Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Литературный-обзор-периодики-литературные-журналы-и-интернет-в-август-2019

Обзор литературной периодики (июль — август)

Самое интересное из мира литературных интернет-изданий, «толстых» журналов и социальных сетей в обзоре Бориса Кутенкова

Борис-Кутенков-Литературный-обзор-периодики
Текст: Борис Кутенков
Коллаж: ГодЛитературы.РФ/фото: pixabay.com

Обзор литературных публикаций Валерий Лобанов

Валерий Лобанов

Августовский «Новый мир» открывает подборка Валерия Лобанова. Стихи, умещающие ёмкий звукосмысл в афористичные восьмистишия (в подборке – не только они, но кажется, что эта форма наиболее органична для автора), сами подают пароли о своих предшественниках. Лаконизм плотно сконцентрированного горя с примесью самоиронии – от позднего Дениса Новикова; просветляющая вселенская безнадёжность – от Георгия Иванова; но индивидуальная нота в рамках «почвеннического» вектора – узнаваемо лобановская.

захмелеть
не от рюмашки
от любови
от тоски
от классической ромашки
отрывая лепестки
 
выйти в поле
ты – не Вертер
нет бессмертья впереди
посидеть
послушать ветер
вынуть пулю из груди

Сайт «Прочтение» публикует уже вторую стенограмму дискуссии, состоявшейся в рамках проекта Владимира Панкратова «ФИКШН 35. Литературная премия для молодых авторов».


Реплики участников (литературных критиков Егора Михайлова, Полины Бояркиной, Максима Мамлыги, Сергея Лебеденко и других) прекрасный навигатор в пространстве современной прозы.


Обзор литературных публикаций Егор Михайлов

Егор Михайлов

Егор Михайлов: «Вообще разобраться в том, что происходит – это большая проблема. Если выходит кино, которое помогает как-то осмыслить современность, люди идут в кино. Если выходят книги, которые помогают как-то осмыслить современность, люди покупают книги, если этих книг нет, то и покупать их никто не будет. Поэтому я вкину такой тезис – можете с ним поспорить – мне кажется, как только у нас в России массово, в первую очередь, в художественной литературе, причем в популярной, в жанровой в какой-то степени, будет в больших количествах, часто отражаться повестка – то, что происходит здесь и сейчас на наших глазах, тем быстрее будет расти наш рынок. Потому что


людям нужно понимать, что происходит – не только на уровне событий


– с этим худо-бедно справляются новости, аналитические сайты и еще что-то, но какие-то экзистенциальные вещи».

Обзор литературных публикаций Сергей Лебеденко

Сергей Лебеденко

Обзор литературных публикаций Полина Бояркина

Полина Бояркина

Сергей Лебеденко: «…я поддержу Полину и Максима в несогласии с Егором – что если мы будем больше писать о современности, то люди будут больше читать. Выходил очень интересный роман про 2010 годы у Марины Вишневецкой – “Вечная жизнь Лизы К.”, и там есть протесты 2011–2012 года, которые раньше я встречал только у Пелевина (какое-то освещение, но довольно издевательское, как обычно у Пелевина), и война на Донбассе. Но текст, по моим ощущениям, прошел незамеченным. В то же время – я согласен с Полиной в том, что, когда автор берётся освещать современность, есть риск, что он возьмет эту современность, сделает её темой, но при этом текст получится клишированный, старый и архаичный сам по себе…»

Обзор литературных публикаций Василий Геронимус

Василий Геронимус

Textura публикует рецензию Василия Геронимуса об одной из самых важных книг последнего времени – «Вещество человечности» Ольги Седаковой (об этом сборнике глубочайших интервью разных лет поэта и мыслителя ваш обозреватель также писал на «Прочтении» в мае). Геронимус сосредотачивает внимание на принадлежности автора к русской интеллигенции: «Автор этой книги бессменно остаётся ярким и – хочется добавить – счастливо уцелевшим «после бурь, после гроз» явлением исконно русской интеллигенции. Перед нами книга интервью, которые Седакова давала на протяжении почти 30 лет. В интервью «Вещество человечности», по которому названа вся книга, Ольга Седакова, учитывая опыт католической религиозности (и опыт своих личных встреч с Римским Папой Иоанном-Павлом II), не противопоставляет красоту истине, а скорее идёт к древнему синкретическому единству истины, добра и красоты, заметно пошатнувшемуся в эпоху декаданса, на трагическом рубеже XIX–XX столетий». Интересно и отношение Седаковой к современности: «Идеологической моде в смысловом и ценностном поле книги этих интервью противостоит истинная современность.


И задача поэта – уловить, почувствовать ту единственно неповторимую грань мирового целого, с которой эта современность сопряжена».


Юрий Наумов Обзор литературных публикаций

Юрий Наумов

Обзор литературных публикаций Николай Милешкин

Николай Милешкин

Там же интервью в двух частях Николая Милешкина с рок-музыкантом и автором песен Юрием Наумовым. Интервью стало для вашего обозревателя пространством важных откровений об искусстве и собственной независимости, которой препятствуют мировые соблазны.


Пафос Наумова уравновешивается удивительной здравостью рассуждений о природе искусства.


«Насколько я понимаю, русский язык предоставил мне свободную карту. Это сродни тому, что я построил гоночный автомобиль очень не по-здешнему – и языку захотелось в этом автомобиле прокатиться. И он согласился на поставленное мной условие: Здесь рулит звук.

Будет так, как музыка скажет, ты здесь пальцы не гнёшь, какой бы ты ни был красивый и образный”.  Для богатого, мощного и властного языка – условие небывалое… Для того, чтобы это осуществить, целый ряд стандартов надо было радикально переписать. И если после этого моё искусство устоит — гарантии нет, но шанс имеется, – дальше будет возможно то, что было невозможно. Моя задача – обналичить эту возможность. Чтобы это сделать, этому нужно посвятить целую жизнь – причём весьма долгую жизнь, поскольку это вопрос десятилетий, если не полувека».

Олег Олегович Павлов Обзор литературных публикаций

Олег Павлов (1970—2018)

В июльской «Дружбе народов» пронзительные дневниковые записи разных лет Олега Павлова, прозаика, преподавателя Литературного института: «достоевская» рефлексия совестливого человека, затерянного в прагматическом времени и остро чувствующего свою неприкаянность. «Дневниковые записи вне сюжета – в тягость. Надо, чтобы судьба вовлекала в какой-то сюжет, и тогда записывать так же интересно и важно, как создавать роман.


Разгадать сюжет своего времени и почувствовать своё место в этом сюжете значило бы всё понять.


Но я вот, наверно, слишком приземлённый человек, чтобы ощущать себя вовлечённым в события, которых я не ощущаю нервами, чем-то реальным, живым. Живу я нервами. Искренней всякого вечного или всечеловеческого вопроса досаждает мне мысль о том, что тягостно в эту же минуту: хлопнула громко дверь в подъезде или вот муха жужжит».

Обзор литературных публикаций Дмитрий Бавильский

Дмитрий Бавильский

Любители дискуссий – не пропустите также круглый стол об эстетическом риске и литературном повиновении из июльского номера «Знамени». Дмитрий Бавильский: «Эстетический риск связан ведь не со степенью авторской радикальности, но с количеством подлинности. Кажется глубочайшим заблуждением, что эстетический риск – это откровенность и тематическое расширение, включающее какие-то табуированные доселе области человеческого существования (о, а включу-ка я в роман девушку, писающую на могилку своего возлюбленного, поскольку этого никто не делал): однажды мы с Дмитрием Александровичем Приговым обсуждали, что искренность в искусстве – первый признак его непрофессионализма. Чаще всего желание удивить (и тем более – шокировать) скрывает скудость ума и ограниченность творческих возможностей.


Экзотика легко попадается в поле зрения нетренированного глаза, гораздо интереснее увидеть нечто новое в обыденном, обычном, заезженном, знакомом.


Добавить хотя бы микрон свежести, лишний градус или ракурс интенции к тому “слову, что знают все”».

Обзор литературных публикаций Елена Иваницкая

Елена Иваницкая

Елена Иваницкая: «Ввести госидеологию, цензуру, опустить железный занавес, поставить писателя в жёсткие этико-эстетические рамки – это сегодня общее место. Буквально слово в слово с газетой «Правда» семидесятилетней давности. Вот, например. «Закрыть информационное пространство России от культурного западного потока, разрушающего в России “ядро культуры” вместе с этикой и морально-нравственными представлениями в условиях новой “холодной войны” является и уместным и необходимым». Это пишет Лев Черной (доктор, профессор и действительный член) в своей книге об этике (М.: Нестор-история, 2019, с. 116)».

Обзор литературных публикаций Валерия Пустовая

Валерия Пустовая

Валерия Пустовая:


«Я против конвенций – я за риск. За то, что пишется из зоны дискомфорта, а когда читается, ничего не нарушает, а напротив: утверждает ясное и точное видение жизни.


Такое, что каждый почувствует: с этим новым ясным зрением ему жить куда легче и прямее – удобнее для всего человечного в нём».

Обзор литературных публикаций Григорий Горнов

Григорий Горнов

А в августовском «Знамени» прочитайте стихи Григория Горнова метафизический, мощный «железнодорожный гул» вокруг смысловых путешествий, чья скорость и обгоняет биографическую последовательность, и не минует прямого композиционного нарратива.

Я всё не думаю о плохом.
А ты всё думаешь обо мне.
Сидишь пред пластиковым окном.
Апрельское дерево спит в окне.
 
И чёрно-бела его листва.
И чёрно-белость в его ветвях.
И чёрно-белый закон листа
Ветвями держится на цепях.
 
Со мною есть пол-любви твоей.
И по шарнирам бежит весна.
И я стою на обрубке дней.
И рядом фуры и поезда.

Обзор литературных публикаций Владислав Кулаков

Владислав Кулаков

Журнал «Цирк «Олимп» продолжает публиковать беседу филолога, исследователя неподцензурной поэзии Владислава Кулакова с поэтом Всеволодом Некрасовым, состоявшуюся в 1990 году. Некрасов о собственном стихотворном методе: «Когда я набрёл на повтор – это была возможность метода. Версия метода. Всякий метод желает стать самодействующим, повтор был один из самых больших соблазнов: ведь каждое слово вроде бы ничто не мешает повторять дважды. И мне хотелось – каждое. Но одно почему-то идёт – а другое не идёт; и было очень интересно. Мне хотелось повторить слово «солнце», чтобы было видно: «солнце, солнце»! Помню, что было несколько вариантов, и несколько лет я выруливал на какие-то случаи… Так или иначе, было ощущение, что я работаю с методом, и стих не случаен; это ощущение было важно. Началась работа, попытка составить ритмический словарь». О поэтике конкретизма:

Обзор литературных публикаций Всеволод Некрасов

Всеволод Некрасов (1934—2009)

«Конкретность – это поэзия, которая есть на самом деле, физически наиболее прочная. Потому что тогда вопрос ставился серьезно – и предшествовавшей эпохой ставился, и вообще: вопрос о том, дадут поэзии жить или нет, как ее уничтожают – и как она будет сопротивляться. Вот хотя бы своей потрясающей способностью цепляться за извилины в мозгах. Все дальнейшие ее хорошие качества и добродетели начинаются именно с этого». Об учёбе у Яна Сатуновского: «Сатуновский действовал своими идеями: они у него такие органичные были: “главное иметь нахальство знать, что это стихи”. Собственным примером: существует человек, который нет-нет – и вдруг как-то ловит себя на поэзии, именно ловит. Ловит себя на поэзии – это самый добротный конкретизм. То, что ты должен отметить, то, что есть на самом деле, вроде регистрации заголовков и вывесок – только внутри самого себя. Своя внутренняя речь – только отмечай то, что действительно того стоит. Я видел, что Сатуновский так делал – и у него получается – что так можно существовать. Я не сразу, но понял, что это для меня и есть пример. Но опять же: в общем-то, я и раньше делал то же самое, просто у Сатуновского увидел более выраженным, более осознанным».

Обзор литературных публикаций Андрей Рубанов

Андрей Рубанов

Обзор литературных публикаций Андрей РубановНа «Горьком» писатель Андрей Рубанов пишет об «Унесённых ветром» Маргарет Митчелл (к слову, перечитанных вашим обозревателем как раз в этом августе, в период отпуска: замечательная проза, вопреки своему сериально-беллетристическому наполнению). Текст Рубанова довольно хаотичный и не чуждый фактических ошибок: «Маргарите (??? – Б. К.) Митчелл удалось создать замечательный образ и сюжет любви честной и бесстрашной девушки к обаятельному цинику-бизнесмену» (помнит ли Рубанов, кого в действительности любила Скарлетт весь роман? Отнюдь не «циника-бизнесмена» Ретта.


Упоминание «честности» героини тоже наводит на сомнения, давно ли автор читал роман),


а в итоге вся психологическая канва книги сводится к воплощению американской мечты: «И фильм, и роман являются неотъемлемой частью и символом ”золотого века” Голливуда, эпохи бешеной прибыли и расцвета индустрии звёзд. Что касается России – многие умные американцы, знакомые с современной Россией, давно поняли, что русский капитализм создан по образцу американского – но не настоящего, а подсмотренного в голливудских фильмах».

 

 

 

 

 

 

 

23.08.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Литературный обзор›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ