Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Литературный-обзор-периодики-литературные-журналы-и-интернет-в-апреле-2019

Литобзор (конец марта — первая половина апреля)

Обзор литературных журналов и социальных сетей

Текст: Борис Кутенков
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Борис-Кутенков-Литературный-обзор-периодики

Вышел третий номер журнала


«Знамя»,


посвящённый «молодой» прозе и поэзии. Интересной кажется разноголосица молодых писателей, рассказывающих о старте своей «литературной биографии», где отметим уверенное послание Анастасии Мироновой: «Я — ребёнок той России, и я постараюсь стать хорошим, серьёзным, большим писателем. Я люблю вычурную, красивую литературу, которую читают ради самой литературы, ради её красоты, ради наслаждения одним лишь писательским талантом и мастерством. Но сначала я напишу о том, как жили, на что надеялись и о чём жалеют сегодня те из моих ровесников, кто, как ни старался, не смог попасть на страницы журнала “Знамя”, не смог, как бы ни хотел, стать колумнистом ведущих изданий или кинорежиссёром. В общем, о тех, кто упал в зазор, в культурную пропасть. Сейчас я готовлю роман о детстве моего поколения…» Здесь же — сильная подборка стихотворений 

Литобзор литературных журналов и сети Бориса Кутенкова для Года Литературы Василий Нацентов

Василий Нацентов

Василия Нацентова (см. отзыв о его тонкой метафизической поэтике в одном из наших предыдущих обзоров).

Василий Нацентов:

Подумаешь о чём-нибудь ином,

но всё вокруг и глупо и неважно.
Плывёт по саду, листьями ведом,
вечерний дом с зашторенным окном,
и дому страшно, холодно и страшно.
 
Во сне и слове — время темноты —
как ветка голый, я дрожу и плачу.
Прижмись ко мне, безумцу немоты,
я ничего не знаю и не значу.

Литобзор литературных журналов и сети Бориса Кутенкова для Года Литературы Татьяна Бек

Татьяна Бек

В четвёртом номере «Знамени» — блок материалов о Татьяне Бек , приуроченных к её 70-летнему юбилею. О поэте, внимательном критике, учителе многих состоявшихся сегодня поэтов вспоминают Леонид Бахнов, Наталья Иванова, Олег Клинг, Екатерина Орлова. Олег Клинг: «Мало кто из поэтов может написать про своего “ангела”, который «был мертвецки пьян, / Земные дни ополовиня», про “самообман”, который «менял» Т. Бек “как грандиозная давильня”  ассоциация с изготовлением вина (здесь как символом жизни, мудрости). Т. Бек фиксирует одну из главенствующих особенностей своего «голоса, что пел / В избытке жалости, как пыла». Леонид Бахнов: «Потом она будет то яростно отстаивать право на непохожесть, штучность, отдельность, то в порыве самоедства восклицать: “Я сама виновата, сама, Что душа точно сад в паутине, Горе-горюшко не от ума, А, вернее всего, от гордыни”. И так далее — много можно цитат привести. Но мало-помалу всё сильнее звучал иной мотив: мотив приятия жизни, природы, людей таковыми, каковы они есть  со всеми странностями, изгибами, перекошенностями и даже уродствами. Она как бы поняла, что всё это есть не только часть жизни, но и предмет поэзии. Не бунтовать, не убеждать, не лелеять изгойство, а  проживать эту жизнь. И являть её в слове…»

Литобзор литературных журналов и сети Бориса Кутенкова для Года Литературы Евгений Викторович Степанов

Евгений Викторович Степанов

Евгений Степанов в «Детях Ра» продолжает серию публикаций о Бек для готовящейся не первый год книги интервью о ней — на этот раз его респондентом стала поэт Лидия Григорьева. «Например, она была очень дружна с семьей Войновича, который с большим скандалом и международной оглаской был изгнан из страны в Германию. Об этой крепкой дружбе, о тайных контактах с изгнанниками она сообщала мне шепотом, даже если мы сидели с ней на лавочке в пустынном и чахлом московском скверике. И про посылки от него с вещами и запрещенными в СССР книгами шептала. Дескать, с оказией передают. Есть такие люди, ездят. И давала почитать. Привозят, говорила, еще и “чеки” валютные для магазина “Берёзка”. Это была уже высшая степень дружеского доверия! У нее не было ни страха, ни сомнения, что не проговорюсь хоть кому-то…» Об уходящей традиции дружеского чтения «по кругу»:

Литобзор литературных журналов и сети Бориса Кутенкова для Года Литературы Лидия Григорьева.

Лидия Григорьева

«Но главное, что нас всех объединяло — это, разумеется, чтение новых стихов друг другу. <…> Собирались пишущие и примкнувшие к ним, как правило, у нее ли дома (Аэропорт), или у нас на коммунальной кухне (Сокол). Пока в нашей единственной комнате спал маленький сын, нам собираться было больше негде. Именно там Таня, запрокинув голову, громкоголосо и певуче прочла нам впервые: “Снова, снова снится папа”…» Фрагменты из будущей книги «Татьяна Бек. На костре самосожженья» публикует также «Дружба народов» в апрельском номере.


Апрельский «Новый мир»


открывается стихами Ирины Ермаковой — написанными, как свойственно этому поэту, на границе лирики и исторического нарратива. Отчётливо сквозит «украинская» тема — точкой отсчёта так или иначе становится «четырнадцатый год», от которого простираются нити и в керченское детство автора, и в

Литобзор литературных журналов и сети Бориса Кутенкова для Года Литературы Ирина Ермакова

Ирина Ермакова

«большую историю» с её ложными надеждами на «грядущего археолога». Минута индивидуализма — заслоняемого ложным единением всеобщей разобщённости, остранением бытовой ситуации с её незаметным трагизмом, — остаётся для героини Ермаковой определяющей.

рассчитались на мёртвый живой
жизнь уходила в распахнутом пьяном пальто
до свиданья вспыхнуло как снегирь у входа
все говорили на русском это было до
 
накануне четырнадцатого года

Литобзор литературных журналов и сети Бориса Кутенкова для Года Литературы Инга Кузнецова

Инга Кузнецова

Два важных интервью — с Ингой Кузнецовой в


«НГ Ex Libris»


и с Мариной Гарбер в «Эмигрантской лире». Кузнецова рассказывает о себе как о поэте: максимально дистанцируясь от собственного «я» и выходя на философский и культурологический экскурс, говоря об этом отстранении как о смысловом центре собственной поэзии: «Для меня очевидно, что биографическое и психологическое начала поэта не являются определяющими в его предельной работе. Выступают они в моей книге выпукло, остро? Может быть, и так, но это лишь эффект присутствия, свидетельство того, что текст добыт именно мной. Голос — вот это более серьезно. Но ни о каком самовыражении или разборках с множественными «я» автора внутри стихотворения говорить не имеет смысла.

Литобзор литературных журналов и сети Бориса Кутенкова для Года Литературы Марина Гарбер

Марина Гарбер

Поэтическое “я” — лишь спонтанная точка сборки бесчисленных нитей/связей, тянущихся настолько издалека, что это невозможно охватить простым взглядом». Есть некоторый риск в трансляции на массовую аудиторию сложных — и объективных по сути — представлений о поэзии как о «внезапном контакте с полнотой мира», но тем интереснее. Александр Радашкевич беседует с поэтом и литературным критиком Мариной Гарбер. О собственном критическом методе: «Я люблю тех поэтов, читая которых я до конца не понимаю, как «сделаны» их стихотворения, почему «срабатывают», откликаются с такой силой? Я пытаюсь разобраться, читаю и перечитываю, пишу о них, иногда, как мне кажется, даже что-то нащупываю, но нечто более важное непременно ускользает, потому что всякий раз я заново оказываюсь, по Мандельштаму, в «царстве неожиданности». Это, вероятно, и есть тот недостающий ингредиент настоящего: когда узнаваемый, не похожий ни на чей другой голос способен удивить, снова и снова.

Литобзор литературных журналов и сети Бориса Кутенкова для Года Литературы Александр Радашкевич

Александр Радашкевич

По этому признаку — не по созвучности, а порой даже по не-созвучности — я выбираю любимых и совершенно не похожих между собой поэтов…» О выживании поэзии в эпоху соцсетей: «Ощущение утраты “драгоценной преемственности” возникает в том случае, если рассматривать соцсеть как плодородную почву, в то время как она — лишь окно, вертикаль — вширь, а не вверх и не вглубь. Упомянутый тобой примитив существовал всегда, во все времена, просто в нашу виртуальную эпоху он стал более очевиден, сподручен. <…> И поскольку русская поэзия уже существует, то прорастать она будет где угодно, когда и в ком духу будет угодно».

Отвлечёмся немного от поэзии — и прочитаем отклики на книжные новинки:


на «Горьком»


Александр Беляев рецензирует книгу «Стингрей в стране чудес», недавно вышедшую в АСТ, — мемуары Джоанны Стингрей о приключениях в Советском Союзе 80-х и попытках популяризации русского рока на Западе. Рецензент отмечает полижанровость книги и её необыкновенную увлекательность: «…у Стингрей получилась необыкновенная по жанру книга. Это разом и музыкальный детектив с КГБ и погонями, роман взросления, роман воспитания, лавстори и так далее. И это не та книга, про которую пишут «основана на документальном материале». Это и есть документ. Видимо, стоило прождать пару десятилетий, пока литературные критики вместе с умными людьми признают нон-фикшн тоже литературой…»

Литобзор литературных журналов и сети Бориса Кутенкова для Года Литературы Дмитрий Бавильский

Дмитрий Бавильский


На Textura


Дмитрий Бавильский совершает подробнейший экскурс  в историю писательской и культуртрегерской деятельности Сергея Костырко — критика, прозаика, куратора «Журнального Зала», — к 70-летию последнего. О 90-х как «пике и расцвете отечественной культурной журналистики»: «Никогда ещё российская критика (не только литературная, но и художественная, киношная, театральная, музыкальная, даже балетная) не была такой глубокой и разнообразной, конгениальной изображаемому объекту, и так получилось, что Костырко, поступивший в критический отдел “Нового мира” в 1986 году, оказался в самом центре всех этих критических процессов, потребовавших для рецензий и обзоров особых пластических свойств. С одной стороны, литературная критика периода максимального расцвета добилась небывалого до сих пор общественного звучания, заработав репутацию ещё в перестройку, с другой — стала эстетически самодостаточным жанром. Как однажды сказал сам Костырко, мы пишем тексты как делаем табуретки, и все они должны стоять на своих собственных ножках. Каждое эссе или дежурный отклик на новую публикацию (в 90-х писали не только о книгах, но откликались ведь и на журнальные, даже на газетные публикации) не просто продолжал общий культурный контекст, но задавал собственный…» О старте «Журнального Зала»: «Я хорошо помню, как Костырко затевал тогда мало кому нужный сайт, как ему помогала удивительная Татьяна Тихонова, трагически погибшая затем во Флоренции под колёсами мотоциклиста-лихача, как искали инвестора, параллельно убеждая главных редакторов в необходимости общей электронной библиотеки для всех важных литературных изданий. Сейчас эта, отчасти общественная, деятельность Сергея Павловича, достигшего возраста патриарха, но несущего свой жизненный и творческий опыт с лёгкостью молодого человека из повести “Странник”, заслонила его прозу и даже критику, но для меня Костырко остается прежде всего тонким и негромким лириком, способным извлекать красоту откуда угодно…»

Литобзор литературных журналов и сети Бориса Кутенкова для Года Литературы Александр Чанцев

Александр Чанцев

Завершает наш обзор эссе Александра Чанцева  крик души об унылости и инерции в крупных издательствах, ориентированных на «форматность». «Они  [издательства] сами активнейше копают себе могилу, взбадривают даже себя бодрыми корпоративными речевками, играют в футбол черепом Йорика. Ибо спасти их может только гениальный, действительно выдающийся (новый, неудобный даже, в данном случае это синонимы) роман. Они же «заточены» — на бесконечное репродуцирование существующего…» По сути, очередное свидетельство постинституционального кризиса — и девальвации «традиционных» методов продвижения автора, казавшихся незыблемыми, будь то движение прозаика через издательство — или поэта через толстый журнал.

17.04.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Литературный обзор›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ