Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Конкурс рассказов о первой любви

Я не верю в чудеса

Публикуем работы, присланные на конкурс рассказов «Любовь, Тургенев, лето»

Изображение: фрагмент картины художника Александра Лактионова «Пушкин в Тригорском»

Татьяна Волга, г. Йошкар-Ола

Надя шла по улице, прихрамывая и оглядываясь — куда бы присесть? Предательский каблук! Подвел прямо по дороге с работы. Хорошо, что рядом есть бульвар и на нем много пустых скамеек. Утром прошел дождь, и в суету большого города ворвался совершенно неповторимый летний аромат: цветущих лип и мокрого асфальта. Молодая женщина сбросила дурацкие неудобные туфли. Оставшись в одних носочках, допрыгала до деревянной скамьи. Здесь было тихо и, как ни странно, почти не было людей, несмотря на отличную погоду и свежесть.

Надя присела и одной рукой (другой держа покалеченную туфельку) быстро и небрежно набрала смс, чтобы ее забрали. Потом погасила экран и сунула мобильный в карман пиджачка. И вот тут-то внимательно, неожиданно загрустив, она оглядела знакомое до боли место. Такая зелень! И эти ровные дорожки, рекламные щиты, памятники, театры, Литинститут где-то рядом… Надя вертела головой, прогоняя подступившее волнение.

…Да, той зимой здесь все выглядело не так. Было сыро и бело, зябко кутались в свои куцые московские курточки и шарфики прохожие, пробегая мимо пустых заснеженных скамеек… Прошло целых семь лет!..

Откинувшись назад, Надя еще немного посидела в задумчивости, потом выпрямилась, вздохнула и, покопавшись, достала из объемистой сумки тетрадь и ручку. Подложив под лист томик «Записок охотника», который читала в метро утром, она приготовилась писать. Это был дневник, который она вела уже около десяти лет.


Наде нравилось писать от руки, несмотря на наличие смартфона, планшета и ноутбука. Было в этом что-то пушкинское, точнее, ларинское.


Однако на этот раз, вместо того, чтобы сделать запись, Надя развернула свою тетрадку и стала читать. Постепенно она так погрузилась в свои мысли, что из теплого лета полностью перенеслась в далекую романтическую зиму, полную снега и… любви.

И вот что было в ее тетради…

***
«25 января.

Какой сегодня отличный день! Я еду в Москву на каникулы, буду жить целых 10 дней у любимой моей подруги. В вагоне симпатичные спутники, мне весело, во мне что-то кипит и волнуется, и это бесконечно приятное ощущение! Подруга им, кажется, строит глазки, ну и я не отстаю.

Помню, как рассуждали с М., верим ли мы в чудеса, и я сказала — наверное, нет… И долго болтала про то, что можно считать чудом. Меня тогда прервал мой же телефон. Написал один старинный знакомый в интернете, он тоже живет в Москве, по счастью, и я планирую встретиться с ним.

Эх! Хорошо жить на свете!…

1 февраля.

Мы договорились встретиться с N на платформе, он приедет за мной, ведь я совсем не знаю города и никогда не ездила на электричках одна.

Я ужасно спокойная. Даже странно, неужели мне все равно?.. Он так мне нравится, не зря я завязала с ним знакомство, едва взглянув на фото в профиле VK.

Как меня уязвило это красивое лицо! Оно мне показалось надменным, наверное, из-за очень ровного профиля. И эти самолюбивые глаза… Может, первое впечатление — не обман?.. Посмотрим!..

Вечером.

Боже! Серый зимний день, а сколько счастья!..

…Далеко внизу гудят электрички, с высоты 11 этажей видна освещенная станция, темные силуэты людей, которые ждут поезда.

Там началось все, там прошла утренняя встреча… Конечно, я вела себя очень глупо. Дикое волнение настигло меня на этой платформе. «Где он? Где?» — спрашивала я у подруги, которая вышла со мной к поезду «для моральной поддержки».

«Вот же! Почему ты на меня смотришь? Смотри туда!»

Я действительно стояла столбом, уставившись на ее куртку и небрежно повязанный шарф, неожиданно испугавшись самой себя.

Честное слово, у меня тряслись руки, а ведь обычно я ужасно самоуверенная особа!


Медленно повернув голову, я посмела посмотреть: кто-то, пока еще незнакомый, в голубых джинсах и серой куртке спрыгивает на перрон… Всегда буду это помнить…»


«Всегда буду это помнить», — задумчиво прошептала Надя и перевернула страницу. Загудели машины, встав в очередной пробке, но она даже не оглянулась.

«2 февраля.

Это волшебство… Короткие, безумные дни! Остановись, мгновенье!..

Я прошла пешком несчетное количество километров — и не заметила. Я проехала в метро много-много станций — и вот пишу тебе о том, о чем невозможно сказать. Я люблю…


Мы сегодня первый раз поцеловались. Встала на цыпочки и со всей нежностью, которая затопила вдруг мое сердце, поцеловала его в щеку, потом в другую, потом ещё куда-то около носа, потом глаза…


Теперь сижу и смотрю в окно, где видны только крыши, белые от снега, стелется морозный туман, сияют под фонарями крупинки инея… И будет весна, и будет лето… Неужели оно будет, а МЫ — распадется на Я и ОН?.. Или нет?.. Я не знаю ответа… Мне страшно и сладко сейчас…»

 3 февраля.

 Сегодня, когда мы были на даче, он раз сто спросил, не устала ли я идти. Было так приятно!.. Когда мы познакомились? Кажется — много лет назад…

Счастье, как правильно сказал герой фильма «Ирония судьбы», дается человеку навсегда. Оно с ним каждый день, потому что хранится в сердце. И пока человек не обесценит его, не растреплет и не разменяет, он всегда может обратиться к своему счастью в трудные минуты, когда ему грустно или одиноко, или тяжело… Это — копилка, которую дает нам Бог. Никто не может отнять у человека счастья, если однажды оно было дано как чудо.
Чудеса есть! Теперь я это знаю. 


…Перед тем как я вошла в дом, мне обмахнули веником сапоги от снега. И я целых две минуты смотрела на затылок самого лучшего парня на свете, который стоял передо мной на коленях.


И заботился обо мне.

4 февраля.

 Сегодня были в центре, смотрели с балкона высотки на Москву. Здесь живет его друг, и можно было просто кивнуть консьержке и пройти на этаж. Балкон был общий, мы прошли и немного постояли. Тряслись ноги, но чудесный вид на город победил красотой страх высоты… Как чужой человек может стать таким близким?.. Его имя особенное, как музыка…

Мы сегодня сели не на ту электричку и уехали в страшную даль, кое-как смогли оттуда добраться до дома! Какая чепуха! Смешно, но мне было наплевать, заблудились ли мы, вернемся ли вообще… Я просто шла за ним, как заколдованная, шла, шла, шла… Прозвучит банально, но я готова была идти на край Земли…

Я постоянно «вынуждена» наклоняться и говорить ему на ухо. Нас это очень веселит, и близость обостряет чувства. Мне так хорошо, так спокойно!

5 февраля.

…Он думает, чтобы встречаться на расстоянии, надо иметь большую силу любви. Как он ошибается! Терпение — вот, что важно. Чтобы ждать. А любовь — это чтобы дождаться…

Опять были в «Муму». Ничего не лезет в горло по-прежнему, в кафе еда — вся без вкуса. Обхожусь одним воздухом и его поцелуями, и М. говорит, что сияю. Да, у меня все внутри поет. И все мне мало. Вот только мотив песенки о любви становится все печальнее… Скоро отъезд. Послезавтра. Не знаю, как жить…»

Неожиданно для себя Надя вдруг расплакалась. Набравшись мужества, перевернула страницу…

«6 февраля.

Не каждого человека мы можем назвать другом. Но когда нам кажется, что другой слышит так же, как и мы, то наше сердце распахивается само собой. Тем больнее ошибка, если он не слышит музыки нашего сердца… Не каждого (о, далеко не каждого!) мы можем назвать любимым… Не из каждой влюбленности можно вырастить настоящую любовь… Так я размышляю, пакуя чемодан. Мне горько, мне страшно, и я пытаюсь в этих размышлениях забыться. Мне в голову то и дело лезут события прошедших дней и стихи, которых, оказывается, я пропасть знаю наизусть.

…В первый день он сказал, что со мной интересно. Кажется, я рассказывала о драматургии Булгакова, о Мольере…


Как-то на прогулке около Охотного дала ему подержать свои перчатки, пока рылась в сумке, а потом забрала их и… взяла его за руку.


Так мы и ходим с тех пор. И любим, кажется. Я — очень…

Хочу написать письмо ему, — тысячу писем!.. О том, как боюсь потерять любовь от макушки до пяток родного человека, ведь я еще не успела нарадоваться своему сокровищу,  о том, что все произошедшее и он сам — моя часть, кусок от сердца…

 …Что же я натворила?.. Разлука скоро будет здесь».

Зазвенел мобильный телефон, и Надя вздрогнула от неожиданности. На экране весело мигала фотография мужа с сыном на руках. Она воровато оглянулась и, закрыв  тетрадь, торопливо спрятала дневник в сумку. «Я в пробке, скоро заберу, ты на Тверском сидишь?» — бодро спросила трубка. «Я у Пушкина», — спокойно сказала Надя, и связь прервалась.

«7 февраля.

Личный день памяти и скорби. Я уезжаю… я собираюсь — и никак не соберусь, хотя вещи мои все давно уложены.

Что же… Терпение — это фундамент жизни, и есть слово «надо»… Когда-то он сказал, что оно «делает слабых сильными, маленьких взрослыми и заставляет пугливых трусишек совершать по-настоящему смелые поступки, достойные отважных героев… Лишь тот, кто говорит себе «НАДО», по жизни получит все, что захочет…»

Надо ехать, но… черт, как же мне сейчас больно!!…

…Сижу в вагоне и рыдаю над его письмом. Он написал мне от руки, признался, что это — первый раз в жизни (!) Боль вырывает из сердца самые искренние слова.

Какое же это все… Неотразимое! Мечта. Доброта. Чувство. Мысли и слова. Эти дни навсегда останутся со мной. Его убеждения, его устремления, его внутренняя свобода и просто он: улыбка, глаза, волосы, привычка смотреть поверх, морщиться, хмурить брови и просто грустить… Вся красота души… Мне так необыкновенно радостно, что есть этот человек!..

…И я не смогу уже с ним попрощаться никогда…»

***


Надя повернулась, чтобы посмотреть на памятник. По лицу ее текли две одинокие слезинки.


Вздохнув, она попеременно коснулась уголков глаз пальцами и прощально кивнула Поэту. Пушкин стоял, опустив голову на грудь. На мгновение ей показалось, что он грустно и лукаво улыбнулся в ответ.

06.08.2018

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Любовь, Тургенев, лето»›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ