИЕННАЛЕ?
«Биеннале поэтов в Москве: Поэзия Китая и России» — исключительное событие. Это первое подобное мероприятие в России; для Китая оно будет иметь особое значение потому, что 13 знаменитых поэтов соберутся вместе — не на каждом даже самом громком фестивале собирается такое количество больших имен. Биеннале проводится при поддержке Государственного Литературного музея, Института языкознания РАН, проекта «Культурная инициатива».

Запланировано множество лекций, круглых столов, в которых примут участие российские и китайские поэты. Китайские поэты получат возможность познакомиться с российскими коллегами, смогут перевести произведения друг друга (один из мастер-классов посвящен поэтическому переводу). Кроме того, запланирована презентация антологии «Китайская поэзия сегодня». Подобная книга впервые издается в России, особенность нового сборника в концепции: поэты должны переводиться поэтами.

  • Дни Биеннале: 28 ноября — 2 декабря 2017 года
  • Расширенная программа Биеннале: 21 ноября — 5 декабря 2017 года

Ссылки по теме:
Китайские писатели в Петербурге — 06.10.2017
Уроки китайского от Ду Фу — 28.07.2017
Китайский  «Андерсен» — 26.05.2016
Появился русский сайт о китайской поэзии — 03.04.2015

Текст: Анастасия Скорондаева/РГ
Фото: РГДБ

Кажется, нет идеальнее места для выставки в честь 130-летия со дня рождения Самуила Маршака, чем РГДБ. Самуил Яковлевич любил, когда к нему приходят гости, двери в его дом были открыты с утра до вечера. Вот и в этом детском книжном царстве двери почти всегда нараспашку и мальчишек и девчонок здесь видимо-невидимо. И все они выросли на стихах Маршака, как и несколько поколений до них.

Выставка — полное погружение в творческий мир легендарного поэта и переводчика. Маршак здесь представлен во всей своей красе: от детских стихов и переводов до антивоенной сатиры и пьес.

«Книга для детей должна быть произведением высокого искусства», — считал поэт. И его книги были именно такими — иллюстрации к ним рисовали лучшие художники того времени. В экспозиции как раз интересно проследить, какими разными виделись герои Самуила Яковлевича иллюстраторам.


Вот у Владимира Лебедева всем известный Рассеянный с улицы Бассейной был похож на Чарли Чаплина. А несколькими годами ранее его изобразил Владимир Конашевич, и многим он запомнился как безликий человек с бородкой и в гигантских желтых ботинках.


Представлены здесь и другие иллюстрации, признанные классическими. По стенам библиотеки «скачут» «Детки в клетке» в трогательном и любимом многими исполнении Евгения Чарушина, а чуть дальше «прогуливаются» авангардные пеликаны Мая Митурича.

Но Маршак продолжает жить и в исполнении современных художников — можно познакомиться здесь с работами Ирины Петелиной, Надежды Бугославской, Виктории Фоминой. На выставке что не издание, то ностальгия по детству: тут же хочется воскликнуть: так вот же она — книжка из моей библиотеки, замусоленная до дыр. И так вскрикивают здесь у витрин многие взрослые, пока их дети в интерактивной зоне нахлобучивают на голову Рассеянному вместо шапки сковороду, выясняют у воробья, пил ли он водицу у моржа, и маленькую собачонку сдают в багаж.

Отдельного внимания заслуживает и антивоенное творчество Маршака, которое невозможно представить без иллюстраций Кукрыниксов. В те годы по-настоящему раскрылся талант Маршака-сатирика. Когда началась война, он хотел отправиться на фронт, но его оставили в Москве. Живя в неотапливаемой квартире, он много писал для журналов, газет и знаменитых «Окон ТАСС», а по ночам дежурил на крыше своего дома.

Не остались без внимания и зарубежные издания автора — их обложками усыпан отдельный стенд.


Маршака любили не только в России.


Узнают посетители и множество любопытных фактов, связанных с Самуилом Яковлевичем, например, что благодаря переводам Маршака шотландцы считают Россию второй родиной Роберта Бернса. Из года в год, 25 января, делегация шотландских литературоведов прибывает в Россию, чтобы отпраздновать день рождения любимого поэта на родине его великого переводчика.

Выставка «МАРШАК» получилась теплой и уютной. И особую прелесть ей придают рисунки детей, подаренные давным-давно Самуилу Яковлевичу. Да простят меня именитые художники, но юные поклонники им ничуть не уступали.

Атмосфера на выставке очень располагает к творчеству. Поэтому, если вам в голову пришли гениальные строчки, то смело усаживайтесь в кабинете Маршака и пишите. И трубку телефонную поднять не забудьте — там Самуил Яковлевич пару советов даст.

Выставка организована при поддержке Российского еврейского конгресса, издательства «АСТ Малыш» и наследников писателя. Кстати, в благодарность наследники подарили РГДБ двухтомник Маршака 1955 года из личного архива.

Также в рамках выставки проходят интерактивные занятия и чтения, мастер-классы, познавательные игры-квесты, показы кино, мультфильмов и диафильмов. С программой можно ознакомиться на сайте РГДБ.

Интерактивная историко-библиографическая выставка «МАРШАК». Российская государственная детская библиотека. До 10 декабря.

Ссылки по теме:
Оригинал статьи на сайте «РГ»
Тест: Маршак или не Маршак? — 02.11.2017
Просто Маршак — 03.11.2017
Памятник Маршаку появится в Москве до конца 2019 года — 31.10.2017

Текст и фото: Наталья Соколова/РГ

«Все говорят, что работа в кино — преступление. Она меня угнетает, — писал он жене во время съемок фильма «Кара-Бугаз». — По ночам иногда бываю на съемке. Все это интересно, но не тогда, когда вивисекция производится над твоим материалом. Много крику, суеты и бестолочи… Я устал от них». 

В Галерее «Беляево» открылась выставка «Паустовский и кино», впервые рассказывающая о фильмах, сценаристом которых выступил Константин Георгиевич. 

По произведениям Паустовского снято около десятка лент и несколько добрых советских мультфильмов — «Теплый хлеб», «Стальное колечко», «Растрепанный воробей».


«Кара-Бугаз», «Лермонтов» и «Северная повесть» — три фильма, подробную историю которых рассказывают посетителям на выставке. 


Кара-Бугаз«Кара-Бугаз» (1935) — первая проба сценарного пера, экранизация первой повести Паустовского, за которую взялся Александр Разумный. Но не всё шло так, как хотел писатель. Повесть требовали сильно переработать. Приходилось в угоду большим начальникам вводить в сценарий киноштампы, что приводило писателя в отчаяние. Бессонные ночи, сложные экспедиции в пустынях Каспия, много раз переснятые сцены и в итоге фильм так и не выходит, запрещен к прокату… Из-за досадного недоразумения. Одним из первых ленту увидел французский писатель Анри Барбюс, гостивший тогда в СССР. Он отзывался о фильме с большим восторгом: «Это произведение исключительно яркое, правдивое, динамичное». О том, что Барбюс посмотрел «Кара-Бугаз» одним из первых, узнал Сталин, обладавший правом первого просмотра всех без исключения картин. По его приказу картину запретили. Несмотря на все достоинства ленты, блестящую работу оператора и музыку Михаила Ипполитова-Иванова — ученика Римского-Корсакова, «Кара-Бугаз» положили на полку и забыли о нем. 

«Лермонтов» (1943) — первая попытка в нашем кинематографе сказать о поэте, глубоко, вдумчиво, с использованием архивных материалов, его произведений, воспоминаний о нем. Сценарий писали Константин Паустовский и Виктор Шкловский. Затем Шкловский проект покинул, и режиссер Альберт Гендельштейн, писатель Константин Паустовский, композитор Сергей Прокофьев в 1941 году приступили к съемкам. До начала Великой Отечественной успели снять всё, что происходит в Петербурге. С началом войны съемочную группу эвакуировали в Душанбе (тогда Сталинабад). Работу временно остановили, ждали, когда в город прибудет вагон с декорациями и костюмами. Эвакуация не позволяла снять многие запланированные сцены: так Паустовскому пришлось отказаться от своего первоначального замысла.

Фильм вышел на экраны с подзаголовком «Страницы биографии великого поэта» и сильно не понравился Лаврентию Берии и кинокритикам. «Правда» писала, что в фильме не раскрыта эпоха и идейные мотивы творчества Лермонтова.

Слишком уж романтичным получился у Паустовского поэт, и, как считали критики, он вызывает только жалость. После случившегося писатель написал Константину Федину:


«Я проклял кино на веки веков. Ничто не доставляло мне таких отвратительных огорчений, как кино и киношники».


После этой картины режиссер Альберт Гендельштейн так больше ничего и не снял. Несмотря на критику, ленту показали не только в СССР, но и в Германии, Австрии, Финляндии. 

Более удачной была судьба у «Северной повести» (1960). За проект взялся режиссер Евгений Андриканис, который до этого фильма работал исключительно оператором. В 1943 году он услышал, что на Воронежском фронте был найден погибший боец, а при нем — зачитанная до дыр «Северная повесть» Паустовского. Сомнений в том, что повесть нужно экранизировать, у Андриканиса не оставалось. Сотрудничество Андриканиса с Паустовским переросло в дружбу — на выставке представили письма писателя и режиссера друг другу, новогодние поздравления. Работая над фильмом, Андриканис отправлял Паустовскому фрагменты пленки, а в ответ получал советы и рекомендации — долгое время эти записи хранились в музее писателя в Тарусе. Такое единомыслие нравилось Паустовскому: «Если бы вся картина была такой чистой, сильной и действенной, как эти куски, то, очевидно, сбылась бы самая затаенная мечта режиссера и столь же затаенная мечта автора о полном слиянии прозы и кино»

Мечта сбылась, и фильм стал лидером проката 1960 года — более 31 млн зрителей посмотрели ленту. Главные роли в картине исполнили Ева Мурниеце и Олег Стриженов. Именно этой лентой Паустовский очень гордился.

НАВИГАТОР
На выставке посетители впервые смогут увидеть авторские сценарии с правками писателя, документы кинопроизводства, стенограммы худсоветов, письма Паустовского к жене из Ялты, где он рассказывает, как идет работа над «Кара-Бугазом», звуковой вариант сценария к этому фильму, созданный композитором, фотографии, эскизы костюмов и декораций из фондов Московского литературного музея-центра К. Г. Паустовского, РГАЛИ и Музея кино. В рамках выставки запланированы лекции известных киноведов и кинопоказы.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
Анжелика Дормидонтова, директор Московского литературного музея-центра К. Г. Паустовского
Большого счастливого романа с кино у Паустовского не сложилось, прежде всего, из-за проблемы соединения изобразительного, визуального искусства и слова. Паустовский очень бережно относился к слову. На съемках фильмов «Кара-Бугаз» и «Лермонтов» его расстраивало то, что режиссеры очень небрежно работали с его текстами. Сюжет «Кара-Бугаза» поменяли на злобу времени. Паустовский даже хотел снять свое авторство со сценария, ведь от первоначального замысла в фильме осталась только первая часть. 
Сценарий «Лермонтова» тоже пришлось сократить. На выставке есть документы 1951 года, рассказывающие о том, как Паустовский снова подает творческую заявку на сценарий к еще одному фильму о Лермонтове, желая исправить все, что не получилось. Тем не менее, в фильме удалось создать образ Лермонтова — страдающего романтического героя, гениального поэта. Паустовский не хотел видеть его борцом с самодержавием, революционно настроенным. Актеру Алексею Консовскому удалось воплотить его замысел — создать романтический, чистый, светлый образ. Этот фильм смотрели в кино, его показывали в школах. И несколько поколений воспринимали Лермонтова именно таким, каким его увидел Паустовский, каким он представлен в картине. 

Ссылки по теме:
Паустовский и женщины — 20.10.2017
Эпоха Паустовского — 05.06.2017
Паустовский в жанре хоррор — 05.06.2017
Где грустит душа Паустовского — 10.03.2017

Текст: ГодЛитературы.РФ
Фото: В. Сачкова/предоставлено Литинститутом

Первая Всероссийская научно-практическая конференция «Творческое наследие и нравственные уроки Валентина Распутина» пройдет 15 ноября в Литературном институте имени А. М. Горького. Приурочена она к 80-летию со дня рождения писателя.

На заседаниях конференции обсудят и осмыслят проблемы сохранения и популяризации литературных ценностей новейшего времени и включения творчества Валентина Распутина в широкий историко-литературный и культурный контекст. Также будут обсуждены вопросы, связанные с проблемами издания творческого наследия Валентина Распутина. Особое внимание предполагается уделить формам и методам преподавания его произведений в школе и вузах, их библиотечного распространения. 

Помимо пленарного заседания, на конференции пройдут два круглых стола: «Произведения Валентина Распутина в образовательных программах и в круге современного чтения» и «Художественный мир Валентина Распутина».

К участию в конференции приглашаются филологи, литературоведы, писатели, деятели культуры, школьные учителя, преподаватели высшей школы, работники библиотек, музеев, архивов, аспиранты, студенты.

Заявку по специальной форме необходимо подать до 10 ноября по адресу: forum@litinstitut.ru.

Программу конференции можно найти здесь.

Место проведения: Москва, Тверской бульвар, 25.

Ссылки по теме:
Распутин без границ — 06.06.2017
Появился сайт, посвященный Валентину Распутину — 24.03.2017
В Доме Пашкова вспоминали Валентина Распутина — 23.03.2017
Москвичи стали чаще покупать книги Распутина — 17.03.2017
Брызги шампанского и капли крови. О Распутине и Евтушенко — 15.03.2017
Русский мир Валентина Распутина — 15.03.2017
Нам не хватает голоса Распутина — 13.03.2017

Текст: Фёдор Косичкин
Фото с сайта s-marshak.ru

На юбилей советского историка Евгения Тарле Маршак написал — чуть ли не экспромтом — такую эпиграмму:

Не только тем нам дорог Тарле
Что знает он о каждом Карле
Что понят им Наполеон.
Нет, показал его анализ,
Как из Фуше развился Даллес
Из Талейрана — Ачесон.

Этот маленький шедевр, демонстрирующий лучшие черты маршаковского дарования — лаконичность, предельная внятность и при этом обязательно наличие оригинальной мысли, — хочется «применить» и к самому Маршаку, родившемуся ровно 130 лет назад в Воронеже. Итак, чем же нам дорог Самуил Маршак, помимо десятка маленьких шедевров, известных всякому, кто последние полвека рос внутри русского языка?

Во-первых, тем, что эти шедевры детской литературы не висят в безвоздушном пространстве, а, подобно самолётам и птицам, опираются на воздух — на тот воздух русского авангарда, в котором рос одарённый подросток (вовремя, заметим, распознанный и получивший своего рода «частный грант» на образование, в том числе за границей — «отработанный» им сполна). Достаточно непредвзято прочитать знаменитый «Мой веселый звонкий мяч…», чтобы убедиться — это стихотворение, с его необычной звукописью и строфикой, в одинаковой степени можно считать и детским, и авангардным — как «детскими» можно считать картины Пауля Клее и Василия Кандинского.

Г. Герцовский, С. Маршак, В. В. Стасов. 1903—1904

Я
Тебя
Ладонью
Хлопал.
Ты
Скакал
И звонко
Топал.
<…>
Покатился
В огород,
Докатился
До ворот,
Подкатился
Под ворота,
Добежал
До поворота.
Там
Попал
Под колесо.
Лопнул,
Хлопнул,
Вот и все!

Просто сравните с «Призраками» Хлебникова:

Храпеть, хрипеть,
Рыдать, стонать, шипеть.
Мы храп и хрип,
Мы шелест, шум и сип.

И это перекидывает мостик к другому уникальному качеству Маршака: он не просто требовательный к себе поэт с чрезвычайно высокой планкой, он незаурядный организатор, «продюсер», как сказали бы мы сейчас. Как известно, именно Маршаку пришла в голову парадоксальная, как тогда казалось, мысль — привлечь к работе «Детгиза» молодых авангардистов-обэриутов.

Это не только говорит о его человеческой порядочности — потому что тем самым он давал безработным и весьма сомнительным с точки зрения властей молодым людям официальный (и притом очень высокий) статус «поэтов», но и о литературном чутье: хоть Хармс и Введенский скрипели зубами и смотрели на детские стишки и рассказики как на тяжелую поденщину, сама природа их дарования, безусловно, была близка детскому мышлению — и мышлению самого Маршака, который называл себя «навеки пятилетним».


Благодаря Маршаку в 20—30-е годы советская детская литература была лучшей в мире.


То же самое можно сказать и про вклад Маршака в советскую школу поэтического перевода.

Я пишу это словосочетание без иронических кавычек. Советская школа поэтического перевода существовала, и еще как! За переводы давали главные премии страны. Сейчас невозможно представить, чтобы за перевод корпуса стихов европейского поэта 500—700-летней давности вручали Государственную премию и прилагающийся к нему миллион рублей. Между тем Лозинский получил Сталинскую премию первой степени за «Божественную комедию», а сам Маршак — премию второй степени (третью из пяти своих госпремий) за сонеты Шекспира. Но даже без премий —


на поэтические переводы можно было жить.


Причем не делая гадостей и подлостей. Поэтому порог вхождения в профессию был очень высок. И профессиональная выучка требовалась неимоверная.
Маршак владел ей как никто.

Писатели С. Я. Маршак (в центре) и Л. Пантелеев (2-й справа) с пионерами. 1928 г.

Возьмем два перевода двустишия Александра Поупа про Ньютона:

Nature and Nature’s laws lay hid in night.
God said: Let Newton be. And all was light.

Вот анонимный перевод начала XIX века:

          Чудный закон
         Природы крылся.
Но Бог всесильный рёк:
родись Невтон!
         Исчезла тьма и свет явился * .

А вот перевод Маршака:

Был этот мир глубокой тьмой окутан.
Да будет свет! И вот явился Ньютон.

Вернулась строфика оригинала, возникла чеканная афористичность. А главное — исчез Бог! Действительно, какое отношение великий физик-материалист может иметь ко всякому религиозному мракобесию? Но при этом исчез не совсем. Тот из читателей, кто был способен опознать слова «Да будет свет!» как библейскую цитату, прекрасно понимал, ктó их произносит. Так что


Маршак не «цензурировал» английского поэта XVIII века — но делал его как бы ближе советскому читателю.


Во всяком случае, представлениям редактора о советском читателе.

Эта установка на понятность простому читателю, а вовсе не вымарывание слова «Бог» — и есть главная черта советской школы поэтического перевода. Книги стихов издавались многосоттысячными тиражами. И они должны были быть понятны.
Поэтому упреки в том, что Маршак упростил и распрямил сонеты Шекспира, что свел многоуровневую андрогинную и алхимическую игру к простейшей ситуации «мальчик девочку любил», совершенно несостоятельны. Маршак писал для широких масс — и не стыдился, а гордился этим.


«Сонеты Шекспира в переводах С. Я. Маршака — явление в русской литературе исключительное.


Кажется, со времен Жуковского не было или почти не было другого стихотворного перевода, который в сознании читателей встал бы так прочно рядом с произведениями оригинальной русской поэзии» — почтительно писал М. Л. Гаспаров (правда, чтобы далее так же почтительно не оставить от них камня на камне).


Но самая блестящая победа Маршака-переводчика — это Роберт Бёрнс.


При культовом статусе этого поэта в родной Шотландии, за её пределами, в «равнинной» Великобритании, он практически неизвестен, потому что читать его англичанину почти так же сложно, как русскому читателю наслаждаться Тарасом Шевченко или Максимом Танком. И поэтому англичане или американцы, приезжавшие в Советский Союз и имевшие случай неформально пообщаться с советскими интеллигентами (например, учеными или инженерами), поражалась славе в СССР их регионального поэта. Еще бы: они не читали ясных переводов Маршака, выполненных идеальным литературным языком, а должны были продираться через оригинал!

Thou hast left me ever;
Thou has left me ever, Jamie,
Thou hast left me ever:
Aften hast thou vow’d that Death
Only should us sever;
Now thou’st left thy lass for aye-
I maun see thee never, Jamie,
I’ll see thee never.
  Ты меня оставил, Джеми,
Ты меня оставил,
Навсегда оставил, Джеми,
Навсегда оставил.
Ты шутил со мною, милый,
Ты со мной лукавил —
Клялся помнить до могилы,
А потом оставил, Джеми,
А потом оставил!

С. Я. Маршак с Джанни Родари в кабинете Маршака

Впрочем, надо признать, что порою стремление к понятности заводило далеко. Стихотворение Джанни Родари Gli odori dei mestieri заканчивается так:

I fannulloni, strano però,
non sanno di nulla e puzzano un po’.

То есть буквально: «Большие бездельники — вот странно! — ничего не умеют и немного пованивают».
Разумеется, русским читателям не составляет труда вспомнить их русский энергичный аналог:

Только безделье
Не пахнет никак.

Но стихотворение «Чем пахнут ремесла» кончается не ими. Маршак добавляет ударную концовку:

Сколько ни душится
Лодырь богатый,
Очень неважно
Он пахнет, ребята!

Подмосковный санаторий «Сосны». 1954 г.

Идеологический месседж прояснен. Но точно ли это имел в виду итальянский автор?

В 1957 году, на собственное 70-летие, Маршак опубликовал в «Крокодиле» эпиграмму на себя самого:

Я не молод, — по портрету ж
Я сошел бы за юнца.
Вот пример, как может ретушь
Изменять черты лица.

Автор всё-таки немного лукавит:


никакая ретушь в угоду «текущему моменту» была не в состоянии изменить резко выраженные черты его поэтического лица.


Которые мы до сих пор безошибочно различаем.

* Цитируется по книге Геннадия Шингарева (псевдоним Бориса Хазанова) «Мальчик на берегу океана» (М.: Детская литература, 1981)

Ссылки по теме:
Просто Маршак
Маршак или не Маршак
Памятник Маршаку появится в Москве до конца 2019 года

Текст: ГодЛитературы.РФ
Фото: афиша проекта

В этот раз цикл «Люди Гутенберга: профессии от корки до корки» будет посвящен книжной индустрии и работе литературного агента. Организаторы обещают реальные примеры, практические задания и экспертные оценки.

Мастер-классы пройдут с 13 ноября по 11 декабря в Музее Серебряного века (ГЛМ). Ведущая — Мария Митропольская — литературный агент в компании Andrew Nurnberg Associates, MA in publishing Кингстонского университета в Лондоне, до 2010 года работала менеджером по правам в британском издательстве HarperCollins. Кстати, через агентство Эндрю Нюрнберга в Москве продаются права на издания книг Сергея Лукьяненко, Василия Гроссмана, Бориса Акунина.

Слушатели курса узнают, как выглядят зарубежные издательские индустрии и чем отличаются от российских, из чего состоит работа литературного агента, в чем специфика иностранных рынков, как составлять предложения для издательских домов, с чем и зачем ходить/летать на международные ярмарки.

Мастер-классы:

13.11. Книжная индустрия: обзор моделей.
20.11. Литературный агент: специфика образования, навыков и образа жизни.
27.11. Книжные ярмарки: что предложить, что получить.
04.12. Рукопись => книга: целевая аудитория, сопровождение, анализ коммуникации.
11.12. Интеллектуальное право, авторские договоры и другие тонкости.

Стоимость: абонемент на 5 мастер-классов — 3000 руб., разовое посещение (1 мастер-класс) — 700 руб. Время: 19:30— 21:00.

Количество мест ограничено, все вопросы и регистрация по адресу GutenbergGLM@gmail.com. 

Ссылки по теме:
Юлия Гумен: «Нужен автор, который проломит стереотипы» — 13.03.2017
Немецкое агентство отказалось представлять Прилепина — 18.02.2017

Текст: Андрей Васянин/РГ
Фото: Александр Корольков/РГ
Видео: Игорь Давыдов

Антон Павлович Чехов поехал однажды на остров Сахалин и оставил нам одноименную книгу — в которой «проехался» по Томску, назвав уездный город «не стоящим медного гроша». Екатерина Мамонтова, жительница нынешнего Томска, не осталась в долгу — и показала в своем видеорепортаже современный памятник Чехову в родном городе, о котором томичи говорят, что это «Чехов в Томске глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и не читавшего «Каштанку».

Сюжет «Литературный Томск» занял первое место в номинации «Видеорепортаж» в конкурсе «Российской газеты» и портала ГодЛитературы.РФ «В место гения».

Это был конкурс травелогов — историй о путешествиях наших читателей по стопам гениев-классиков и современников от Чехова до Довлатова, от Лескова до Каверина.


Конкурс шел ровно 80 дней и тоже вокруг света: на конкурс пришло более 300 работ из 21 страны мира,


включая Исландию. В жюри конкурса входили писатели и директора литературных музеев из Москвы, Михайловского, Ясной Поляны, Спасского-Лутовинова, бизнесмены, журналисты и фотографы «Российской газеты».

Самую высокую свою оценку, «четверку», один из самых строгих судей конкурса, фотограф «РГ» Сергей Михеев дал петербурженке Наталье Нерастенко, победившей в номинации «фоторепортаж».  Она путешествовала по Карелии, в местах, где служит ее отец, где и происходило действие повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие…».

У нее совершенно особый подход — тонкий, творческий, с душой. Не просто сосны, река, а вот уголок книжки с повестью, присыпанный иголками, вот девушка в форме… — говорит Михеев о работе Натальи, по ее словам, редко берущей в руки фотокамеру.


В конкурсе успешны были те, кто креатив совмещал со скрупулезностью, как московская журналистка Юлия Линде, шедшая в городе Энске (он же Псков) по стопам героев повести «Два капитана» по «расчерченному» навигатором маршруту. Перед тем, как выйти на сцену получать приз за первое место за лучший репортаж (приз вручал Алексей Романов, гендиректор группы компаний «Золотая коллекция», партнера конкурса), она сетовала, что на месте, где у Каверина, по ее прикидкам, стоял домик Саньки Григорьева, сейчас элитные коттеджи.

Автор путевого дневника по Старому Крыму волгоградская пенсионерка Лариса Бесчастная минувшим летом две недели путешествовала по восточной части полуострова — и в своем травелоге уверенно вела читателя мимо «домов с глинобитными стенами за высокими заборами, выложенными из камня средневековых развалин» к дому Александра Грина

А начался вечер путешествий по стопам героев русской литературы с экскурсии лауреатов конкурса по залам дома-музея Герцена — тоже путешественника, писателя, автора дневников-травелогов, описывающих нравы современных ему Росси и Европы.

Травелог — это литература, граничащая с жизнью, — говорил в завершение вечера Дмитрий Бак, директор Государственного музея истории российской литературы имени В. И. Даля и председатель жюри конкурса. — Смешение жанров, стирание границ между литературой художественной и публицистикой — это тенденция развития русской словесности. И она еще только набирает обороты.

КСТАТИ
Андрей Коровин, президент фонда «Волошинский сентябрь», член жюри

В наше время, когда люди стали забывать не только о существовании великой русской литературы, но и литературы вообще, конкурсы, напоминающие о том, что в каждом городе страны и мира есть места, где побывали русские писатели, очень важны. Они несут огромную просветительскую функцию.

Замечательно, что в конкурсе участвовали материалы не только посвященные классикам, но и современной русской литературе, ведь места ее бытования часто никак не оформлены в виде музеев и памятников. Желаю конкурсу большого будущего, большого плавания. Надеюсь, нам еще откроются новые страны — и новые литературные памятные знаки, о которых мы прежде не знали. Несколько таковых я сейчас открыл благодаря конкурсу «В место гения».

Алексей Романов, генеральный директор Группы компаний «Золотая коллекция», член жюри
Читая репортажи, я вдруг обратил внимание на то, что среди авторов совсем мало профессиональных журналистов — кто-то в магазине работает, кто-то на производстве, есть ученые… Но как же пишут хорошо — предложение к предложению, абзац к абзацу! Видно, что у людей все шло не по заказу, а из души. Участники конкурса, на мой взгляд, исполнили функции и задачи федерального агентства по туризму — только не голословно, не декларативно и без красивых фраз. Перед нами нормальный, хороший проект «по продвижению» России, ее заповедных уголков.

Юлия Вронская, заведующая отделом международных проектов музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна», член жюри
Не могу сказать «спасибо» за предложение выбирать: листать, читать работы участников было сплошным удовольствием, выбирать было уже сложнее. И ответственнее. А вот за идею конкурса — спасибо огромное! Получилось замечательное совмещение литературы и путешествия, логичное настолько, что и комментировать не стоит. Литература, по-моему — самый доступный способ путешествовать, ведь это возможность прожить несколько жизней не только в другой стране или городе, но и в другом времени.

Юлия Линде, победитель конкурса в номинации «Репортаж»
В прошлом году у нас в квартире случился масштабный потоп. И разбирая после него вещи, я нашла на антресолях огромные, широченные штаны. Я позвонила папе и спросила — не утилизировать ли их? Он мне — не вздумай, это штаны дяди Сережи! Дядя Сережа в войну был летчиком-штурмовиком, а потом стал полярным летчиком, как и Саня Григорьев из «Двух капитанов». И меховые штаны остались нам в наследство. А с Саней Григорьевым нас сейчас связывает еще одна история, недавняя. Вы видели, как сегодня на День Победы дети идут на парад в военной форме, в пилотках? Я решила выделиться и сшила одному маленькому сыну шлем летчика, а другому — танкиста. «Летчик», в итоге, ходил в своем шлеме три года, а потом сказал, что хочет в кадетскую авиационную школу. Никому из нас не хотелось вставать каждое утро в 6 и ехать из нашего Выхино до Останкино. Но он все твердил: «Я буду летчиком, я буду летчиком!» И учится сейчас в Московском Кадетском Корпусе Героев Космоса.

ПОБЕДИТЕЛИ

В номинации «Репортаж»
1 . Юлия Линде, г. Москва Места из романа «Два капитана».
2 . Лариса Бесчастная, г. Волгоград — Музей Грина в Крыму.
3. Кирилл Шадчнев, г. Москва — Скульптура «Голова».

В номинации «Фоторепортаж»
1. Наталья Нерастенко, г. Санкт-Петербург — «А зори здесь тихие».
2. Нина Корякина, г. Тюмень — В гостях у детского писателя Александра Шестакова.
3. Илья Абрамов, г. Екатеринбург — Астафьев и Фомин на горе Кваркуш.
3 . Дарья Варсонова, г. Санкт-Петербург — Довлатов в Петербурге.

В номинации «Видеорепортаж»
1. Екатерина Мамонтова, г. Томск — Литературный Томск.
2. Юрий Лаптев, Максим Ястенко, г. Таганрог — Чеховские места в Таганроге.
3. Юлия Акименко, г. Москва — Лермонтовский Пятигорск.

Приз читательских симпатий
Ольга Брижатюк, г. Кишинев, МолдоваРепортаж о пребывании Льва Толстого в Кишиневе.

Также Школа журналистики Travelogia подготовила специальные призы. Его получила Алла Ноготкова из Орла за репортаж «Характеры города Мценска» и Наталья Нерастенко.

Ссылки по теме:
Конкурс «В место гения»: победители — 04.10.2017
«В место гения»: итоги читательского голосования — 02.10.2017

Текст и фото: Татьяна Шипилова
Фото: РГДБ

У юных читателей и их родителей будет возможность посетить литературные мастер-классы, поучаствовать в обсуждениях на многочисленных круглых столах, побывать на встречах с детскими писателями, послушать познавательные лекции, попасть на детские спектакли и даже посмотреть одними из первых новую диснеевскую киносказку «Последний богатырь».

Первой слово взяла директор РГДБ Мария Веденяпина. Она рассказала о масштабах проекта в этом году: 53 издательства и 137 мероприятий — это рекорд. «По насыщенности фестиваль получится ёмким, тем более он впервые вышел за пределы Москвы», — говорит Веденяпина. Первой региональной площадкой для проведения мероприятий фестиваля вызвался быть Воронеж — в Детской библиотеке имени Маршака будут проходить мероприятия. Второй площадкой стал Владимир, где в Библиотеке для детей и молодежи будет также презентоваться совсем не детская книга Сергея Самсонова «Соколиный рубеж». Третьей площадкой стал Нижний Новгород. «Мы делаем первые шаги к расширению, так что надеемся, что будем расти и дальше, — заявила Мария Веденяпина. — Фестиваль проходит в удобное время: у большинства школьников каникулы».

Далее были представлены все спикеры: Елена Усачева, куратор фестиваля, Юрий Нечипоренко, директор фестиваля, Алексей Копейкин, начальник отдела рекомендательной библиографии самой РГДБ, и Михаил Фаустов — директор фестиваля «Открой рот».

Нечип_crop«Основная концепция фестиваля, — говорит Юрий Нечипоренко, — в том, что вокруг детской книги собираются все, кому она дорога: писатели, издатели, художники, критики, библиотекари, учителя и читатели»

События фестиваля получат несколько форматов. В первый день — читательская конференция: дети московских школ в сентябре-октябре писали рецензии, эссе, отзывы на рекомендованные книги современных авторов, победителей этого «конкурса читателей» позовут на сам фестиваль. 
Круглые столы, посвященные Году экологии, то есть книгам о природе, о животных, будут проводиться во второй день фестиваля (руководитель — Елена Усачева). В третий день фестиваля традиционный круглый стол иллюстраторов. В данном случае — анималистическая иллюстрация. Гостем ее будет народный художник России Николай Устинов. В рубрике «Личность книги» примет участие искусствовед Лидия Кудрявцева.

Изюминкой станет выставка книг, посвященных экологии, вышедших за последние два года. «Работа происходит следующим образом: либо издатель приводит автора, либо мы сами приглашаем уже известных нам авторов. И таким образом появляются новые имена. Например, в этом году мы открыли для себя замечательную Татьяну Пузанову и ее «Экологию для любознательных», — заявил Юрий Нечипоренко. — Вообще главная проблема, которую решает наш фестиваль, — это культурная, даже литературная логистика. Мы даем возможность маленьким издательствам найти своего читателя. Хочется, чтобы вокруг книги состоялся праздник, и мы стараемся его устроить».

Алексей Копейкин подхватил мысль: «Фестиваль недаром проходит в конце года: это заключительный этап, подведение итогов работы».
Во время подготовки пришлось вспомнить и составить список современных авторов, которые пишут об экологии для детей. И если в советской школе была система, были известные имена, такие как Пришвин, Паустовский, то выяснилось, что сейчас круг писателей этого направления не так уж и многочислен. «Ведь для современного ребенка нужно искать новые пути, новые способы объяснения проблемы, потому что мы не стоим на месте, а дети уж тем более. Нашей задачей было выставить писателей, которые издаются сейчас».

«Дети — это самые честные люди на свете, — замечает Михаил Фаустов. — С ними нужно общаться и играть честно. Мы от своего проекта на фестивале представляем игру — командную битву двух московских школ по пять человек. Получился такой РГДБ-баттл: чемпионат по чтению, заточенный на основную тему фестиваля — экологию». Михаил признается, что трехлетнее сотрудничество с РГДБ заставило его совершенно по-новому взглянуть на детей, потому что изначально его проект был исключительно для взрослых. «Но в процессе выяснилось, что работа с детьми намного интереснее. Дети ничего не боятся. Взрослые боятся выглядеть смешно, глупо, а дети нет. И ты вместе с ними перестаешь бояться. Когда берешь в руки хорошую детскую книгу, сам становишься чуть честнее, чуть смелее, становишься сам снова немного ребенком. Именно для этого и нужны такие мероприятия».

Михаил Фаустов

Михаил Фаустов

Помимо «чемпионата по чтению» «Открой рот», в ходе фестиваля будут подводиться итоги многочисленных литературных конкурсов. В том числе будут объявлены победители конкурса «Письмо в стихах» имени Маршака: для награждения приедут шесть детей со всей России.
30 октября, на закрытии фестиваля, пройдет вечер-встреча с авторами клуба детских писателей «Черная курица», от которого ведет отсчет вся постсоветская детская литература.

«У фестиваля такая атмосфера, что многие наши именитые авторы хотят даже не столько поучаствовать, сколько просто повариться в нем», — жизнерадостно закончил встречу Юрий Нечипоренко.


Текст: Анастасия Скорондаева/РГ
Фото: Александр Корольков/РГ

В Большом театре собралась особенная публика. Чествовали писателей — лауреатов XV литературной премии «Ясная Поляна». На церемонии объявили победителей в номинациях «Современная русская проза» и «Событие».

С самого начала советник президента по культуре, председатель жюри «Ясной Поляны» Владимир Толстой напомнил, что премия в этом году юбилейная: «Пятнадцать лет — целая эпоха. Оглядываясь назад, мы искренне гордимся тем путем, который мы вместе прошли. Гордимся всеми лауреатами. Мы можем говорить, что история премии — это история русской литературы». 

Лучшим современным прозаиком в этом году признан Андрей Рубанов и его роман «Патриот». Поколенческая проза. Рубанов всегда пишет словно бы про себя. Вот и его герой — бизнесмен Сергей Знаев, уже мелькавший в других произведениях писателя, для некоторых окажется очень близким по мыслям, по духу, по сомнениям.

Ясная полня 2017 Рубанов получает приз

По мнению члена жюри, писателя и обозревателя «РГ» Павла Басинского, это самый яркий и главный роман последнего десятилетия.

Отрывок из «Патриота» для собравшихся прочитал Федор Бондарчук.


Андрей Рубанов поблагодарил жену и издателя Елену Шубину, признался, что очень растроган, до слез. Правда.


Также награду в Большом получил перуанский писатель Марио Варгас Льоса. О том, что он лауреат в номинации «Иностранная литература», стало известно за пару недель до церемонии. И вот Льоса уже в Москве. Жюри отметило его за роман «Скромный герой». По словам автора, это притча о современной стране. Книга была переведена более чем на 20 языков и стала бестселлером в 10 странах.

Ясная полня 2017 Марио Варгас Льоса Швыдкой

«Эта награда важна для меня, потому что это премия имени Толстого, которым я всегда восхищался, его творчество очень серьезно повлияло на меня, — признался Льоса. — Для меня очень эмоционально-трепетно — получить премию «Ясная Поляна».

Ясная полня 2017 Марио Варгас Льоса

И напоследок. Как признался Владимир Толстой, организаторы и жюри еще сами не очень поняли, что это за номинация такая — «Событие». Пока в качестве претендентов здесь рассматривались интернет-проекты, книжные магазины, фестивали, то есть все, что создает литературную жизнь нашей страны. Победу отдали фестивалю детской книги «ЛитераТула». Почему-то с уточнением — «единственному в России». Хотя мы все знаем, что это не так. Вспомним хотя бы Фестиваль детской книги в РГДБ. Но пока порадуемся, что в Туле проходит такое замечательное событие для детей, безусловно, заслуживающее внимания.

Вручение Ясной Поляны 2017

В номинации «Выбор читателей» победа у Олега Ермакова — роман «Песнь тунгуса». Автор отправляется в поездку по Южной Корее — таков специальный приз конкурса.

СПРАВКА
Литературная премия «Ясная Поляна» учреждена 15 лет назад музеем-усадьбой Л. Н. Толстого и компанией Samsung Electronics. Премия поддерживает традиции классической и актуальные тенденции современной русской литературы. В состав жюри премии, которое возглавляет праправнук писателя Владимир Ильич Толстой, входят известные российские писатели, литературные критики и общественные деятели. Лауреатами конкурса в разное время становились Наринэ Абгарян, Александр Григоренко, Гузель Яхина, Евгений Водолазкин, Алексей Иванов, Захар Прилепин, Василий Голованов, Михаил Тарковский, Роман Сенчин.

Ясная полня 2017 лауреаты премии

Ссылки по теме:
Андрей Рубанов: Я видел войну, и мне не понравилось — 12.10.2017
Варгас Льоса: «Пишите до изнеможения»
Повесть о настоящем мужике — 04.04.2017
Марио Варгас Льоса стал лауреатом «Ясной Поляны» — 04.10.2017
«Корней Иванович», детские книги и вопросы этики — 24.12.2016
«Ясная Поляна» объявила короткий список — 12.09.2017
В «Ясной Поляне» — «Голомяное пламя» и «Заххок» — 26.05.2017

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ