Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Чужие дети» и благие намерения

Основанный на реальных событиях роман Дианы Машковой прямо ставит трудный вопрос: достаточно ли хороших дел для того, чтобы получилась хорошая литература?

Текст: Аглая Топорова
Обложка и фото автора с сайта eksmo.ru

 

Невероятно трудно рецензировать книгу благородного человека. Особенно когда текст посвящен именно тому, в чем, собственно, автор и проявил настоящее благородство: роман Дианы Машковой «Чужие дети» основан на реальных событиях — принятии в собственную семью детдомовских подростков. Со всеми сопутствующими такому радикальному изменению жизни проблемами и рефлексиями. Так что отдадим должное Диане Машковой-человеку и попробуем поговорить о Диане Машковой-романисте. И разговор этот, повторю, будет очень трудным, потому что возникает вопрос: надо ли писать о по-настоящему хорошем так же хорошо или замечательного поступка достаточно, чтобы текст воспринимался в любом виде?

 

«Чужие дети» — не нон-фикшн, а, по издательской аннотации, «роман». Вроде как роман взросления и роман воспитания, в какой-то момент переходящий в криминальный и даже приключенческий.

И вот тут у рецензента начинаются проблемы. Ну что можно сказать о тексте на действительно важную, трагическую тему, — но написанном как схематичная аляповатая иллюстрация к мыслям, чувствам и действиям автора?

Итак, преуспевающая на работе и в семье благополучная сорокалетняя дама, мать двух дочерей — годовалой и подростка — по прихоти работодателя попадает на праздник в детском доме. Встреча с подростками-сиротами переворачивает всю ее жизнь. Отныне она одержима идеей помочь какому-нибудь сироте — ведь подростку так же плохо без мамы, как и несмышленому младенцу, и что-то с этим нужно делать. Подростки, впрочем, не особенно жаждут быть усыновленными: они пьют, курят, воруют в магазинах и скучают по своим лишенным прав или отказавшимся от них родителям — алкоголикам, наркоманам, убийцам и прочим «симпатичным» представителям современного российского общества. У некоторых родителей не было с самого начала, но и усыновителям в «товарном» возрасте они не приглянулись, так что теперь досиживают свой срок в детдоме, ощущая себя никому не нужным «неликвидом». Ссорятся, отбирают друг у друга ценные вещи от спонсоров, бесконечно рассказывают друг другу — а значит, и читателю — чудовищные до умопомрачения истории своей жизни.

Именно к этому контингенту и приходит главная героиня со своими благими намерениями — отмыть, вылечить, выучить, стать другом и матерью. И втягивает в эксперимент всю свою семью — дочь-старшеклассницу, годовалую Машуню, мужа — крутейшего программиста, и даже злую мать, которая сама выросла в детдоме и с самого начала говорит героине, что ничего хорошего из ее затеи не выйдет. И действительно, приведенная в дом сиротка Юлька наводит в семье такие порядки, что маленькая Машуня плачет, старшая дочь почти не появляется дома, да и муж, с которым героиня еще недавно переживала второй медовый месяц, все чаще задерживается на работе… А к Юльке еще и зачастили дружки из детдома, что делает атмосферу в прекрасной семье совсем уж невыносимой.

Вот до этого места читать «Чужих детей» правда интересно. Потому что даже в схематично написанном тексте можно показать настоящую человеческую трагедию, к которой по логике сюжета все и идет, — героиня разрушает собственную жизнь из лучших побуждений и остается у разбитого корыта.

Но поскольку «Чужие дети» книжка все-таки агитационная, автор внезапно меняет сюжет и настроение: детдомовская хамка превращается в трогательную мамину помощницу, муж пропадает не у любовницы, а на секретном программистском задании — наивный читатель подумает, что взламывает серверы штаба Хиллари Клинтон, но нет, всего лишь вскрывает подпольную интернет-сеть по торговле кокаином; страшные дружки приемной дочери тоже оказываются очень милыми, в общем, заканчивается книга большим праздничным застольем, на которое поздравить приемных детей прибывает даже не одобрявшая всех этих затей бабушка.

Трудно понять, зачем Диане Машковой понадобилось рассказывать историю своей семьи (как она сама объясняет в предисловии — и беглое яндексование подтверждает ее искренность) в художественной форме. Если уж она на это решилась — честное документальное повествование об адаптации приемных детей-подростков имело бы и больший пропагандистский, и больший человеческий, и больший литературный эффект. Достаточно вспомнить недавнюю книгу Анны Старобинец «Посмотри на него», посвященную болезненной теме прерывания беременности по медицинским показаниям.

Сиротство — действительно огромная трагедия. И проблемы в этом случае не надо замазывать абсолютно нереалистическим сусальным золотом взаимопонимания и любви, а рассказывать все как есть, пусть даже это очень печально.

У советского писателя Альберта Лиханова была повесть «Благие намерения» про молодую учительницу, попавшую по распределению в детдом и устроившую там настоящую революцию — она начала отдавать детей на выходные благополучным семьям. В каких-то случаях это приводило к успеху, в каких-то к трагедии, но примечательно здесь то, что даже советские писатели в советское время не приукрашивали сложные темы, а пытались разобраться в них со всех возможных точек зрения. Что же мешает этому сейчас?

Диана Машкова. Чужие дети. М.: Эксмо, 2017

Просмотры: 524
03.11.2017

Другие материалы проекта ‹Рецензии на книги›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ