Татьяна Щербина: Две жизни Марины Цветаевой

Только внутри Цветаевой бил Ниагарский водопад и огненный столб, так что ее манера записывать сверхчеловеческие чувства — единственно возможной манерой и кажется