Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
СССР

Донецк — столица русского верлибра. Продолжение

О рождении поэтической столицы во время гибели целой страны

Текст и подбор иллюстраций: Иван Волосюк

Иван-Волосюк

Мы уже рассказывали, как на излете советской государственности произведения почти двух десятков донецких верлибристов были опубликованы в капитальной «Антологии русского верлибра», составленной Кареном Джангировым. Но это еще не все: в год развала СССР в Донецке прошли мероприятия, которые придают нашему заголовку едва ли не юридическую силу.

Вся власть донецким поэтам

Донецк, гостиница12 мая 1991 года в Донецке состоялось учредительное собрание Ассоциации русских верлибристов. Новость об этом событии и последующем съезде Ассоциации, прошедшем с 29 по 30 июня в донецкой гостинице «Турист» (сегодняшнее название: Atlas Hotel), стала настоящей сенсацией. В город, считавшийся литературной провинцией, нагрянули полторы сотни поэтов (по другим данным «250 человек − из Москвы и Ленинграда, Киева и Таллинна, Новокузнецка, Казани, Челябинска») и основали здесь новое перспективное объединение. Сам Джангиров в беседе с корреспондентом местной газеты «Город» Евгением Ясеновым подчеркивал:


«Донецк − периферия в географическом отношении, но отнюдь не в культурном. Ваш город – один из центров русского верлибра… Лидеры донецкого «ядра» верлибристов <…> люди творческие, с огромным поэтическим потенциалом».


(«Адреналин для русской культуры»//газета «Город», №10 (14), 22-28 июля 1991 года).

ГородНеудивительно, что по итогам летнего съезда власть в Ассоциации «захватили» донецкие литераторы. Конечно, своим президентом верлибристы избрали Карена Джангирова, зато вице-президентом (и одновременно главой приёмной комиссии) стал дончанин Сергей Шаталов.

Марину Орлову выбрали ответственным секретарем, а Сергей Тесло был назначен исполнительным директором.

 

Решения съезда – в жизнь

В первый день съезда члены новосозданной Ассоциации утвердили Декларацию, Хартию и другие документы, а также определились с планами на 1992-й год. Предполагалось, что в следующем году в серии библиотеки «Русский верлибр» будут изданы 50 авторских брошюр и одноимённый альманах.

Декларация определила основные задачи Ассоциации:

  • Консолидация представителей свободного стиха и проведение единой стратегии и тактики утверждения верлибра в русской словесности.
  • Популяризация свободного стиха в читательской среде…
  • Поиск малоизвестных литераторов, продуктивно работающих свободным стихом…
  • Содействие выходу в свет произведений авторов, являющихся членами Ассоциации.
  • Представление творчества членов Ассоциации на основных языках мира.
  • Создание развёрнутой сети филиалов Ассоциации как на территории СССР, так и за рубежом.


 

Вспоминает участница съезда Марина Орлова:


«Москвичи и питерцы рассказывали, что эти корочки помогали им беспрепятственно проходить в ЦДЛ, а также несколько раз выручили при общении с милицией. А одна наша дончанка, забыв дома кошелёк, протянула кондуктору белое удостоверение…»


Конечно, писатели занимались в Донецке не только бюрократической работой: стихи в те дни читались почти круглосуточно. Нашлось время и для экскурсий по городу. Общение продолжалось и после съезда: Орловой на почту ещё долго приходила корреспонденция из самых разных стран:«На пакетах была неизменная пометка «Ассоциация верлибристов». На что работницы почты иногда реагировали так: вот, опять бандероль пришла… для эквилибристов!»

Наталья Хаткина vs Верлибристы

На съезде царило ощущение праздника, чувство какого-то обновления. До этого казалось, что в промышленном городе слагаются и печатаются только стихотворения о горняках и шахтёрском труде, написанные в духе социалистического реализма — но к закату «советской империи» выяснилось, что значительное число авторов создавали вольные по форме и содержанию стихотворения. Донецкие верлибры в течение десятилетий существовали параллельно с официальной поэзией, точно так же, как самиздатовский журнал «Синтаксис» в Москве сосуществовал с «Юностью» и «Молодой гвардией».

Почти никто тогда не сомневался, что паруса новой Ассоциации наполнял ветер перемен, общее для интеллигенции того времени желание «жить не по лжи» — и все же Наталья Хаткина отнеслась к объединению верлибристов с настороженностью. Наталью Викторовну (1956 – 2009) я упоминаю почти в каждом обзоре, и стоит пояснить, что она была (и остаётся после своего трагического ухода) одной из самых известных донецких поэтесс. Достаточно будет сказать, что предисловие к дебютной книге 25-летней Натальи написал Евгений Евтушенко.

Съезду верлибристов Хаткина посвятила две статьи: («Музу в угол не загонишь», или кто знает, как надо?» (журнал «Донбасс»//№6/1991) и «Верлибр – дело коллективное?» (газета «Донбасс литературный»//№1, август 1991).

«Недавно на донецкой литературной арене громко заявил о себе жанр, о котором все, работающие в нём, говорят, что он органически не способен лгать», − отмечала Хаткина. На съезде в Донецке патриарх русского верлибра Арво Метс противопоставлял «верноподданнические вирши» свободным стихотворениям, которые в эпоху гонений на верлибр писали в стол «правдивые и честные люди».

Почему же тогда Хаткина, выступавшая против советского контроля за литературой, сравнивала сплотившихся в Ассоциацию верлибристов не с модернистами, а с пролеткультовцами 20-х годов? Беспокойство у неё вызывало стремление верлибристов осуществить «коллективное вхождение в поэзию». «В толпе уверенней себя чувствуешь, а в компании – теплей, но поэзия – дело сугубо индивидуальное», − писала Наталья Викторовна. Кроме того, ей казалось странным желание Ассоциации «монополизировать» поле русского верлибра. И действительно, в вышеупомнятутой Декларации поэтам предписывалось «воздерживаться от участия в мероприятиях, связанных с верлибром, проходящих не под эгидой Ассоциации».

«Неужели на смену старой системе предписаний приходит новая, и Муза опять оказывается загнанной в угол?» − задавалась вопросом Наталья Хаткина.

«Золотой век» русского верлибра

Ассоциация русских верлибристов просуществовала до 1995 года. Правда, многие идеи, озвученные на съезде, так и остались нереализованными. К примеру, у верлибристов не появился собственный Дом творчества, и на то есть объективные причины. Постсоветский кризис затронул, прежде всего, культуру: как ни крути, верлибр был «литературным изыском», а в 90-е нашим людям пришлось бороться за выживание, забыв обо всём остальном.

СССР«Мы изначально нацелены на аудиторию духовно избранную, поэтому тяжёлые времена сейчас или нет – нам безразлично», − утверждал Джангиров 28 лет назад. Но никто: ни писатели, ни политики (в том числе Борис Ельцин, обещавший «лечь на рельсы», если цены станут неуправляемыми) не могли предвидеть катастрофическую гиперинфляцию, спад промышленности и остальные напасти.

На поверку перестроечное время оказывается «золотым веком» отечественного верлибра. По свидетельству Сергея Тесло, в Донецке сотни роскошно изданных Джангировым сборников удавалось продавать на специальных выставках, где на стенах развешивались большие листы со стихотворениями. Причём люди платили не только за вход на выставку, но ещё и покупали книги «по беспрецедентным на то время ценам». Так что в нашем городе были не просто восемнадцать верлибристов, не одна лишь техническая возможность провести съезд, а нечто более ценное – читатель. Как тут не прозвать Донецк столицей русского верлибра.

01.07.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ