Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
конкурс-кулинарного-рассказа

Елена Сумина «Аммлет»

Публикуем работы, пришедшие на конкурс кулинарного рассказа «Есть!»

Фото: pixabay.com

Пока Матвей был в командировке, Вера набралась смелости и написала в мессенджер:
— Прежде чем я к тебе перееду, хотела кое-что обсудить, можем?
— Давай, – быстро отреагировал Матвей.
У них еще продолжался, как его называют, конфетно-букетный период. Стадия была финальная – когда либо уже съезжаться и переводить отношения на другой уровень, либо постепенно расходиться. Как два взрослых человека за 35, они уже обсудили переезд Веры, но ее взволнованность не проходила. Опыт предыдущих отношений словно татуировка был выбит в памяти. И хотелось сделать все по-другому. Чтобы было долго и по-настоящему хорошо.
— Я дошла до стадии осознанности, — начала она издалека, — и надеюсь ее сохранить. Если меня что-то сердит, я сначала пытаюсь глубже копнуть. Понять, что именно меня злит, а только потом проговорить с тобой.
— И что тебя сердит и злит? Как-то все неожиданно усложнилось, – констатировал Матвей
— Ну вот меня рассердило, что ты предложил пойти в театр, а когда я тебе напомнила про билеты, ты отправил меня покупать их самой.
— Так, ну это понятно. Это было видно. Что еще?
— Подожди, что тебе было понятно? Я сама только вчера разобралась. Очень самонадеянно ты говоришь.
— Ладно. Что еще?
— Ну, еще немного сердит, когда ты суетишься и при множестве задач не записываешь их, а пытаешься все удержать в голове и забываешь все равно.
— Что еще?
— Да все пока. Но я хотела бы это лично обсудить. Вопросы позадавать. Ведь таким образом я тебя лучше узнаю, твои особенности. Я фиксирую, если что меня сердит. Ты нет?
— Нет… – поток сообщений остановился, и мессенджер замер на несколько минут. И вдруг снова дилинь-дилинь.
— Вот я скажу, что меня злит, – появилось на экране смартфона. — Я тут подумал и вспомнил.
— Рассказывай, – волна беспокойства нарастала и изнутри живота распространилась по всему Вериному телу.
— Что соришь и словно не замечаешь потом.
И еще одно сообщение угрожающе пропищало. Вера прочла вслух: «И что сжигаешь аммлет»
Матвей специально сделал ошибки в слове «омлет», чтобы смягчить удар, но это у него не вышло. Вера была возмущена. Если иллюзий относительно своего отношения к чистоте у нее не было, но вот омлет был коронным и единственным блюдом, которое у Веры, по ее мнению, выходило идеально.
Она перечитала снова и снова.
— Верчик, все в порядке? Ты сердишься? – закидывал ее сообщениями Матвей
— Нет, – отчеканила Вера, закрыла телефон и ушла думать.
А думала она про то, что так и не научилась готовить. В детстве все делала мама. Не сказать, что мама готовила что-то изысканное, но суп с фрикадельками и котлеты с картофельным пюре у нее получались отменно. Потом инициативу перехватил папа. И произвел фурор. Вера с братом всегда знали, когда папа выходной. На кухне появлялись салаты с виноградом и сыром дор блю или уткой и апельсинами, оригинальные супы: холодный свекольник, гаспачо, и мясо или рыба, запеченные в духовке до идеально-золотистого цвета.
Папу хвалили, а маму критиковали. Не то, что были недовольны маминой едой, но именно для папы приберегали комплименты: «Это точно папа готовил! Так соединить кисло-сладкий и соленый вкусы! Таким нежным сделать мясо!» «Да-да! — подключалась мама. – Конечно! Ведь лучшие повара в мире – мужчины!» Она так часто стала использовать эту фразу, что Вера в нее поверила и единственное, зачем подходила на кухню, — сделать чай или порезать овощи и фрукты. Все остальное она оставляла на откуп мужчинам – папе и брату.
Когда Вера вышла замуж, муж даже и не спрашивал. Открывал интернет, изучал рецепты и готовил.
— Будешь на ужин говядину в коньяке? – спрашивал он, пролистывая десятки кулинарных сайтов и натыкаясь на то, что откликалось у него урчанием в животе.
Вера любила вкусно поесть. А потому уплетала за обе щеки и говядину в коньяке, и свежеприготовленные роллы с лососем, и лапшу с курицей в соусе терияки. Но через пять лет брака оказалось, что не только на вкусно приготовленной пище строятся близкие, семейные отношения. Вера развелась с мужем и, живя одна, стала покупать полуфабрикаты, которыми была забита ее морозилка. А выйдя на работу, и вовсе забыла, что такое готовить: обеды и ужины были включены в социальный пакет.
Вера открыла мессенджер и снова прочла: «И что сжигаешь аммлет». Фыркнула. В новых отношениях она получила то, чего не было с мужем: теплоту прикосновений, готовность говорить обо всем на свете, общие интересы в искусстве. Но вместе с этим ей достался партнер, который не баловал – не часто готовил сам, да еще и был помешан на чистоте. Книжки, расставленные аккуратно по разделам и авторам, пугали Веру. Взяв что-то почитать, она беспокоилась потом, на правильное ли место вернула книгу.
По утрам, когда Вере не надо было на работу, она готовила завтраки. Если придраться с слову «готовила» и действительно выделить то, что Вера делала сама, а не то, что она разогревала — полуфабрикатные сырники или блинчики, например, то оставался омлет. Именно тот омлет, который, по словам Матвея, она сжигала. Вера действительно никак не могла приспособиться к газовой плите и каждый раз удивлялась тому, как быстро закипало в сковородке масло.
Особой оригинальностью Верины омлеты не отличались. Да, она могла поджарить сначала томаты, а потом вылить взбитые с молоком яйца или посыпать готовый омлет пармезаном, но все это было до боли просто. А еще и не всегда вкусно. Вера подумала, что Матвей поберег ее чувства и не сказал об этом, спрятавшись за сердитость относительно жареной корочки. Точнее пережаренной.
Вера решительно открыла интернет. Набрала «как не сжечь омлет». Вместо этого поисковик предложил ей десятки страниц с заголовками «Как сделать идеальный омлет». Слово «идеальный» вполне подходило под критерий «не сожженный», поэтому Вера принялась усердно читать.
Страница за страницей она поглощала информацию. На одном из кулинарных сайтов писали, что идеальный омлет готовится на сливочном масле, которое и делает его тающим и нежным. И печь омлет нужно сразу же, как взбили яйца, иначе блюдо получится плотным и плоским. Вера удивилась, узнав, что на одно яйцо стоит добавлять не более одной столовой ложки молока или сливок, иначе омлет окажется влажным и опадет. Авторы рекомендовали добавлять даже не молоко, а сливки и подчеркивали особую прелесть добавления ложки сметаны.
Один из важных советов, которые Вера даже перенесла в заметки на смартфоне, гласил: «Сначала омлет должен жариться на сильном огне, но как только он начнет подниматься, огонь надо уменьшить до минимума и томить блюдо под крышкой. Если омлет сверху еще влажный, а снизу уже подгорает, проткните омлет вилкой или слегка приподнимите с помощью лопатки, чтобы жидкая составляющая стекла вниз». Диапазон приготовления омлета всего-то две минуты! Да, тут самое главное – не зевать!
Час пролетел незаметно. Сделав необходимые записи, Вера от теории перешла к практике. В магазине в корзину полетели два десятка яиц, молоко, сливки, сметана, сыр, помидоры, ветчина, фарш, зелень. Она решила научиться не только не пережаривать омлет, но и сделать его вкусным и разнообразным. Была среда. До приезда Матвея, а значит, до результата «идеальный омлет» оставалось два дня.
«Ну что ж, – подумала Вера – омлеты хороши не только на завтрак».
И принялась за готовку. Несмотря на подкованность, которую она получила, впитав тонну информации, первый блин, т.е. омлет, вышел комом. Он не сгорел, что уже было прогрессом, но получился прибитым и сухим. Половина омлета улетела в помойку, и готовка началась по новой. Когда первый десяток яиц подошел к концу, Вера дегустировала нежнейший воздушный омлет с фрикадельками и помидорами по рецепту Джеймса Оливера. Четверг добавил разнообразия. В Верином успешном опыте появились: закрытый омлет с сыром и зеленью, приготовленный в духовке омлет с ветчиной, помидорами и петрушкой и еще один закрытый омлет с лососем. Готовя его, она чувствовала себя экспертом. Скорлупа двух десятков яиц в мусорном ведре это подтверждала.
В пятницу приехал Матвей, и они так увлеклись друг другом из-за недельной паузы, что и не вспомнили о разговоре. А утро субботы встретило Матвея ароматами с кухни.
— Мммм, как вкусно пахнет! Что готовишь?
— Аммлет, — подмигнула Вера, аккуратно поддевая яичную смесь с краю силиконовой лопаточкой и складывая ее вдвое. Она выложила пухлый полумесяц на тарелку, посыпала сверху зеленью и поставила перед Матвеем.
— Ух ты! – обрадовался он и поцеловал ее в щеку. – Попробуем.
За несколько минут одолев богатый на сырную начинку пышный подрумяненный омлет, Матвей посмотрел на Веру блестящими глазами, улыбнулся и произнес:
— Так, Верусь, омлет из списка сердитостей вычеркиваем! Дай обниму тебя, хорошая моя.
В объятиях Матвея мысль словно сама прибежала в Верину голову и зазвучала ее же голосом: «Я и не такое умею готовить!»
Упс. Может, не услышал?

20.09.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конкурс «Есть!»›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ