Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
конкурс рассказов о первой любви

На то она и первая…

Публикуем работы, присланные на конкурс рассказов «Любовь, Тургенев, лето»

Изображение: фрагмент картины художника Дональда Золана

Николай Ананьченко, г. Ставрополь

«На теплоходе музыка играет…» — гремело изо всех динамиков круизного волжского теплохода, который медленно, как бы неохотно, отваливал от причала. Весёлая толпа пассажиров толпилась у бортов, махала руками, посылала воздушные поцелуи остающимся на берегу. Солнце, наполненный речными ароматами воздух, предвкушение весёлого безмятежного отдыха делало атмосферу радостной, всеобще дружелюбной.

Павлик, трёхлетний, крепко сбитый карапуз,  внимательно и неторопливо осваивал окружающую обстановку. При этом он ни на мгновение не терял из виду родителей, которые, стоя у борта, смотрели на удаляющийся причал. Павлик постепенно расширял зону своих исследований, то удаляясь от мамы с папой, то снова подбегая к ним.

Пока ему всё нравилось. Даже слегка покачивающаяся палуба не пугала его, а даже веселила. Громкая музыка, радостное оживление людей вокруг наполняли его праздничным настроением, и он улыбался и даже что-то напевал себе под нос.

Наконец теплоход вышел на середину реки и, дав прощальный гудок, величественно понёс своих гостей по великой реке, предлагая им и красоту окрестных берегов, и свежесть волжского воздуха.

Среди окружающих его пассажиров Павлик сразу обратил внимание на девочку, его ровесницу, которая жалась к ногам своего отца и недоверчиво оглядывала незнакомых людей. Паша остановился и стал внимательно её разглядывать.

Ах, какая это была девочка! Словно сошла с картинки из детской сказки. Волнистые каштановые волосы обрамляли розовое личико, на котором светились огромные ярко-голубые глаза. Маленькие ножки были обуты в белые туфельки с золотыми пряжками. Платьице тоже было белым с кружевами, которые в солнечных лучах блестели разными цветами.


Но больше всего Павлика поразил бант в её волосах. Очень большой, почти как голова девочки, он был ярко-голубого цвета, точно как её глаза.


Рассмотрев пассажирку, Паша оглянулся на родителей и, убедившись, что они недалеко, двинулся в сторону маленькой красавицы. Некоторое время он стоял рядом, продолжая исподлобья рассматривать её, а потом сказал:

— А я Павлик.

Девочка опустила голову, плотнее прижалась к отцу и ничего не ответила.

Тогда мальчуган протянул руку и погладил кружева на платье девочки. Они были гладкие и тёплые.

— Тебя как зовут? — проявил активность новоявленный кавалер.

Родители девочки с улыбкой смотрели на Павлика, но на помощь дочке не пришли. После короткой паузы она тихо прошелестела:

— Лена.

Потом, очевидно посчитав эту информацию недостаточной, добавила:

— Я на палаходе плаваю.

— Я тозе плаваю, — радостно подхватил Паша. — Давай на чаек смотреть.

Лена посмотрела на родителей и, увидев, что они не возражают, выразила своё согласие кивком головы. Павлик сразу взял девочку за руку и подвёл к свободному участку борта.

— Вон, видишь сколько их. Это они хлеба плосят. Мы с папой сколо будем им хлеб блосать. А они его поймают и съедят. Хочес с нами их колмить?

Знакомство состоялось, и Паша уже не отходил ни на шаг от понравившейся ему девочки. Родители детей познакомились и сидели вместе в беседке  на палубе под большим зонтом, то и дело поглядывая на малолетнюю парочку.


Павлик от всей души развлекал подружку, оживлённо рассказывая ей о чём-то, при этом так активно размахивал руками, что казалось — вот-вот взлетит.


Малыши бегали по палубе, изредка подходя к родителям, чтобы поделиться особенно понравившимся.

Напрасно им предлагали попить соку, съесть булочку. Они только отмахивались и отбегали дальше. Вдвоём им было явно комфортнее.

Солнце уже начало клониться к кромке леса, когда запыхавшаяся парочка опять подбежала к родителям. Глаза их сияли, улыбающиеся лица были счастливы. Павел держал Лену за ручку и, наклонившись к ней, что-то прошептал на ухо. Та радостно закивала головой. Тогда мальчик повернулся к взрослым и сказал:


— А мы с Леной у нас будем жить. — Потом подумал и добавил: — Вместе.


Родители онемели от такого заявления. Повисла пауза.

— Ничего себе! — выдохнул папа Павлика.

— А Леночка-то согласна? — спросила его мама.

Леночка скромно опустила голову и несколько раз кивнула. При этом её бант, словно живя самостоятельной жизнью, тоже радостно закивал.

— Вот это да-а! — протянула Леночкина мама. — А как же мы с папой? Ты что же, выходит, бросаешь нас?

— Не-а, — качнула  головой Пашина избранница. — Я к Павлику с мамой и папой пойду. Я без них плакать буду.

Пашка с удивлением посмотрел на Леночку и, надув губы, пробурчал:

— Мы так не договаливались. Пусть они в гости плиходят, а спать домой идут.

Леночкины губы начали кривиться и подрагивать:

— Не хочу без мамы. Я с ними хочу!

Родители кинулись уговаривать своих чад, суля им всяческие блага в виде игрушек и сладостей. Однако прошло много времени, пока дети успокоились и согласились повременить с переездом. Они вновь взялись за руки и стали чинно прохаживаться по палубе.

Когда, уже в каюте, мама осторожно спросила Павлика, не будет ли он настаивать на совместной жизни с Леночкой, он рассудительно ответил:

— Пусть дома живёт. У неё и иглушек-то холоших нет. Одни куклы. — И, подумав, добавил: — У нас и клаватей на всех не хватит.


Гордо шёл по волжскому фарватеру белоснежный пароход, а вслед за ним летели чайки. Изредка они пронзительно вскрикивали, словно печалясь о несостоявшейся первой любви.


 

18.08.2018

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Любовь, Тургенев, лето»›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ