Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
konkurs-kulinarnogo-rasskaza-66

Ольга Ермакова «В кондитерской»

Публикуем работы, пришедшие на конкурс кулинарного рассказа «Есть!»

Фото: pixabay.com

Это была относительно новая кондитерская в старом центре провинциального города. Она располагалась на самом нижнем этаже, у неё была красивая сиреневая вывеска с золотыми буквами, а внутри пахло свежими булочками и заварным кремом. Когда посетитель входил в неё, бойко звонил колокольчик, и сонный кондитер, высокий смуглый дедушка в белоснежных колпаке и фартуке, вскакивал со своего стула, расплываясь в приветливой улыбке. У него были мудрые карие глаза и некрасивое лицо, но эта улыбка не могла не располагать к себе.

— Вы у нас впервые? Может, я посоветую что-нибудь? – спрашивал он у тех клиентов, чьи лица ещё не успел запомнить, или тех, кто действительно пришёл к нему в первый раз.

Но однажды в его кондитерскую пожаловал почтенный мужчина преклонного возраста, полный, сутулый, почти лысый, в дорогом костюме и с тростью. Кондитеру посетитель сразу показался знакомым, но он молчал, опасаясь обознаться. Пришедший, в свою очередь, долго изучал предложенные на витрине пирожные, прежде чем посмотрел на стоящего за прилавком.

— Леонид? – удивился покупатель.
— Иван Петрович, какая встреча! Я, право, не сразу вас узнал!
Леонид искренне обрадовался и протянул руку мужчине. Тот быстро её пожал.
— Да, я малость облысел. И потолстел. Зато ты выглядишь весьма неплохо. И как ты тут не объедаешься? – спросил Иван Петрович.
— О, когда готовишь много сладкого, зачастую теряешь к нему интерес.
— Так значит, ты кондитер?
— Да. И владелец этого скромного места.
— Ого! – Иван рассеянно улыбнулся.

Леонид много лет проработал в доме Ивана, и бывшего хозяина он до сих пор очень любил. Кондитер затворил двери в своё заведение, усадил Ивана за круглый столик у окна, после чего долго суетился, готовя им кофе (он до сих помнил, что хозяин предпочитал пить его без сахара и с несколькими каплями молока) и водружая чашки с ним на поднос, на который уже поставил тарелки со своими лучшими пирожными: не приторным алым, блестящим и круглым, с посыпанной пудрой клубникой на верхушке; трехслойным в прозрачном стаканчике, первый слой которого был представлен шоколадным муссом, второй – шоколадными шариками, а верхний – взбитыми сливками; горьковатым брауни, украшенным сверху свежей малиной и мятой…

— Если захотите ещё что-то попробовать, только попросите! – улыбнулся он, ставя поднос на столик, и присаживаясь рядом с бывшим хозяином, невольно кряхтя при этом.
— Не стоило, — сказал Иван Петрович, внимательно глядя на Леонида.
— Как это не стоило? Это – меньшее, что я могу для вас сделать! Вы дали мне работу в такое трудное время! Не проходит и дня, чтобы я не вспоминал о вас с благодарностью, — Леонид вздохнул и, заметив, что Иван ничего не ест, пододвинул поднос к гостю. — Обязательно попробуйте красное. Если его разломить, из него потечёт клубничный йогурт.

— Ты сам придумал? – спросил Иван, беря ложку в руки и послушно пробуя указанное блюдо. – Ох, и правда, выше всяких похвал. Тает во рту.
— Моя Марта придумала. Она совладелица этой кондитерской.
— Ты остепенился?
— Наверное, это странно, в моем-то возрасте. Но, да, нашел себе жёнушку. Она младше меня на пару лет. И она немка.
— И как же её забросило в наши края?
— Это долгая история. Познакомились мы на курсах по кулинарии.
— Подходящее место, чтобы найти жену. – Иван похлопал немного смущённого Леонида по плечу.

— Да, мне повезло. Она, правда, очень хорошая. Вы даже не представляете, как я мечтал завести семью, — честно сказал он. – Особенно когда я работал у вас и видел, как растут ваши дети, как хорошо иметь весёлую супругу. Конечно, детей у нас с Мартой уже не будет, но я очень рад, что хотя бы не проведу последние годы в одиночестве.
Иван мрачно усмехнулся.

— Ты бы и с нами не пропал. В смысле… Моя семья тебя очень любила. И я тебя очень любил. Ты был нам как член семьи.
— Спасибо, Иван Петрович.
— Но ты всё правильно сделал. Теперь я это понимаю. Ты вовремя ушёл.
Они немного помолчали. Бывший хозяин отодвинул опустевшую тарелку и парой больших глотков допил свой напиток.
— А как вы сами? Как ваши родные? – полюбопытствовал Леонид.
— Всё идёт своим чередом. Не переживай, всё в порядке.

Внезапно Иван вспомнил, что ему уже пора. Он оплатил все поданные десерты и кофе, хотя его бывший работник явно был задет этим:
— Позвольте мне хотя бы положить вам с собой то, что вы не попробовали! – воскликнул он, поднимаясь вслед за Иваном. В этой мелочи его бывший хозяин не мог ему отказать. Приняв пакет от Леонида, он вымолвил:
— Всё было очень вкусно. Спасибо за приём, дружище. Рад был снова повидаться.
— Иван Петрович, заходите ещё! Для меня всегда будет большой честью вас принять!

Они снова пожали друг другу руки и распрощались. Прозвенел колокольчик, оповещая, что мужчина ушёл. Леонид убрал со стола поднос с грязной посудой, вымыл её, опустился на свой стульчик за прилавком и усталым движением потёр лицо ладонью.

Вечером, за ужином, состряпанным Мартой, он был молчалив и даже не хвалил по обыкновению её готовку. Женщина осмелилась поинтересоваться у мужа, что так расстроило его, только когда они уселись возле камина с рюмочками настойки из черноплодной рябины в руках.

— Ко мне заходил мой бывший хозяин, у которого я работал дворецким в трудные для себя времена. Мы с ним с института знакомы. Он рано выбился в люди, у него была прекрасная семья и своя фирма.

— Почему «была»? – заинтересовалась женщина.
— Да… я узнал костюм на нём. Он его носил, ещё когда я работал у него. Трость его тоже выглядела далеко не новой. Я заподозрил неладное, но решил не допытываться у него о его положении, чтобы не задеть его гордость. Он ведь очень гордый. Ты себе даже не представляешь. – Леонид пригубил свою настойку со скорбным видом. – Как только он ушёл, я позвонил нашему общему знакомому, полагая, что тот в курсе дел Ивана Петровича. И что же ты думаешь? Оказалось, его компания уже несколько лет назад как обанкротилась, а молодая жена ушла от него, забрав детей.

— И ты грустишь из-за этого?
— Конечно! Вдруг ему нужна работа? Мне стоило предложить ему! Возможно, его положение куда более бедственное, чем мы с тобой можем предположить!
— Не думаю, раз у него достаточно денег на наши пирожные, — хмыкнула Марта. — Да и если бы он нуждался в работе, то уж наверняка попросил бы о ней. Или намекнул бы.
— Я тоже не просил в своё время! И не намекал! – выпалил Леонид и со вздохом добавил: – Но он помог…

Марта лишь усмехнулась и покачала головой. Загадочная русская душа всегда ищет проблемы там, где их нет – в этом женщина за свою жизнь много раз успела убедиться. Что толку думать о бедах бывшего работодателя, о котором уже немало лет не было ни слуху, ни духу? Но ей хватило такта выдержать паузу, а затем попытаться перевести тему:
— Лёня, чудесный напиток. Может, стоит и его на продажу пустить?

Тем же вечером в съемной однушке на другом краю города Иван Петрович сидел на табуретке напротив мусорного ведра. Сперва туда полетела старая газета с объявлением об открытии кондитерской, а потом и дорогие десерты, упакованные в красивый пакет.
Ему уже давно диагностировали диабет.

17.09.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конкурс «Есть!»›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ