Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дарья Шафран. Самое сильное колдовство

Дарья Шафран. Самое сильное колдовство

Публикуем работы, пришедшие на конкурс кулинарного рассказа «Есть!»

Фото: @primal_harmony/unsplash.com

Дарья Шафран, Нижний Новгород. Самое сильное колдовство

— Ба-буш-каааа Шафраааан! — Дверь в кухню распахнулась, и зареванная принцесса кубарем полетела через порог. Размазывая по щекам слезы, она уткнулась лицом в полосатый передник старой кухарки, горько всхлипывая. 

— Ну-ну-ну, золотко, что случилось? Кто обидел эти маленькие глазки?
— Приииинц!
— Какой же он принц, раз до слез тебя довел? И не принц он вовсе, а так — тьфу да растереть! 
— Бабушка Шаф, он сказал, что не женится на мне, потому что я не красива-я-я-я и в соседнем королевстве принцесса лу-у-учше, и нос у нее меньше, и ноги стройнее, и кожа беле-е-е-…
— Врет! Как есть врет. И сам он… Дурак он, принцесса. 
— Он не дурак! Он самый лучший из всех принцев! Бабушка Шаф, научи меня колдовать! Ну пожалуйста! Я никому не скажу! 
— Так уж и любишь недотыкомку этого? 
— Люблю, бабушка Шаф, больше жизни люблю. На все готова! 
— Ох, грехи мои тяжкие. Так уж и быть, научу тебя. Но, смотри, обратного пути не будет — ни в светлый день, ни в темную ночь. Ни в горе, ни в радости не откажешься от знаний тайных, до смерти их помнить будешь, ни на что не променяешь… 

Принцесса завороженно кивала, глядя, как расправляются плечи старой кухарки, как медью и золотом отливают еще секунду назад седые волосы, как величаво поводит она рукой, приглашая подойти к столу. 

— Смотри внимательно, глупышка, и запоминай. Для самого сильного колдовства возьмем миску глубокую да широкую, бросим туда муки с полкило — белой да пшеничной, через сито просеянной, да молока свежего литр, да масла сливочного ложку, да дрожжей сухих упаковку, да два яйца. 
Снимай кольца, принцесса, месить будем. Крепче, крепче руки-то прикладывай, чай колдунство творишь! 

— Фуххх-шлеп! Фуууууух-шлеп! Фууух-шлеп! — У принцессы с непривычки заломило руки, но она все месила и месила, хлопала да оглаживала, пока не получился увесистый, гладкий ком. Бабушка Шафран накрыла ком керамической миской и убрала на печь — в теплое место. 

— Ну вот, полтора часа там у нас тесто постоит, подышит, отдохнет. А мы с тобой самым главным займемся. Тащи, принцесса, большую доску деревянную да ножи поострее! 
— Ой, а это не больно? 
— Это — прекрасно! Тащи! 

— Первым делом возьми луковицу — побольше да послаще, нарежь ее тонюсенько, да на сковороду в масло раскаленное кинь — до цвета золотистого обжаривать. А как обжаришь — фарш туда добавь. Да не жалей, не жалей мяса-то. И свининку, можно, и говядину, и все вместе — прям вот смело полкило. Не ошибешься. Ты же хочешь, чтоб крепким было твое заклятие? Ну вот… 
— Ой, а капуста зачем? А можно я кочерыжку съем? 
— Можно, только сначала половину кочана возьми да нарежь тоненько-тоненько. Вот, молодец. Теперь добавь ее на сковороду — к фаршу и луку, пусть потушится немножко. Теперь и кочерыжку можешь съесть. 

Принцесса жизнерадостно хрустела кочерыжкой, старая кухарка заваривала чай — по кухне плыл запах бергамота и цедры. 
— А что теперь? 
— А теперь выключаем сковородку, включаем духовку, достаем наше тесто и делим на две части. Ту, что больше, тщательно раскатываем скалкой.
— А говорить ничего не надо? Я читала, что при колдунстве заговор обязательно нужен. 
— Ох, горе ты мое луковое, ладно, запоминай: «Как река Волга-матушка ровно бежит, так скалка по тесту моя скользит. Да будут крепки мои вечно слова — хлеб всему голова, хлеб всему голова». 
Вот и готово. Теперь осторожно укладываем наш пласт на смазанную маслом сковороду с высокими бортами. Вот, умница. 

Уже не спрашивая совета кухарки, принцесса взяла сковороду с начинкой из фарша и капусты и начала выкладывать ее на тесто, разравнивая деревянной ложкой. Выложила, задумалась, потянулась за соевым соусом и хмели-сунели, добавила их. Удовлетворенно вздохнула и принялась раскатывать второй ком теста. 
— Это будет крышка, да, бабушка? 
— Точно-точно, укладывай сверху на начинку да краешки прищипывай, чтобы весь сок внутри остался. Воооооот, хорошо. Теперь осторожно в серединке проткнем, чтоб пар выходил, яйцом смажем — и в духовку. Минут на сорок. 
— Ой, как долго. А что мы делать будем? 
— Что делать, что делать. Осень на пороге, принцесса, дел невпроворот: надо травы с чердака снять да по банкам разложить — раз, ветра осенние из погреба выпустить — два, перину снежную пора взбивать да проветривать — три. А ты давай-ка беги на дальний двор, стекла в парнике переставь — последних зайчиков солнечных запустим…

Через сорок минут принцесса сидела на крышке старинного сундука в углу кухни. Жмурясь от удовольствия, она откусывала от пышущего жаром пирога с капустой и мясом и запивала ледяным молоком из глиняной кружки.
— Ну что, удалось колдовство?
— Ой, очень вкусно! Значит удалось? Удалось! 
— А что же с принцем будем делать? 
— Да ну его, дурака. Какой принц? Я лучше на курсы японского запишусь. И английского. И на фехтование еще, да, бабушка Шаф? 
— Конечно, девочка моя, конечно…

За окнами кухни гуляла сентябрьская ночь — стучала в стекло ветками, поливала дождем, просилась на порог. Колесо года снова повернулось. 

09.08.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конкурс «Есть!»›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ