Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Эдинбург

Текст и фото: Анна Матвеева

Анна-МатвееваПожалуй, ни в одном другом городе мира так не почитают (и не читают!) поэтов и писателей: в Эдинбурге, куда ни глянь, всюду наткнёшься взглядом если не на памятник романисту, превышающий высотой иной собор, то на цитату из классика, что украшает строительный забор, или на приглашение отправиться в book lover’s tour, или на бумажную «скульптуру», оставленную в библиотеке поэтов (да, здесь есть и такая!) загадочным неизвестным художником… Великой несвятой троице главных шотландских авторов — Роберту Льюису Стивенсону, сэру Вальтеру Скотту и Роберту Бёрнсу — посвящён целый Музей писателей, занявший исторический дом леди Стэйр в самом центре Олд-Тауна. Но и нынешняя королева британских сочинителей — Джоан Роулинг — не может пожаловаться на недостаточную любовь эдинбуржцев, ведь именно здесь начиналась её дорога к грандиозному успеху и всемирной славе.
Порою кажется, что гулять по улицам Эдинбурга — это всё равно что перелистывать страницы любимых книг!

Странная история декана Броди и Р. Л. Стивенсона

Анна-Матвеева-Город-писателей-Эдинбург-Роберт Льюис Стивенсон

Роберт Льюис Стивенсон (англ. Robert Louis Stevenson)/ru.wikipedia.org

Любимый писатель всех советских мальчиков (и некоторых девочек), Роберт Льюис Балфур Стивенсон родился 13 ноября 1850 года в Эдинбурге, в доме номер 8 на Ховард-Плейс. Семья была вполне обеспеченной, отец Роберта был потомственным инженером-строителем, занимавшимся, в числе прочего, строительством маяков на шотландском побережье. А Роберт Льюис был его единственным сыном, от которого отец, разумеется, ждал больших успехов и грандиозных свершений.

Позднее семья перебралась в более престижный район города, на Хериот-роу, в Нью Таун. Роберт Льюис, с детства страдавший тяжёлой болезнью бронхов (он перенёс круп в трёхлетнем возрасте), имел при этом невероятную волю к жизни, страсть к путешествиям и ярко выраженный талант к сочинительству. Отец, как уже было сказано, ожидал от наследника чего-то более серьёзного, и


Стивенсон окончил юридический факультет Эдинбургского университета, но не работал адвокатом ни одного дня.


Льюису Стивенсону в Эдинбурге (2013)

Памятник Роберту Льюису Стивенсону в Эдинбурге (2013)/ic.pics.livejournal.com

Он хотел только одного — писать стихи и романы, ну и, конечно, путешествовать.

История родной Шотландии всегда интересовала Стивенсона, и его первая книжечка, изданная на деньги отца, была посвящена Пентландскому восстанию. В молодости он сплавлялся на байдарках по рекам и каналам континента, особенно полюбилась ему Франция — здесь на свет появится его персонаж принц Флоризель, здесь Стивенсон познакомился с Фанни Осборн, американкой, которая станет впоследствии его женой.


Стивенсон путешествовал по всему свету, женился в Америке, а умер на острове Уполу в Самоа, где и был похоронен.


Туземцы называли писателя «Тузитала» — «Рассказчик».

Музей писателей в Эдинбурге Вальтер Скотт Роберт Бернс Стивенсон Фергюссон

Стивенсону было на момент смерти лишь 44 года, и после него мировая литература получила в наследство такие шедевры, как «Остров сокровищ», «Похищенный», «Катриона», «Вересковый мёд» и так далее. Но, пожалуй, лишь одно его произведение было в полной мере вдохновлено любимым Эдинбургом — более того, именно эта книга принесла Стивенсону славу и финансовую независимость от отца, которой писатель так долго искал.

Действие «Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда» происходит в Лондоне, но сюжет пришел писателю в голову за кружкой эля в одной из эдинбургских таверн или, быть может, во время прогулок по мрачным улочкам Олд-Тауна. В середине XVIII века в одном из домов старого города проживал всеми уважаемый человек — Уильям Броди, потомок славного шотландского клана, наследник знаменитой семьи краснодеревщиков (мебелью работы Броди обставляли свои дома все эдинбургские богачи). Броди получил от отца целое состояние, продолжил его дело, стал членом городского совета и даже деканом (главой) гильдии мастеров. Декан Броди — под этим именем он вошёл в историю.


Декан Броди приятельствовал, кстати сказать, с небезызвестными поэтами Бёрнсом и Фергюссоном.


Музей писателей в Эдинбурге Вальтер Скотт Роберт Бернс Стивенсон ФергюссонУвы, благонравную жизнь декан Броди вёл лишь в светлое время суток, а по ночам он переходил черту — и превращался в безжалостного и дерзкого грабителя, вместе с шайкой мошенников наводившего страх на весь добропорядочный Эдинбург.

Декан был страстным игроком и, как оказалось впоследствии, за несколько лет спустил на игре в кости и петушиных боях все отцовские сбережения. Первое ограбление Броди совершил, можно сказать, по случаю — знакомый обмолвился, что уезжает из города, вот он и решил навестить его дом в отсутствие хозяев. А потом — пошло-поехало… Грабежи становились все более дерзкими, аппетиты Броди и его подельников росли. Ничего святого для них не было — утащили даже серебряную булаву из университета, с которой ректор проводил церемонии по особым дням…

Эдинбург негодовал, от полиции требовали решительных мер. В конце концов был схвачен Браун, один из подельников Броди — и в обмен на сотрудничество выдал шерифу имена всех своих подельников. В городе долго отказывались верить, что добропорядочный декан Броди и бесчинствующий ночной грабитель — это одно и то же лицо. Неужели в одном человеке могут сосуществовать добро и зло в настолько чистом, прямо каком-то дистиллированном виде?..

Музей писателей в Эдинбурге Вальтер Скотт Роберт Бернс Стивенсон Фергюссон

Броди окончил свои дни на виселице в октябре 1788 года. Спустя сто лет Роберт Льюис Стивенсон напишет «Странную историю доктора Джекила и мистера Хайда», вдохновленную, как считается, историей Броди. Правда, герой Стивенсона перевоплощался в злодея не сам по себе, а вследствие приёма внутрь некоего эликсира, но в остальном сходство со зловещим деканом было разительным.


Эта книга, вызванная к жизни не только эдинбургской историей, но и любовью Стивенсона к Достоевскому (он высоко ценил «Преступление и наказание»),


имела огромный успех вначале в Великобритании, а затем и во всём прочем мире. Имена Джекила и Хайда стали нарицательными, персонажи Стивенсона прочно прописались в мире театра (есть даже мюзикл, где доктор Джекил танцует и поёт) и повлекли за собой целую плеяду новых двойников-супергероев —


Халк, Бэтмен, Человек-Паук, все они вышли из сюртука доктора Джекила, созданного Стивенсоном.


Музей писателей в Эдинбурге Вальтер Скотт Роберт Бернс Стивенсон ФергюссонСегодня в сувенирной лавке Музея писателей Эдинбурга можно купить гель для бритья «Джекил и Хайд» — для собственных экспериментов, надо полагать. Имя декана Броди носит одна из популярных таверн на Королевской миле, открытая, как считается, в доме преступника. А в честь Роберта Льюиса Стивенсона в соборе Святого Жиля в 1904 году была установлена бронзовая плита, созданная известным американским скульптором Огастесом Сент-Годенсом. Писатель изображён здесь в процессе работы над очередной рукописью, застывшим в поисках нужного слова…

Холодный промозглый Эдинбург не подходил болезненному Стивенсону по климату; но после смерти писателя имя его согрето здесь настоящим теплом и самой искренней любовью шотландцев.

 

Текст и фото: Анна Матвеева

Анна-Матвеева

Анна-Матвеева-Город-писателей-Эдинбург-Вальтер-Скотт

Уильям Аллан, «Sir Walter Scott, 1771—1832. Novelist and poet». Национальная галерея Шотландии/holst.com.ua

Пожалуй, ни в одном другом городе мира так не почитают (и не читают!) поэтов и писателей: в Эдинбурге, куда ни глянь, всюду наткнёшься взглядом если не на памятник романисту, превышающий высотой иной собор, то на цитату из классика, что украшает строительный забор, или на приглашение отправиться в book lover’s tour, или на бумажную «скульптуру», оставленную в библиотеке поэтов (да, здесь есть и такая!) загадочным неизвестным художником… Великой несвятой троице главных шотландских авторов — Роберту Льюису Стивенсону, сэру Вальтеру Скотту и Роберту Бёрнсу — посвящён целый Музей писателей, занявший исторический дом леди Стэйр в самом центре Олд-Тауна. Но и нынешняя королева британских сочинителей — Джоан Роулинг — не может пожаловаться на недостаточную любовь эдинбуржцев, ведь именно здесь начиналась её дорога к грандиозному успеху и всемирной славе.
Порою кажется, что гулять по улицам Эдинбурга — это всё равно что перелистывать страницы любимых книг!

Храм на родине героя

После жестокого подавления шотландской борьбы за независимость всяческие приметы «национальной идентичности» искоренялись англичанами на протяжении многих лет. И если однажды шотландцы вновь начали носить тартан, обрядились в килты и взяли в руки волынки, то благодарить за это нужно наиболее почитаемого местного писателя, обладателя самого что ни на есть шотландского имени — сэра Вальтера Скотта.

Более сотни лет тартан был под запретом, пока автор «Айвенго» не возродил интерес ко всему национальному, включая нарядную и очень тёплую клетчатую ткань. Может, ещё и поэтому в Шотландии так бережно относятся к памяти Скотта? Железнодорожный вокзал в Эдинбурге называется «Уэверли» в честь одного из его персонажей, а неподалёку расположенный памятник автору — это не какой-то там скромный бюст на родине героя, но практически храм!

Неоготический монумент высотой в 61 метр, несколько смотровых площадок, более шестидесяти скульптур, воплощающих героев разных романов Скотта, и, разумеется, статуя самого сочинителя, изваянная из местного песчаника. В руке — перо и, судя по всему, черновик нового романа, у ног — верный пёс, во взоре — задумчивость.

Вальтер Скотт и его герои встречаются в Шотландии повсюду — их имена увековечены в названиях улиц, пабов, отелей, их изваяния украшают музеи… В музее писателей на Королевской миле бережно хранится печатный пресс, на котором был напечатан «Уэверли», здесь же можно увидеть обеденный стол, за которым писатель нередко сиживал в своём доме на Касл-стрит, поглазеть на его поношенные домашние тапочки (подарок леди Кадоган), личные шахматы и даже локон его волос.

Скотт родился в Эдинбурге 15 августа 1771 года, а умер 21 сентября 1832 года в своём поместье Эбботсфорд (его могила находится в Драйбургском аббатстве). Вся его жизнь была отдана литературе — и родной Шотландии. Вальтер Скотт стал основоположником жанра исторического романа, но прежде получил диплом адвоката в Эдинбургском университете.


Вальтер Скотт имел постоянную юридическую практику, но, разъезжая по адвокатским делам, успевал собирать ещё и шотландские легенды, баллады, сказания.


А начинал он свой путь в литературе с поэтических упражнений — причем не только сочинял сам, но и делал переводы из немецкой поэзии.

Вальтер Скотт не мог похвастаться крепким здоровьем, в детстве он перенёс паралич и с тех пор сильно хромал. Тем не менее, каждый год автор «Уэверли» выпускал не менее двух романов, и это не считая повестей, поэм, статей и трудов по истории! Шотландские сочинения Скотта — «Роб Рой», «Пуритане», «Пертская красавица, или Валентинов день» и т. д. — навсегда изменили сам подход к историческому роману, принятый до той поры. Скотт выступил новатором, предложив читателю не «историю, написанную ради истории», а остросюжетное чтение, благодаря которому можно было ещё и найти ответы на кое-какие актуальные вопросы текущей эпохи. Действие других романов сэра Вальтера Скотта происходит в Англии («Айвенго» и пр.) и даже во Франции («Квентин Дорвард»), но, конечно, главное место в сердце писателя занимала родная Шотландия и любимый Эдинбург. Здесь и теперь говорят о нём с горячей благодарностью — неудивительно, что шпиль монумента Скотта виден на подъезде к городу издалека!

Музей писателей в Эдинбурге Вальтер Скотт Роберт Бернс Стивенсон Фергюссон


Между прочим, считается, что популярный ныне термин «фрилансер» впервые появился на страницах романа «Айвенго»


— так писатель назвал наёмного воина Средневековья, буквально — «вольного копейщика».

 

Текст и фото: Анна Матвеева

Анна-МатвееваПожалуй, ни в одном другом городе мира так не почитают (и не читают!) поэтов и писателей: в Эдинбурге, куда ни глянь, всюду наткнёшься взглядом если не на памятник романисту, превышающий высотой иной собор, то на цитату из классика, что украшает строительный забор, или на приглашение отправиться в book lover’s tour, или на бумажную «скульптуру», оставленную в библиотеке поэтов (да, здесь есть и такая!) загадочным неизвестным художником…

Великой несвятой троице главных шотландских авторов — Роберту Льюису Стивенсону, сэру Вальтеру Скотту и Роберту Бёрнсу — посвящён целый Музей писателей, занявший исторический дом леди Стэйр в самом центре Олд-Тауна. Но и нынешняя королева британских сочинителей — Джоан Роулинг — не может пожаловаться на недостаточную любовь эдинбуржцев, ведь именно здесь начиналась её дорога к грандиозному успеху и всемирной славе.

Порою кажется, что гулять по улицам Эдинбурга — это всё равно что перелистывать страницы любимых книг!

Просто Рэбби и Фергюсон в цвету

В России каждый может процитировать хотя бы одну строчку из обожаемого шотландцами Роберта Бёрнса — даже тот, кто уверен, что совершенно незнаком с его поэзией.
Музей писателей в Эдинбурге Вальтер Скотт Роберт Бернс Стивенсон Фергюссон

Вот, например:

Любовь и бедность навсегда
Меня поймали в сети.
Но мне и бедность не беда,
Не будь любви на свете.
Зачем разлучница-судьба —
Всегда любви помеха?
И почему любовь — раба
Достатка и успеха?

Вспомнили? Да, это стихотворение Бёрнса, величайшего из шотландских поэтов, переложенное на русский язык Маршаком.

Роберт Бёрнс (или как его назвали в России прежде — Борнс) родился 25 января 1759 году в селе Аллоуэй близ города Эр, в простой семье. В детстве будущий поэт натерпелся немало — тяжелый физический труд, голод и беспросветность крестьянской жизни. Но потом всё как-то наладилось — Бёрнс вступил в масонскую ложу, начал сочинять стихи (на шотландском диалекте), собирать местный фольклор, выпустил в конце концов книгу стихов, переехал в Эдинбург и обрёл здесь большую известность — причем не только среди простого люда, но и среди аристократов, ценивших изящную словесность.

Так и подбивает сравнить его сразу и с Есениным, и с Павлом Петровичем Бажовым: с первым Бёрнса роднят крестьянские корни, со вторым — то пристальное внимание, с которым поэт относился к балладам и песням, фольклору своего родного края.

Бёрнс прожил всего 37 лет, скончавшись не то от переутомления, не то от ревмокардита, которым страдал с самого детства. Умер, будучи известным, но бедным как церковная мышь — оставил после себя кроме стихов одни долги, а ещё восьмерых детей от разных женщин (от законной жены их было пятеро). В день своей смерти, ни раньше ни позже, Бёрнс стал отцом в последний раз — его пятый сын родился 25 июля 1796 года.


Слава Бёрнса была и остаётся так велика, что день его рождения отмечается теперь в Шотландии как национальный праздник.


25 января подают традиционный обед, состоящий из воспетых Бёрнсом блюд, среди которых обязательно присутствует хаггис (жуткая вещь, уж поверьте). Burns Supper сопровождается игрой на волынке и чтением стихов, многие из которых всякий уважающий себя шотландец знает наизусть.

Когда в Эдинбурге в 1999 году вновь начал работать Шотландский парламент, именно поэма Роберта Бёрнса «Честная бедность» (A Man’s A Man For A’That, 1795) прозвучала здесь в качестве гимна.

Но на одном патриотизме далеко не уедешь — как бы ни «продвигал» Роберт Бёрнс чисто шотландские ценности вроде хаггиса и равнинного наречия, ценят его стихи не за это. Каждый найдёт в стихах Бёрнса что-то своё: музыкальность, сюжет, мысль, ритм, игру, подлинное чувство — из чего, собственно, и складывается истинная поэзия.

Шотландцы знают, что Бёрнса всегда ценили в России — и гордятся этим. Творчество «Рэбби» (ласковое прозвище, данное поэту на родине) исследовал Белинский, им зачитывались Пушкин и Некрасов, его пытался переводить юный Лермонтов, его примером вдохновлялся Шевченко. Песни на стихи Бёрнса в переводе Маршака исполняли Кобзон и Толкунова, Лещенко и Градский, ВИА «Песняры» и группа «Интеграл». А помните песню «Любовь как роза красная» из кинофильма «Школьный вальс»? Так это же тоже Бёрнс — O my Luve’s like a red, red rose».

Именно эту строку теперь чаще всего цитируют любители поэзии Бёрнса: поэтому красную розу можно увидеть в числе других экспонатов в Музее писателей Эдинбурга. Посвящён он сразу троим великим шотландским классикам, но у каждого здесь есть свои апартаменты, так что никто никому не мешает. А к Бёрнсу даже здесь отношение особое.

Музей находится в старинном доме леди Стэйр, построенном в 1622 году. Сворачиваете с Королевской мили в живописный тупичок, которыми Старый город нарезан аккуратно, как торт, — и оказываетесь у входа в узкий и высокий дом, типичный для Эдинбурга. Последний владелец исторической недвижимости, 5-й граф Роузбери провел в доме серьёзный ремонт и подарил его городу в 1905 году, чтобы там открыли музей. Любопытно, что никто из писателей, чья память увековечена в этом музее (кстати, бесплатном), никак не был связан с домом леди Стэйр, но Роберт Бёрнс, когда приехал в Эдинбург в 1786 году, одно время жил неподалёку отсюда, по соседству.

Литературное-путешествие-в-Эдинбург музей писателей

В музее теперь экспонируются личные вещи поэта — наравне с домашними тапочками и детской лошадкой-качалкой Вальтера Скотта, курительной трубкой и удочкой Стивенсона, здесь выставлены конторка, за которой Бёрнс работал вплоть до дня своей смерти, и… слепок его черепа, полученного после смерти жены поэта — когда её хоронили рядом с мужем, то заодно сделали несколько слепков на память.

Бёрнс умер не в Эдинбурге, а в Дамфрисе, на юге Шотландии, там теперь находится его мавзолей. Но и в Эдинбурге память поэта чтят самыми разными способами — например, в соборе Святого Жиля (он же Джайлс, он же — Эгидий) с 1982 года имеется «окно» Бёрнса: разноцветный витраж работы исландского художника Лейфура Брайдфьорда. Художник вдохновлялся тремя самыми важными для творчества шотландского барда темами — любовью к природе, любовью к человечеству и любовью самой по себе. Портрета самого Бёрнса на витраже нет, зато присутствует его стилизованная подпись на чистом стекле.

Музей писателей в Эдинбурге Вальтер Скотт Роберт Бернс Стивенсон ФергюссонПамять второго, менее известного поэта, учителя Бёрнса и певца шотландского диалекта, увековечена в Эдинбурге как минимум в двух местах — всё в том же соборе Святого Жиля есть памятная доска, посвященная Роберту Фергюссону, а по Королевской миле, на Каннонгэйт, решительно шагает его бронзовая статуя, с которой любят фотографироваться туристы. Весной здесь красиво цветут фруктовые деревья, и розовая метель лепестков дикой сливы падает к ногам поэта, как признание, которого ему, возможно, не хватило при жизни. Роберт Бёрнс называл Фергюссона «старшим братом в поэзии», он был одним из первопроходцев, начавших писать стихи на шотландском диалекте — и вдохновлённый им Бёрнс оплатил похороны своего друга на кладбище Кэннонгейт, заказал надгробие и сочинил эпитафию.

Что касается самого Бёрнса, то


в 2009 году по итогам народного голосования на выборах «величайшего сына Шотландии» Бёрнс был признан абсолютным победителем в этой категории.


 

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ