Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Нант

Текст и фото: «Фейсбук» Анны Старобинец
Печатается с разрешения автора

Аня Старобинец
7 ноября в 20:49

Во Франции, помимо гран-при, я получила абсолютно новый писательский опыт. Даже два опыта.
Старобинец-писатель-в-интернетеВо-первых, организация фестиваля Utopiales в Нанте. Надо понимать, что это реально большой фантастический конвент — круглые столы, презентации, журналисты, жанровые звезды мировой величины (в этом году были Лев Гроссман, Паоло Бачигалупи и т.п.) и национального масштаба; 82 000 посетителей за пять дней. Так вот. Абсолютно все мероприятия там начинались точно по расписанию. Минута в минуту. И заканчивались так же. Если в программе было сказано, что круглый стол — с 15:00 до 16:00, то круглый стол был ровно с 15 до 16.


За все пять дней по моим наблюдениям опоздал на круглый стол один писатель — Ален Дамасио, местная sci-fi знаменитость. «Ален — звезда, поэтому позволяет себе сильно опаздывать», — шепнула мне модератор круглого стола. Он опоздал — внимание! — на 3 минуты.


Ну а второй и еще более удивительный опыт — это раздача книжных автографов (которая значилась в программе каждого автора после каждого мероприятия с его участием, то есть каждый день раза по три-четыре). Во Франции (что в Нанте, что в книжном магазине в Париже) эта процедура выглядит так:
Писатели усаживаются рядком за импровизированные парты-прилавки, каждый торчит из груды собственных книг. К каждому писателю выстраивается очередь (разной длины — в зависимости от степени крутизны писателя, а также от расположения звезд) читателей. Дальше между писателем и каждым чуваком из этой очереди (остальные терпеливо и вежливо стоят на паузе) разыгрывается некое ритуальное действо:


Сначала Читатель любой степени задрипанности и Писатель любой степени крутизны здороваются и вступают в светскую беседу, при этом затевает ее писатель: «Дратути, как поживаете?»


Старобинец писатель в интернете — «Замечательно, а вы?» — «Я тоже в полном порядке! Как вас зовут?» — «Я Марк/Жан/Клод/Поль. Вы впервые в Нанте/Париже?» — «Да/нет, это такой чудесный город!» — «Спасибо вам за ваши книги!» — «О, это вам спасибо за ваш интерес!».
Потом Читатель сообщает писателю одно из двух:
— Я большой поклонник вашего таланта, я читал то, то, и это, а теперь хочу еще и вот это, не могли бы вы подписать для меня эту книгу? (берет книгу из стопки).
Либо:
— Я впервые вас вижу, никогда про вас раньше не слышал/ слышал звон, но никогда вас не читал. Не могли бы вы коротенько рассказать мне, о чем ваши книги? Вот эта вот, например? (тычет пальцем в одну из стопок). А еще вот эта? (тычет в другую).
Второй вариант («я ничего не читал») встречается чаще, чем первый. Причем не только в моем случае, но и в случае какого-нибудь Бачигалупи (у чувака премии «Хьюго», «Небьюла» и еще с десяток помельче) — мы с ним там за одной партой сидели.
Писатель реагирует на этот второй вариант парадоксально. Он не раздражается. Не говорит Читателю: иди и прогугли, о чем мои книги, а потом постучись и зайди снова как следует. Он терпеливо и доброжелательно пересказывает краткое содержание своих книг и их основные идеи: тут у меня такое, а там — вот эдакое. Вид у него при этом такой, как будто он продает элитные сорта кофе или дорогие французские вина. Когда Читатель, наконец, определяется, Писатель пишет ему на книге некое послание с автографом, после чего Читатель удаляется с подписанной книгой на кассу, а на его место заступает следующий в очереди — и все повторяется.


Особенно интересно наблюдать за авторами комиксов. Они — даже самые звездные — в качестве автографа нередко рисуют для Читателя картинку.


Старобинец. "Живущий"Могут в книге — а могут и на отдельном листочке/картонке, по просьбе Читателя. Я видела в парижском книжном мужичка, у которого был огромный альбом с картинками, нарисованными для него французскими, американскими и бельгийскими комиксистами. В его коллекции было около пары сотен рисунков. «И что, эти художники рисуют их вам бесплатно?» — офигела я. — «А как еще? — удивился мужичок. — Конечно, бесплатно. Я же прихожу к ним для этого на встречу с раздачей автографов!». И он показал мне блокнот с расписанием встреч с комиксистами по всей Франции на ближайшие несколько месяцев.
…По окончании автограф-сессии организатор сообщает Писателю: «Вы продали столько-то книг» (я, например, за 5 дней Утопиалес «продала» всего «Живущего», отгруженного в книжный магазин фестиваля). Появляется даже своего рода азарт.
Когда очередь иссякает, Писатель продолжает сидеть в груде собственных книг в ожидании новых клиентов (мероприятие обычно длится не меньше часа), сохраняя заинтересованное выражение лица. Темпераментный Бачигалупе, лауреат премий и т.п., американец итальянского происхождения, издающийся сказочными тиражами, так и вовсе махал ручкой и выкрикивал hello, my friend пробредавшим мимо потенциальным Читателям, что твой продавец ковров на рынке.
Понятно, что дело тут не в продаже. Понятно, что эти проданные десятки экземпляров не делают особой погоды в том, как расходится тираж. И понятно, что отстоявший очередь Читатель все равно купит твою книгу, что бы ты ему про нее ни спел, он за этим, собственно, и пришел.


А дело тут именно в ритуале. Читатель встречает своего Писателя. А Писатель — своего Читателя.


И они разговаривают на равных. Запросто и на «ты». Как, знаете, в старомодном предисловии к большому роману: «Желаешь ли ты, любезный мой читатель, услышать удивительную историю, которая приключилась со мною в Нанте…». И это тоже в каком-то смысле фантастика. И в каком-то смысле литература.

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ