Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Я читаю. Продюсер Марк Рудинштейн

«В детство невозможно вернуться, в него можно только впасть»

Текст: Светлана Мазурова, Санкт-Петербург — Гатчина
Фото: Ольга Фирсова/Российский кинофестиваль «Литература и кино»

Известный кинопродюсер назвал удачные экранизации, рассказал о том, что читает сейчас и какие книги любил в детстве.

Марк Рудинштейн — создатель кинофестивалей «Кинотавр» и «Кинотаврик», организатор кинопремии «Золотой Овен», в апреле был председателем жюри 25-го Российского кинофестиваля «Литература и кино» в Гатчине Ленинградской области.

Что вы сейчас читаете?
Читаю книгу Дины Рубиной «На солнечной стороне улицы» (прежде не читал). Мне понравился фильм. А тут в Гатчине встретился с Рубиной. Легкая, остроумная женщина.

Читаю книгу в бумажном виде. В электронном и в интернете вообще не читаю.

Рубина и Рудинштейн

Что вам сейчас интереснее: художественная литература или нон-фикшн?
А что такое нон-фикшн? Скажите по-русски! Документальная проза? Так и говорите. Овощной бутик какой-то! Я читаю много исторической документальной литературы, а художественную — меньше (мне сейчас тяжело долго читать — плохо со зрением). Начал слушать аудиокниги. Читаю «Литературную газету», другие еженедельники.

Ваша любимая книга?
Меня часто спрашивают про любимый фильм. У меня есть любимый фильм — «Пролетая над гнездом кукушки» Милоша Формана, снятый по роману американского писателя Кена Кизи. А книга… Их так много! Трудно выделить что-то. Назову «Жизнь и судьбу» Василия Гроссмана. Сначала я прочитал роман, а потом посмотрел фильм. Что мне понравилось — режиссер Сергей Урсуляк с уважением отнесся к автору книги. Я люблю картины Урсуляка.

Книга, которая произвела самое сильное впечатление в детстве? Хорошее и плохое?
Все книги Носова про Незнайку я прочел, когда научился читать — с пяти лет. А плохое — не вспомню.

Какую книгу прочитать надо — вот просто надо! — всем?
Вы удивитесь — «Три мушкетера» Дюма. Всем, кто переходит примерно в шестой класс, посоветовал бы прочитать эту книгу. В ней есть какое-то достоинство. Она о любви, дружбе, преданности, предательстве. Настоящий шедевр. А уже повзрослевшему человеку я бы посоветовал читать Бальзака, Голсуорси.

Мой папа был директором книжного магазина («Военкнига»). И вся классика была у нас дома. Поэтому у меня неплохое литературное образование. Я пристрастился в юности к чтению: Мопассан, Бальзак, Дюма, Голсуорси, Диккенс, Хемингуэй, «Тысяча и одна ночь»… Такая хорошая литература, что после нее я с трудом переходил на нашу литературу. Наше детство практически проходило в Пушкине и Лермонтове, а оказалось, что в мире есть еще хорошие поэты. И я стал наверстывать.

Если говорить о русских писателях, то это, безусловно, Толстой, Достоевский, Чехов. Я не оригинален в этом отношении, традиционен. Достоевский интригует меня своей жестокостью, достоверностью происходящего, глубоким копанием в жизни.

Я обожаю Чехова. Не все видят в нем юмориста, не понимают, почему он называет комедиями свои пьесы «Вишневый сад», «Чайка»? Помню постановки Товстоногова в ленинградском БДТ по Чехову, это, оказывается, очень остроумный писатель, у него скрытый юмор, но до него надо докопаться, и тогда чтение его пьес вообще будет в удовольствие.

Чего не хватает в школьной программе? И что лишнее?
Не хватает всего! Это я понял гораздо позже. Хотя всегда говорили, что советское образование — лучшее в мире. Да ничего подобного! Нас ограничивали так, что даже у Пушкина, Лермонтова вымарывали строки. 

В 1975 году Андрей Миронов говорил со сцены Театра сатиры в спектакле «Ремонт» (его потом сняли): «Надо что-то менять. Все время делаешь не то, что хочешь. Ешь не то, что хочешь, пьешь не то, что хочешь, носишь не то, что хочешь…». Это было очень смело. В 70-е я вырвался из Советского Союза, стал бунтарем, читал, что хотел, получал удовольствие.

А сколько лишнего в программе было! Я до сих пор помню многие хулиганские пародии на то, что нужно было читать. Например:

— В мозгу у Павла Нилина всего одна извилина, и та от Яна Сажина из ЖОПЫ пересажена. Теперь у Яна Сажина на этом месте скважина.

— Он вспоминать не устает, и все, что вспомнит — издает. И это все читать должны «России верные сыны».

— Бездарен, но не сдается. Не пишет, но издается.

— Ой, Павло Тычина,
Дорогой профессор,
Пишешь ты как Пушкин,
Жаль, нема Дантеса.

Какую книгу хотелось бы сейчас перечитать?
Я снова буду традиционен: «Виконт де Бражелон» Дюма. Мне принадлежит классическая фраза: «В детство невозможно вернуться, в него можно только впасть». Поэтому я впадаю в детство и с удовольствием читаю «прозрачные» книжки — с ощущением, что раньше я их не читал. Вот сейчас за поворотом появится д’Артаньян и кого-нибудь прихлопнет! Или его прихлопнут.

Насколько вы «плохой» читатель, и в чем это выражается?
Сейчас я плохой читатель — болят глаза. Я и раньше был не очень хорошим читателем. У меня не было времени читать книги и от 40 до 60 лет — я вынужден был заниматься фестивалем, смотрел кино и мало читал.

Но когда я «дорываюсь» до книги!.. Очень люблю Дмитрия Быкова, и если шрифт в его книге хороший — читаю с удовольствием.

Следите ли вы за литературными премиями?
Не слежу.

Для вас важен шум вокруг писателя или книги?
Было много разочарований после «шума».

Но вот, например, «нашумевший» Прилепин. Он очень интересно выступает по ТВ. Уважаю его за то, что он поехал в Донбасс, чтобы увидеть все своими глазами, разобраться, что же происходит. Слежу за беседами на канале «Культура» в программе «Наблюдатель». Интересны передачи Архангельского «Тем временем. Смыслы».

«Великая книга», которая прошла мимо вас, это…
Наверное, Библия. Я атеист, но иногда читаю ее и порой становится страшно…

Удачные, на ваш взгляд, экранизации…
«Анна Каренина» Зархи. Хотел бы назвать «Войну и мир» Сергея Бондарчука, получившую «Оскар», но картина, считаю, тяжеловата, режиссер увлекся полем битвы, баталиями и немного забыл про людей. «Подмосковные вечера» Валерия Тодоровского (по «Леди Макбет Мценского уезда») с Машковым и Дапкунайте. Еще «Ликвидация», «Жизнь и судьба» Урсуляка.

Вы написали книгу?
Да, «Казус Рудинштейна, или Последняя ошибка продюсера» — наговорил интервью журналисту Евгению Додолеву. И украинский журналист, телеведущий Дмитрий Гордон, выпустивший обо мне 4-серийный фильм, собирается опубликовать книгу.

01.05.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Я читаю›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ