Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Осенние беседы с Командором. Часть 3. Владиславу Крапивину — 80

«Как засвистит ветер за окном, бегу на балкон к телескопу…»

Текст: Дмитрий Шеваров
Фото: 1970-е/из архива В. П. Крапивина

Екатеринбург — Москва

Беседа третья: о «Каравелле», Володе Матвееве и светлой картине, которой не видно впереди

Знаю, что в 1970-х вам предлагали переехать из Свердловска в Москву.
Владислав Крапивин: Я сказал: «Да не могу переехать: «Каравелла» у меня». Они этого никак понять не могли: «Мы дадим тебе новый отряд». Я пытался им объяснить: «Но это же будет другой отряд!»

Когда вы с ребятами выходили на самодельных яхтах, как вы справлялись со своим страхом? Иногда ведь и за одним мальчишкой уследить трудно, а тут…
Владислав Крапивин: Страх был всегда. Я все время думал о безопасности. Раньше жилетов не было, но мы покупали пляжные резиновые круги и надевали на каждого, никто без них не выходил. Но страх оставался. Когда я советовался об этом с Володей Матвеевым, он говорил: «Ну что ты хочешь — ты ведь взвалил на себя крест…» Так и сейчас: как засвистит ветер за окном, бегу на балкон к телескопу и смотрю, как и что. Здесь часто налетают шквалы, это бывает внезапно и потому опасно. Поэтому хочу повториться: соблюдение техники безопасности всегда было одной из основных забот у нас во флотилии…

Сколько же сейчас судов у «Каравеллы»?
Владислав Крапивин: Около тридцати.

Ну это уже не флотилия, а целый флот. На днях узнал, что «Каравеллу» можно поздравить с новосельем — отряд получил большое здание в самом центре города.
Владислав Крапивин: У меня какая-то ностальгия по прежнему нашему дому, на Уктусе который был.

В 1960—70-е годы вам помогали спасать «Каравеллу» такие же, как вы, романтики — Владимир Матвеев и Симон Соловейчик. Тогда их имена знали почти в каждой семье. Они не только блестяще писали о педагогике, они создавали свою педагогику…
Владислав Крапивин: С Симой Соловейчиком я познакомился в 1960 году, когда свердловский журфак, где я учился, направил меня на практику в «Комсомолку». А с Матвеевым меня свел «Пионер», Володя был заместителем главного редактора журнала. Мы понимали друг друга с полуслова, он был знаком с ребятами нашей «Каравеллы», приезжал не раз в Свердловск, и мы к нему. Ехали в Севастополь через Москву, переночевать негде — куда деваться? — к Володе. Он помог узаконить «Каравеллу» в ЦК комсомола, официально оформить ее, а это было очень непросто. Ведь одно название «Каравеллы» приводило в ярость местных начальников: «Дети обособляются, дети не слушаются, дети спорят со взрослыми, дети очень много о себе воображают…» Благодаря Володе Матвееву у нас появился статус отдельной пионерской дружины, удостоверение, знамя.

Помню, при Матвееве в «Пионере» была постоянная рубрика, посвященная «Каравелле». А сегодня о «Каравелле» из СМИ ничего не узнаешь. Как и о тех немногих энтузиастах, которые, увлекая мальчишек высокой романтикой и добрым делом, спасают их от «групп смерти», от наркотиков и компьютерных игр. А кто знает сегодня педагогов-новаторов? Ну не вымерли же они все?   
Владислав Крапивин: Просто некому стало писать и рассказывать об этом. Я листал интернет перед началом учебного года: пишут только о проблеме школьной формы. Других, более острых проблем у школы нет. Сколько стоит, какого цвета, какие пуговицы… А мне непонятно: зачем вообще нужна эта форма? 

Я понимаю, что быть консерватором и ретроградом плохо, но я вернул бы школу к тому лучшему, что было в начале 1960-х годов: программы, методика, ритм школьной жизни, товарищеская атмосфера. А какая сейчас может быть атмосфера, если дети учатся под прицелами видеокамер, а перед ЕГЭ их обыскивают?

Так ведь и учителя под камерами ведут уроки, и ЕГЭ проверяют, согнанные со всего района под надзор все тех же камер.
Владислав Крапивин: Получается, что для государства и ребенок, и учитель — потенциальные преступники.

И каким вам видится будущее нашей школы?
Владислав Крапивин: Я его не могу разглядеть. Надо, чтобы все прояснилось, устоялось, утвердилось. А пока у нас у всех будущее неопределенное. Я не вижу впереди светлой картины.

В последние годы власти пытаются создать что-то подобное пионерской организации, но пока ничего интересного не получается. Деньги какие-то есть, желание предложить детям какую-то идею вроде бы тоже есть, а что-то не складывается. Чего же не хватает, как вы думаете?
Владислав Крапивин: В советское время были не одна, а фактически две организации под именем пионерской. Одна подлинно детская, гайдаровская, где были настоящие вожатые, энтузиасты, ребята жили своими интересами, играми, отрядными делами, походами. И была организация, руководимая завучами, подчиненная задаче «учитесь и слушайтесь». Так вот сейчас возрождается именно эта организация педагогических тетушек: «Дети, вы должны лучше учиться — наш класс вступает в юнармию!»

И что же происходит?
Владислав Крапивин: А ничего стоящего не происходит. Только слова.


ЦИТАТЫ ИЗ КРАПИВИНА

Наверное, у всякого человека есть Остров. У каждого свой… Остров – это
место, где человек может быть радостен и тревожен, счастлив и несчастен, но даже в тревогах и печали на Острове все честно и ясно. И самому хочется быть чистым душой, чтобы Остров, который ты открыл, принял тебя… Остров называется Детство.


Владислав Крапивин об отце, о книгах, о «Каравелле» и своем любимом городе
Беседа вторая: о парусах, книгах и читателях

Беседа четвертая: о Севастополе и измене демократическим принципам

12.10.2018

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Владиславу Крапивину - 80›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ