Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Москва

Текст: Елена Кухтенкова
Фото: gazeta.ru

Растет интерес к русскому языку в мире. А «виной» всему — санкции и конфликты вокруг России, которые вызвали нескрываемое любопытство со стороны иностранцев к русскому менталитету и языку, считает проректор Государственного института русского языка имени Пушкина Михаил Осадчий. По его наблюдениям, все больше родителей из зарубежных стран хотели бы, чтобы их дети освоили русский язык.

«Наблюдается устойчивый интерес к русскому языку, и вот те события, которые сегодня происходят, политические, они, как ни парадоксально, интерес к русскому языку увеличивают», — цитирует ученого РИА Новости.

Учить же его сейчас предпочитают интерактивно, иностранные преподаватели с удовольствием используют онлайн-лекции и семинары, привлекая для консультаций российских специалистов, которые контролируют и совершенствуют стандарты освоения языка.

«Электронный ресурс, он всегда есть, к нему доступ у каждого здесь и сейчас. Самое главное, мы можем обновлять его постоянно, вот есть желание что-либо дополнить или изменить — мы зашли на портал, изменили, и через секунду это доступно всему мировому сообществу. А бумажная версия — пока мы накопим эти изменения, пока мы переиздадим, если еще деньги будут, пока мы до всех это все донесем, это уже на самом деле уже устарело и никому не нужно», — анализирует ситуацию Михаил Осадчий.

Жестокий роман. Американские студенты и русский язык

Текст: Елена Кухтенкова
Фото: gramatik.ru

Более 250 тысяч человек по всему миру напишут  «Тотальный диктант» 14 апреля. «Суммарное количество участников прошлого года было по всему миру — 75 стран, это порядка 200 тысяч человек. В этом году мы точно перейдем планку в 250 тысяч, ну и, может быть, приблизимся к 300 тысячам», — сказала руководитель PR-службы проекта Ксения Эрдман на пресс-конференции, посвященной предстоящему событию. Количество желающих помочь в организации диктанта приближается к 20 тысячам по всей России. Эрдман также подчеркнула, что на сегодняшний день в проекте задействована практически вся Россия, но остаются регионы, участие которых пока затруднительно из-за отсутствия местной координаторской помощи.

«Я хотела бы призвать Карачаево-Черкесию, Ингушетию, Ненецкий автономный округ, Магаданский край и Алтай все-таки найти координатора у себя, чтобы и в этих федеральных округах был «Тотальный диктант», — сказала она.

Ксения также добавила, что в этом году ожидается увеличение числа стран, жители которых смогут проверить свой русский: еще четыре государства могут присоединиться к мероприятию, но точный состав стран-участниц пока не озвучивается. Ранее стало известно, что бесплатные подготовительные курсы по русскому языку будут организованы лингвистами в 15 странах, среди которых Австралия, Австрия, Англия, ЮАР…

Напомним, «Тотальный диктант» — ежегодная образовательная акция в формате добровольного диктанта для всех желающих, которая позволяет проверить уровень орфографической и пунктуационной грамотности. Впервые акция прошла в 2004 году в Новосибирске. Авторами текстов для диктантов в разные годы становились Борис Стругацкий, Дмитрий Быков, Захар Прилепин, Дина Рубина, Алексей Иванов, Леонид Юзефович. В этом году текст для диктанта готовит Гузель Яхина.

Гузель Яхина написала диктант

«Тотальный диктант»-2017 в цифрах и фактах

Текст и фото: Ольга Чиглинцева

Из-за технических накладок начало спектакля задержалось почти на час — зрители ждали его с большим нетерпением. Хоть как-то скрасить ожидание удалось министру культуры Владимиру Мединскому — он поздравил всех с премьерой. «Иван Сергеевич Тургенев очень яркий человек, не только великий писатель, но и мыслитель, государственный человек, занимавшийся очень разными видами деятельности. Желаю успехов актерам и всем приятного вечера. Я, к сожалению, не смогу посмотреть этот спектакль сегодня, поэтому очень вам завидую».

Действие начинается с видео — молодые актеры, занятые в постановке, проходят собеседование на знание Тургенева. Хотя скорее оно напоминает экзамен у нерадивых студентов: «Что ты читал у Тургенева?» — «Ну, «Муму», «Отцы и дети», там по школе было». В зале раздается дружный смех, так как подобный ответ звучит уже в третий раз. И это очень удачный ход — к нам подходят не свысока, а наравне — видите, мы такие же, как и вы, увлеклись Тургеневым, только когда им занялись в спектакле. 

На сцене из декораций неизменно присутствуют двери — входы и выходы жизненного коридора писателя. Через них то и дело проходят люди. Вот появляется мама Тургенева, Варвара Петровна в исполнении Любови Руденко — она ругается на слуг, на собственных детей и требует всех выпороть: «Дети как крепостные — если страх им неведом, будут жить по-своему, и ничего хорошего из этого не выйдет!» Ее жестокие слова раздаются эхом по залу — они становятся эхом из детства писателя, психологической травмой на всю жизнь.


«Никогда я таким, как маменька, не стану!» — заявляет Тургенев еще в детстве.


Писателя играет Анатолий Руденко.

Отец и девушка ТургеневаТаким, как мать, он и вправду не становится — Тургенев известен своими либеральными взглядами по «крестьянскому вопросу». Но недолюбленность оставляет след на его личности. Основные вехи в жизни писателя отмечены поиском настоящей любви. К первой пассии, Екатерине Шаховской, Тургенев даже не успевает подступиться — женский и мужской силуэты, просвечивающие через материю, исполняют страстный танец, и это оказываются его возлюбленная и отец. Выход своим чувствам главный герой видит в писательстве. Так появляется «Первая любовь». В Германии Тургенев знакомится с Бакуниным и его сестрой Татьяной. Между «дикаркой» Таней (играет Василиса Кузьмина) и главным героем пробегает искра. Бодрый молодой Бакунин (играет Артём Вершинин) интересуется, идет ли дело у Тургенева с его сестрой к свадьбе. Писатель вроде и не против такого поворота, но и не очень этого хочет, поэтому все разваливается: «Не дала развиться чувству, не проявила к нему доверия». Зато благодаря таким событиям Тургенев пишет повесть «Ася». И вдруг на экране появляется привлекательная женщина, а Тургенев говорит, что видел сон с незнакомкой. На сцену выходит человек и играет на пиле, которая становится «песней любви» всей его жизни — Полины Виардо в исполнении Джульетты Геринг. Тургенев не понимает ни слова из того, что она говорит, хотя, на радость зрителей, на экране появляются субтитры. Главный герой влюбляется без памяти — называет ее «своим ангелом» под жестокий смех ее дружков, позволяет Виардо нацепить на себя клоунский нос, спрашивая себя, зачем ему такая жестокая любовь, но ничего не может с собой сделать.

Тургенев и другие писателиА ведь будут еще отношения с Авдотьей (играет Наталья Тингаева) и с Ольгой Тургеневой, дальней родственницей, за которую активно будут сватать ее родители. Ольга представляет из себя совершенно неразговорчивую, сутулую фигуру, прикрытую темной вуалью, за которой не видно лица, а когда главный герой ее приподнимает — обнаруживает свою маменьку. Мать Ольги играет мужчина, что только подчеркивает нелепость ситуации.


Между сценами любви Тургенева к разным женщинам врывается «баттл» нигилистов и ретроградов, который просто взрывает неторопливое течение постановки.


Нигилисты представлены теми же бунтарями XXI века — рэперами. Ретрограды же пытаются перебить их своим пением под гитару.

Вместе с реально существовавшими людьми в пьесе есть и вымышленные герои — показано объяснение между Ракитиным и Ислаевым из пьесы «Месяц в деревне», хотя Ислаев тут скорее более ревнив, надрывен, нетерпим к своему другу и истеричен, — по сравнению с оригинальным текстом. Объясняются в любви между собой Базаров и Одинцова — но они редко смотрят друг на друга, отчуждены еще больше, чем в романе, и чаще смотрят в камеру, которая снимает их крупным планом.

Тургенев и писателиНо самым показательным оказалось принятие Тургенева в круг писателей. На сцену опускаются огромные фигуры Некрасова, Достоевского, Гоголя, Пушкина, Фета, Толстого. И среди них — такой маленький и… живой Тургенев. Потом из-за фигур выходят люди, представляющие писателей, но в масках. Они хвалят главного героя, берут на руки, повернув его в горизонтальное положение, и напевают: «Наш, наш, наш!» Но когда Тургенев умирает, на экране возникает «эффект старого кино» с точками и помехами на черном фоне. Это похоже или на космос, через который полетит душа писателя после смерти, или на то, что он увидит, как только в последний раз закроет глаза. А может, это просто означает конец.

Сверху опускаются надписи — названия его произведений и одновременно периодов его жизни, которые будут зажигаться в хаотичном порядке — как пролетают перед смертью воспоминания. А сверху опускается огромная фигура всеми узнаваемого нами Тургенева, через которую и уходит небольшой по сравнению с ним актер, сыгравший его.

Режиссер Глеб Черепанов объясняет это так: «Каждый писатель и вообще творец становится образом самого себя, даже памятником самому себе, хотя когда-то за этими образами, памятниками, фотографиями стояли живые люди».

Тургенев и Анатолий РуденкоО самой постановке он говорит:


«Любая биография — это материал для игры, для театра, для фантазии.


Мы не стремились создать документальную аутентичную историю, потому что это невозможно. Рассказать всю историю жизни человека — задача невыполнимая за два часа сценического времени, тем более рассказать жизнь такого человека. Мы хотели посмотреть на это с позиции сегодняшнего дня, сегодняшнего театра, того языка, инструментария, которым театр пользуется, показать, что Тургенев это не про вчера, не про позавчера, а именно сегодня, что это может быть остро и свежо». 

Сделать спектакль понятным для всех, используя современные технологии, при этом не «снижая» его до вульгарных шуток и чудовищных небылиц, режиссеру вместе со сценаристом Марией Виткиной (которая смогла собрать мемуары, произведения и разные жанры в одну пьесу) вполне удалось, несмотря на то, что это был их первый опыт в создании проекта по биографии писателя.

«Тургенев. Сегодня!» подготовлен ФЦП «Театральная Россия» при поддержке ООО «Газпром трансгаз Москва», аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе, благотворительного фонда социальных инициатив «Мир и гармония». Спектакль планируют показать еще в 18 регионах Центрального федерального округа, а также сделать киноверсию.

Русский Гамлет. К юбилею И.С.Тургенева

Отцы и дети прочтут Тургенева

Учреждена медаль к 200-летию Тургенева

Текст: Елена Кухтенкова
Фото: nazaccent.ru

Министерство образования и науки России представило примерную программу курса «Русский родной язык». Новая программа рассчитана на преподавание русского языка в 5—9-х классах. Познакомиться с ее содержанием можно  на сайте реестра примерных основных общеобразовательных программ. Документ одобрен решением федерального учебно-методического объединения по общему образованию от 31 января 2018 года.

Курс будет преподаваться параллельно с обязательным курсом русского языка. По мнению его авторов, предмет «Русский родной язык» не ущемляет права тех школьников, кто изучает иные (не русский) родные языки. Поэтому учебное время, отведенное на изучение данной дисциплины, не может рассматриваться как время для углубленного изучения основного курса «Русский язык».

Одна из главных целей нового предмета — воспитание гражданина и патриота, сказано в пояснительной записке к программе. Также среди ее задач «формирование представления о русском языке как духовной, нравственной и культурной ценности народа; осознание национального своеобразия русского языка; формирование познавательного интереса, любви, уважительного отношения к русскому языку, а через него — к родной культуре; воспитание ответственного отношения к сохранению и развитию родного языка, формирование волонтерской позиции в отношении популяризации родного языка; воспитание уважительного отношения к культурам и языкам народов России; овладение культурой межнационального общения». 

Курс рассчитан на общую учебную нагрузку в объеме 245 часов. В 5—6-м классе родной язык будет изучаться по 70 часов, а с 7 по 9-й класс — по 35 часов. 

Пушкин в подарок

Русский в Челси

Текст: Елена Кухтенкова
Фото: depositphotos.com 

В посольстве Республики Беларусь в честь Международного дня родного языка открылась выставка Национального исторического музея «Читаем белорусских классиков». В экспозиции представлены редкие издания, эскизы декораций и сценические костюмы к спектаклям, поставленным по произведениям белорусских писателей.

Как рассказала куратор выставки Оксана Воронецкая, среди экспонатов — изданные в 30-х годах прошлого века раритетные тома Якуба Коласа (известного белорусского советского писателя Константина Михайловича Мицкевича). А также куклы к спектаклю «Идиллия» Викентия Дунина-Марцинкевича. Их создала актриса театра Янки Купалы Зоя Белохвостик. Чтобы усилить присутствие родного слова в Москве, на выставке раздавали открытки с цитатами из известных белорусских поэтов.

Еще один подарок гостям праздника — это спектакль Национального академического драматического театра имени Якуба Коласа «Калісь глядзеў на солнца я…», посвященный одному из классиков белорусской литературы Максиму Богдановичу. Он создан к 125-летию поэта и дает возможность в полной мере насладиться белорусским языком, поскольку со сцены звучат стихи и песни на слова Богдановича

Это уникальный поэт, — рассказывает Оксана Воронецкая. — Он умер  молодым, и большую часть своей 25-летней жизни провел в России. Там выучил родной белорусский язык и создал шедевры поэтической белорусской классики. Его сравнивают с Лермонтовым и Байроном. В спектакле, который идет на белорусском языке, есть вставка на русском: диалог Богдановича со своими русскими друзьями.

Справка:

Международный день родного языка, отмечаемый ежегодно 21 февраля с 2000 года, провозглашен ЮНЕСКО не только с целью защиты языкового и культурного многообразия,  но и для обеспечения возможности более полного знакомства с языковыми и культурными традициями по всему миру.

Текст: Петр Моисеев
Фото: liveinternet.ru

 

Жемчужина сегодняшнего обзора — два романа блистательного Лео Брюса, незаслуженно малоизвестного английского автора, писавшего детективы в 30-е — 70-е годы. В серии «Золотой век английского детектива» вышли его романы «Дело без трупа» и «Неоконченное дело». В роли великого сыщика в них выступает сержант, а впоследствии частный детектив по фамилии Биф. Брюс жил в те времена, когда писатели старались выдумать действительно яркий образ детектива (а не просто наделить его женой, или любовницей, или вредными привычками). Зато и ярких героев было больше. «Фишка» Бифа в том, что из него сыщик как из Шрека — влюбленный. То есть и то и другое верно, но с виду не скажешь. Биф начинает свою карьеру в деревне, а описывает его подвиги начинающий литератор Таунсенд. В отличие от Ватсона, который создает свои записки исключительно из восхищения гением Холмса, или от Гастингса, который как будто бы и вовсе ничего не пишет (по крайней мере, не упоминает об этой части своей жизни), Таунсенд честно признается, что хочет сделать карьеру детективиста, а для этого надо не упускать случая и хватать сыщика, который оказался под рукой, — ведь на дворе тридцатые, вовсю пишут Кристи, Сэйерс, Карр, Аллингем и многие другие, зазеваешься — и Бифа к рукам приберут. Вот Таунсенд о нем и пишет. Хотя временами не очень в него верит.

обзор МоисееваНо это все, что ни говорите, антураж. Рефлексия над жанром и юмор прекрасны, но… как у нашего автора, собственно, с детективом? Ответ — замечательно. Оба романа содержат превосходные загадки и одновременно выворачивают наизнанку некоторые сюжетные схемы жанра.

«Дело без трупа» — в деревенский бар врывается местный молодой человек, заявляет, что совершил убийство, и недолго думая принимает яд. И все бы ничего, но ничто не указывает на то, что он кого бы то ни было убил или хотя бы мог убить. Разгадка замечательная, хотя, если придираться, можно было бы сделать небольшой упрек Брюсу относительно точности формулировки условий задачи… но можно этого упрека и не делать.

«Неоконченное дело» начинается подчеркнуто традиционно: совершено убийство некоего доктора Бенсона, все улики указывают на главного подозреваемого — богатого человека по имени Стюарт Феррерс, у которого, конечно, были и мотив, и возможность. Традиционность традиционностью, но через некоторое время мы начинаем замечать, что детектив развивается как-то странно. Биф неоднократно честно признается, что не может сложить воедино фрагменты головоломки — при том, что необъяснимые факты продолжают накапливаться. Ближе к финалу мы уже готовы поверить, что читаем экстраэкспериментальный роман, в котором герой, блистательно решавший загадки в предыдущих книгах серии, все же окажется с носом. Вот и название романа на это указывает. Однако любители жанра не будут разочарованы. Хотя читать издательскую аннотацию я бы не рекомендовал — опытному любителю жанра она может дать некоторые — совершенно излишние — намеки на развитие сюжета.

Следующую книгу я скорее бы квалифицировал как «любопытную» — это «Приговор» ставропольского писателя Ивана Любенко. О месте проживания автора я упоминаю не просто так, а потому, что любовь к малой родине у Любенко видна невооруженным глазом, и, надо сказать, краеведческая составляющая идет на пользу его детективным и полицейским романам и новеллам. Главный его герой — бывший шпион, а впоследствии присяжный поверенный Клим Ардашев, с которым мы знакомимся в романе «Маскарад со смертью». Время действия «Маскарада» — 1907 год, но почти каждая следующая книга неуклонно приближала нас к революции и Гражданской войне. В «Приговоре» как раз и описываются приключения Ардашева в 1918 году — преимущественно в Ставрополе и окрестностях. 

обзор МоисееваСкажу сразу: это не детектив — хотя несколько персонажей окажутся не теми. За кого себя выдавали, подлинных загадок в романе нет. Да и вообще развлекательное начало книги несколько ослаблено. Первая четверть романа (или даже немного больше) — хроника реальных событий, познавательная и живо написанная. Но, насколько убедителен Любенко, когда обрисовывает бесчинства большевиков, настолько малоправдоподобны у него внутренние монологи, скажем, Дзержинского. Зная — в теории, — что чекисты — негодяи, писатель все же бессознательно реконструирует их мотивы, руководствуясь своей логикой — логикой, судя по всему, здравого и порядочного человека. Поэтому тот же Дзержинский оказывается у него слишком идейным, слишком… благопристойным, что ли.

Впрочем, расследование в «Приговоре» тоже начинается, пусть и с опозданием. Ардашев успевает разоблачить трех разнокалиберных злодеев — одного уголовника и двух большевистских шпионов в стане белых. Шпионская романтика вообще близка Любенко, и он нет-нет, да и использует этот антураж (тем более, что Ардашев сам из тех офицеров, которые бывшими не бывают). Что же касается уголовника, его появление мотивировано возвращением к сюжету романа «Тайна персидского обоза» (который автор совершенно напрасно подробно пересказывает в «Приговоре»). Там речь шла о полицейском расследовании и поисках клада; преступника отправили на каторгу, но сокровища так и не нашли. И вот — отложенная развязка старой истории. В результате получается не вполне цельное повествование, а скорее три романа в одном: хроника, продолжение «Обоза» и шпионские игры. Правда, читать это отнюдь не скучно.

Тем более что у Любенко есть одно ценное качество: какие бы мрачные события он ни описывал, он всегда найдет, чем их уравновесить. Вот и тут: едва успев спастись от красных, Ардашев тут же возвращается к нормальной жизни — даже любимое монпансье ухитряется раздобыть. А, когда дело доходит до эмиграции, мы с облегчением узнаем, что герою на чужбине не придется терпеть нужду — он все предусмотрел и обеспечен настолько, что даже найденные сокровища может пожертвовать на пользу белого дела. Такой положительный настрой, что ни говорите, приятен.

А вот третья книга сегодняшнего обзора — «Смерть на винограднике» Мэри Лу Лонгворт —энтузиазма не вызывает. Притом что вышла она в серии «Чай, кофе и убийства», которая стоит того, чтобы любители жанра за ней следили. Но и на старуху бывает проруха.

Перед нами стопроцентный полицейский роман, но далеко не такой занимательный, как у Любенко. Лонгворт, подобно — увы! — многим другим современным авторам, считает, что для построения занимательного сюжета достаточно заставить своих следователей (в ее романах это судья Верлак и комиссар Полик) параллельно расследовать несколько преступлений (в данном случае три), интригуя читателя вопросом о том, в какой точке сюжетные линии пересекутся. Прием и сам по себе не слишком затейливый, а если он еще и реализован не слишком блестяще… 

обзор МоисееваПервая сюжетная линия — кража вина из подвала винодела Боннара. Вторая — несколько нападений на более или менее молодых женщин. Третья — убийство старушки неподалеку от места убийства второй женщины и одновременно — на винограднике Боннара.

Сразу же скажу, что одна из этих историй, как выясняется, не имеет ни малейшего отношения к двум другим. И развязка ее такова, что можно только пожать плечами — и зачем было огород городить?

Две другие линии все же ближе к финалу пересекаются, но объяснение того, как эти преступления связаны, самое примитивное.

Вторая сюжетная линия — однотипные нападения на женщин — таила в себе некоторый (не очень большой) потенциал: непонятно, что объединяет жертв, почему убийца выбрал именно их. Однако сам читатель ответ на этот вопрос ни за что не отыскал бы, ну а вытащить козырь из рукава или рояль из кустов — дело нехитрое.

Сыщики в этом романе не то что не великие, а просто недотепы. Когда один из фигурантов начинает вести себя ОЧЕНЬ подозрительно, герой говорит: что ж, я пошел за ордером, уходит… и забывает вернуться. Ну, отвлекся, понимаете?

Другой сыщик сначала просто ВЕРИТ одному из подозреваемых, потом — так же просто и безрассудно — проникается сомнениями на его счет, мчится вместе с приятелем в другой город, убеждается, что подозреваемый именно там, куда и собирался ехать, снова ему верит… ну и заодно со вкусом ужинает в дорогом ресторане, давая автору возможность посвятить несколько страниц кулинарной теме.

О том, что мастерству рассказчицы Лонгворт еще нужно учиться и учиться, говорит и вот какая маленькая деталь: в момент разоблачения преступника не всякий читатель сразу вспомнит, появлялся ли вообще этот персонаж на сцене или нет.

Разумеется, слабость сюжета автор — вполне в духе времени — пытается безуспешно компенсировать рассказом о личной жизни героев (особенно судьи Верлака); но… зачем нам это?

Единственный плюс книги — написана она достаточно гладко (хотя, возможно, это заслуга переводчика), читать ее можно без отвращения. Но можно и не читать.

Ле Карре и другие

Убийство на улице АСТ

Текст: Елена Новоселова
Фото: lanacion.com 

Можно ли найти общий язык с таким отвратительным персонажем Сети, как тролль? Есть ли какая-то польза от этих агрессивных разрушителей онлайн-спокойствия? Как относиться к публичному доносу или аутингу, классический образец которого — это история кинопродюсера Харви Вайнштейна? В Государственном институте русского языка имени Пушкина началась международная конференция «Пересекая границы: Межкультурная коммуникация в глобальном контексте», на которой ученые из 15 стран выясняют, как понять «другого». О конфликтах в современной культуре наш разговор с участником форума культурологом Оксаной Мороз.

Оксана Владимировна, часто ли современному человеку приходится «пересекать границы»? Почему эта тема стала модной?

Оксана Мороз: Вокруг нас сосуществуют самые разные стили жизни и общения. Многообразие и разнообразие — вот ключевые слова культурологов, антропологов, социологов, лингвистов… И если ученые не будут обращать на это внимание, не будут стремиться к междисциплинарным исследованиям, они увидят только хвост или хобот слона. Существующая ныне реальность — транзитная, межкультурная и межсоциальная. Нужно стирать границы, понимать «другого»…

А если он откровенно хамит, оскорбляет, как тролль в интернете?

Оксана Мороз: Мы можем понять, что ему нужно и даже какую пользу он приносит. Настоящих троллей раньше можно было встретить в довольно ограниченных пространствах, поскольку не существовало таких развитых социальных сетей, как сейчас. Это были эксклюзивные истории, когда аккаунты подвергались атакам троллей. Эти персонажи существовали в своей субкультуре и редко участвовали в общественной дискуссии.

Сейчас троллей можно встретить практически в любой ветке комментариев в фейсбуке, в «ВКонтакте», в «Одноклассниках». Они даже есть в инстаграме, хотя, казалось бы, это сеть, которая связана с изображениями, а не с высказываниями. С одной стороны, это означает, что


мы все можем оказаться объектами троллинга. А значит, надо учиться правильному взаимодействию с троллем, ведь от него никуда не деться.


Даже если вы его забаните, он прибежит к вам под другим именем.

А с другой стороны, современные тролли стали действовать гораздо проще и топорнее, их можно легко распознать. И в этом смысле они чуть-чуть безопаснее, чем их предшественники. Но беда в том, что троллинг, оскорбительные, дискриминационные высказывания, другая словесная агрессия — все это становится почти нормой в публичном онлайн-общении. Этикет коммуникаций в Сети очень расшатан. А агрессия, издевательства — это то, чем питаются тролли.

Вы сказали о пользе, но что может быть полезного в насмешках, неэтичных выходках?

Оксана Мороз: Тролли никогда не приходят к тем, кто не производит интересного контента, кто не создает интересной точки зрения, кто не мыслит в каких-то интересных перспективах. Они цепляются за тех, кто достоин внимания. Поэтому можно просто следить за тем, на какие темы направлено их агрессивное внимание, чтобы найти что-то действительно стоящее нашего погружения, нашего знакомства.

Поскольку тролли — это санитары леса, создающие агрессивный вызов, на который нужно реагировать, они на самом деле учат нас всех тому, как себя грамотно вести в Сети. В этом пространстве далеко не все добрые и пушистые. Поэтому нужно учиться реагировать на радикальные, выламывающиеся из нормы ситуации.

Универсальный совет по борьбе с троллями: перестать их кормить. Но что делать, если не удается абстрагироваться, не замечать оскорблений?

Оксана Мороз: «Забанить», как я уже сказала, действует не всегда.


Эффективно, но сложно — «затроллить тролля». Третий способ — стать для него скучным, то есть общаться спокойно, не выходить из себя. Тролль не получит удовольствия от раздражения собеседника и уйдет.


Есть правовой метод — собрать скриншоты переписки и попытаться обратиться с этим в соответствующее ведомство. Но это практически не работает, потому что и в России, и во многих других странах нет четкого механизма преследования за подобные высказывания. Кстати, сейчас идет глобальная разработка правовых актов, которые позволят преследовать человека за троллинг.

Кроме того, есть еще один сценарий действий. Во многих сервисах есть специальные кнопки типа «пожаловаться на публикацию», а социальные сети заинтересованы в сохранении спокойствия и комфорта своих пользователей.

Они разрабатывают механизмы вычисления троллей: программа считает количество оскорбительных слов в тех или иных постах, и данные об авторах отправляются модераторам.

У троллей есть национальные особенности?

Оксана Мороз: Да. С одной стороны, это связано с национальным законодательством. В странах, где существуют правовые методы борьбы с ними, они ведут себя более сдержанно, скрытно, аккуратно. Но при этом часто бывают более агрессивны.


Как мы видим по российской истории, наши тролли мельчают. Они не чувствуют, что совершают какое-то серьезное правонарушение, соответственно в этом нет никакого подвига и это не соотносится ни с какой доблестью. Можно говорить о том, что сама «культура» троллей в некоторых регионах нашей страны просто сходит на нет.


Юмор троллей тоже окрашен в национальные тона. Есть определенные способы шутить над чем-то. С другой стороны, существуют темы, над которыми в некоторых странах просто запрещено смеяться. В 40—50-е годы минувшего века в западной культуре сексистские шутки считались совершенно нормальными и не воспринимались как проявление дискриминации. Но попробуйте сейчас что-то сказать о какой-то несостоятельности женщин! Не только феминистки, все экспертное западное сообщество возмутится и будет вас шельмовать.

Шутки над представителями национальных меньшинств после Нюрнберга считают проявлением ксенофобии. А в русскоязычной культуре можно себе позволить шутку на грани фола на национальные темы.

В каждой культуре есть свои болевые точки. Ирония и юмор работают именно с ними. Мы иносказательно говорим о том, что у нас болит, что нас тревожит, мы смеемся над тем, что не можем обсудить. В свое время в фейсбуке, до того как там появился серьезный сегмент русскоязычных пользователей, были распространены так называемые мемориальные страницы, где можно было выложить соболезнования после смерти человека. Часто их посвящали умершим детям. И тролли приходили на эти страницы и писали совершенно чудовищные статусы. Например, начинали глумиться над родителями ребенка. Это был очень специфический черный юмор.

Свой доклад на конференции вы посвятили аутингу. Это тоже троллинг?

Оксана Мороз: Это предоставление в публичное поле информации, о которой человек не хочет говорить. Всегда считалось, что это донос, ведь вы не просто раскрываете информацию о человеке, вы делаете доступным то, что он хотел скрыть Но иногда аутинг совершают с благими намерениями. Собственно, история про Харви Вайнштейна как раз и есть аутинг. Если речь идет о некрасивых, неправомерных и даже криминальных действиях, то аутинг  по сути включает систему гражданского контроля. Мне интересно, как меняются способы реагирования на подобное поведение, как оно из этически некрасивого становится этически корректным и почему аутинга становится все больше и больше.

И даже в российском обществе, где такого рода проявления всегда считались стукачеством?

Оксана Мороз: Действительно, в советской культуре слово «донос» имеет негативный смысл. В западной — информирование представителей государства о чем бы то ни было опасном воспринимается как абсолютная норма, нет ничего страшного в том, чтобы вызвать полицию для разбушевавшегося скинхеда или нажаловаться на господина, который неправильно паркуется.


Но сейчас за счет сетей и интернет-сервисов аутинг расцвел пышным цветом и у нас. Высказывания одного человека о другом перестали быть анонимными: вы пишете под своим именем все, что вам заблагорассудится.


И если таких высказываний много, то ваш голос присоединяется к общему гулу, который может выглядеть как коллективная моральная паника: люди чрезмерно эмоционально на что-то реагируют, не разобравшись, в чем суть проблемы. Иногда это приводит к очень неприятным последствиям для тех, на кого вы набросились. Соцсети так устроены, что пользователи, совершившие аутинг, не отвечают за правдивость информации.

Пока у нас не очень получается выстраивать диалог с несимпатичными нам читателями в Сети. Но учиться надо, иначе мы будем находиться в состоянии постоянной войны всех против всех онлайн. И только кажется, что эта склока не имеет никакого отношения к реальной жизни. Все, что происходит с нами в онлайн-пространстве, влияет на наше самочувствие, эмоциональное благополучие. На взгляд на мир, в конце концов.

 

Текст и фото: Татьяна Шипилова

Даг Уоллес из одного из крупнейших литературных агентств Andrew Nurnberg Associates рассказал о британских и международных литературных фестивалях, о Годе британских и русских языков и литератур в Британии и России, в рамках которого прошло множество событий в 2016 году в двух странах «по обмену», в том числе в Россию приезжал с просветительской деятельностью сэр Иэн Маккеллен. К трехсотлетию Уильяма Шекспира самый известный волшебник Средиземья рассказывал о великом поэте и драматурге в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге: «Прекрасно, когда человек умеет держать публику, и отклик на его выступления был ожидаемо положительный: 85 процентов слушателей изменили свое мнение о Британии».

Также Уоллес поделился своим опытом работы в издательском бизнесе, высказал свое мнение об издательской сфере в России и рассказал, за что он любит свою работу. Даг Уоллес — литературный агент. Или литературный скаут, как он сам объяснил. «Вы, наверное, даже не знали, что такая работа существует, а ведь она идеальна для тех, кто любит читать!» — вдохновлено заявляет он и начинает свою лекцию с нескольких слов о литературе как искусстве.

«Многие считают, что литература — такая арт-форма, где читатель и писатель одиноки, но литература существует в разных ипостасях и способна менять мир. В мире литературы и культуры нет монополий, в нем люди работают вместе, чтобы курировать и развивать и читателя, и писателя».

Литературные агенты и менеджеры создают пространство, в котором автор может встретиться со своим читателем. Литература создается в диалоге с читателем, и только так существует литература как форма искусства.


Читая портрет Анны Карениной, каждый человек представляет свою собственную Анну Каренину. Именно в этом и прелесть искусства: из одного описания создается множество образов.


Издательская практика делится на три составляющие: менеджмент, издание, взаимодействие с читателем.

Из своего богатого опыта работы в издательском деле Даг Уоллес поделился кейсами из стран Ближнего Востока: Египта, Сирии, Ирака. По его словам, у писателей этих стран нет тех возможностей, какие есть у авторов в Москве или в Лондоне. Об авторах-женщинах, к сожалению, пока вообще практически говорить не приходится, а известные турецкие и арабские писательницы — скорее исключение, чем правило.

Но даже мужчинам на Ближнем Востоке, оказывается, сложно найти как своего читателя, так и своего издателя, поэтому нужно им эти возможности предоставлять.

«Мы публиковали тех авторов, чьи тексты показались нам новаторскими, разрывающими шаблоны, разрушающими традиции и ожидания читателей в том или ином жанре», — рассказывает Уоллес.

Были представлены три книги, изданные в Каире. Первая рассказывает о современном телепроповеднике, который оказывается втянут в политические интриги, и в итоге повествование уходит в триллер. Во второй книге события разворачиваются в Алеппо на фоне ужасных событий — войны в Сирии. Действия третьей — это фантазия, основанная на реальной истории великих мировых держав, в том числе России и Британии.

«Мы смогли новым авторам дать новых читателей, ведь именно в этом и заключается наша главная цель: искать новых читателей для новых современных писателей, — заявляет Даг. — 


Идеология вторична, главное — оригинальная идея и хорошо написанный текст».


Далее речь пошла о все больше набирающих популярность графических романах, другими словами — комиксах. Даг Уоллес рассказал о SelfMadeHero — издательском доме, с которым он сотрудничал при публикации новых комиксов.

«В Британии рынок современных комиксов мы создавали с нуля, искали сообщников. И нам это удалось». Для популяризации комиксов устраивались живые встречи с авторами, музыкальные акции на фестивалях в поддержку изданных книг.

«Мы одни их первых издали графический роман в жанре нон-фикшн, сейчас их много, но мы были первые, — похвастался Даг. — Также недавно вышел графический роман «Мастер и Маргарита» польской семейной пары. Анджей Климовский работал в киноиндустрии, в черно-белом кино, и всегда мечтал создать такую книгу комиксов. Так что мы воплотили его мечту в жизнь».

По мнению Дага Уоллеса, необходимо открывать читателю мир писателя, объяснять процесс создания литературного произведения. А поскольку многие писатели по сути своей интроверты, то они не способны сами организовать живую встречу. У многих есть блоги, страницы в социальных сетях, и читателю кажется, что он знает своего любимого автора, а при личной встрече оказывается сложным задать хотя бы один вопрос. Для этого и нужен институт литературных агентов. 


Именно агенты выстраивают мостики между писателем и издателем, писателем и читателем.


Литературные агенты читают огромное количество книг, ищут авторов по всему миру и приносят новые книги издателям. Они меняют литературный ландшафт, создают новую литературную сеть.

Агентство Эндрю Нюрнберга из российских авторов представляет Бориса Акунина, Сергея Лукьяненко, Виктора Суворова, Лилию Виноградову. Их очень хорошо принимают в Британии. Также агентство работает с фондом Ирины Ратушинской. Еще из русской литературы за границей интересны книги о русском искусстве, в особенности о балете, и, конечно, 


русская классическая литература, которая является началом и продолжением всего.


Даг Уоллес рассказал о таких литературных фестивалях, как GRANTA, ELCAF, Pop Up, об эксперименте TransLit, благодаря которым литературные агенты и менеджеры в Британии, а теперь и в России стараются популяризовать литературу как искусство, сделать из литературы цифровой проект, чтобы удерживать около нее людей. «Необходимо доносить до людей, что творчество — это процесс, это тяжелый труд, а не несбыточная мечта. За собой можно вести людей, находясь на разных позициях: писателя, читателя, блогера, журналиста, менеджера. Все эти люди создают пространство и приглашают туда людей», — говорит мистер Уоллес.

Относительно ситуации в нашей стране агент заметил, что в отличие от западной практики в России издательский бизнес все больше становится монополией: есть несколько крупных издательств, которые поглощают практически весь рынок, поэтому молодым писателям сложно пробиться: «У нас за контракт с автором конкурируют издательства, у вас — наоборот».

В целом же, по мнению лектора, Россия похожа на любую другую читательскую культуру: так же популярна научная фантастика, нон-фикшн, эпос в стиле фэнтези. «Еще одно из главных отличий, — замечает Даг Уоллес, — в том, что у вас в основном издают книги в твердом переплете, в то время как в Европе преобладает переплет мягкий».

Также Даг Уоллес считает, что у многих британцев мнение о России складывается из текстов именно британских журналистов, и это не есть хорошо: 


«Надо читать российских авторов, а для этого нужно писать на экспорт».


И в конце, отвечая на вопросы слушателей, Даг Уоллес заметил: «Пишите на родном языке, у вас на нем намного больше возможностей. Не верьте в то, что язык умирает при переводе. Ни один переводчик с этим не согласится. Переводчика нужно воспринимать как своего соавтора, как своего посла на другом языке. Как говорил Набоков, литература — она про язык, про выражение себя в слове. И ваше творчество — это не только язык, но и ваш рассказ о том, где и как вы живете. Пишите о России, а для того, чтобы вас читали в мире, ищете переводчиков, в России они есть».

КСТАТИ
Лекция Дага Уоллеса состоялась в рамках цикла «Теории и практики культурного лидерства». Встречи продолжаются, ближайшая пройдет 29 января и будет посвящена произведениям искусства в цифровую эпоху. Зарегистрироваться и узнать подробности можно здесь.

Читать по теме:

Юлия Гумен: «Нужен автор, который проломит стереотипы»

Немецкое агентство отказалось представлять Прилепина

Текст: Елена Кухтенкова
Фото: Центр «Этносфера»

В Москве открылась «Международная школа русского языка и культуры». На обучение в столицу прибыло более 200 иностранцев из Австралии, Латвии, Нидерландов, Италии, Ирландии, Казахстана, Китая, Молдавии.


Всего «курсантами» стали представители 15 стран, а также 17 регионов России. Это не только старшеклассники, но и студенты, и даже педагоги.


Школа обещает быть очень интенсивной. Участники смены в течение десяти дней будут обсуждать трудные вопросы современного русского языка, примут участие в мастер-классах по культуре речи и основам ораторского искусства. А чтобы дать гостям возможность поближе познакомиться с Россией, для них подготовили культурную программу. Они посетят Московский Кремль, Троице-Сергиеву лавру, музей П. И. Чайковского в Клину. Последним обучающим аккордом «Школы русского языка и культуры» станет концерт-фестиваль национальных культур и молодежная конференция «Россия в мире»: молодежный взгляд».

Организатором курсов для иностранцев выступил центр содействия межнациональному образованию «Этносфера», сообщает ТАСС.

Текст: ГодЛитературы.РФ
Фото: Александр Корольков/РГ

После оглашения результатов голосования жюри Национальной литературной премии «Большая книга» оказалось, что


первое место занял «Ленин. Пантократор солнечных пылинок» Льва Данилкина. Второй приз достался Сергею Шаргунову с книгой «Катаев: «Погоня за вечной весной». Замыкает тройку победителей Шамиль Идиатуллин с книгой «Город Брежнев».


В ответной речи Лев Данилкин вспомнил свое прошлое литературного критика, заметив, что теперь оказался среди тех, о ком он когда-то писал. «Я знаю их калибр. И от такого соседства голова кружится», — признался он. «Мы живем в мире, который придумал Ленин. Мне было важно показать его как философа, как человека, который придумал то, что стало нашей жизнью, XX веком. Что это был не «гриб», не «инопланетянин», а реальный человек», — заявил он.

Сергей Шаргунов сосредоточился на социально-депутатском аспекте полученной премии. Точнее, ее денежной части. По его словам, теперь он сможет поспособствовать строительству детской площадки в Сростках, на родине Шукшина, входящей в зону его депутатских полномочий.

Идиатулин, автор жесткого романа воспитания о Набережных Челнах начала 80-х, в ответном слове был публицистичен. «Я рад, что то время прошло. Не хочу, чтобы время, когда мы читали одно и то же, слушали одно и то же, возвращалось, как на карусели. Мы все разные. Пусть так и будет», — сказал Шамиль в ответной речи.

Перед этим были вручены награды тройке победителей народного голосования, которые стали известны несколькими днями ранее. Ими в этом году стали те же авторы и книги, но несколько в ином порядке.
«Катаев: «Погоня за вечной весной» Сергея Шаргунова, «Ленин. Пантократор солнечных пылинок» Льва Данилкина и «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина. Таким образом, в этом году «глас народа» совпал с «голосом экспертов» полностью.

Была также вручена награда в номинации за «честь и достоинство». Её в этом году удостоилась Виктория Токарева — автор многочисленных повестей и рассказов «про отношения», а также соавтор сценариев фильма «Мимино» и других. Недавно — 20 ноября — Виктория Самойловна отметила 80-летие. И, как она уверила, «вот поэтому всё и произошло». 80 лет — это отличный возраст, заявила она. И чтоб он подольше оставлялся таким же отличным, надо тренировать мозги. в том числе — книгами.

После очередного музыкального номера «оркестра революционных матросов» , знаменующего окончание церемонии, часть гостей осталась по привычке в Пашковом доме закусывать и обсуждать итоги 12-го сезона, а часть решилась на революционный шаг: переместилась через Москву-реку в один из столичных клубов, в огромной библиотеке которого шла интернет-трансляция церемонии, а по ее окончании была организована вечеринка «Автор-Party» с раздачей автографов и сессией вопросов-ответов.

Ссылки по теме:
Анонс церемонии «Большая книга» — 12.12.2017
Лев Данилкин: Погоня за Лениным — 12.12.2017
Народное голосование. «Большая книга» — 2017 год
Дорога, девушка и самолет. «Большая книга» — 07.12.2016
«Большая книга» как национальная гордость — 05.12.2016
Большая книга. Бессмертный полк — 06.05.2016
«Большая книга» получила отраслевую премию — 21.02.2016

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ