Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
соломонов

Поэт-ракетчик: «В человеке уживается и физическое, и лирическое»

Один из создателей ядерного щита России Юрий Соломонов презентовал свою книгу исторических поэм под названием «Что было, то и будет…»

Текст: Андрей Васянин
Фото: Михаил Метцель/ТАСС

В минувшую пятницу многие присутствовавшие в Мраморном зале Доме журналиста открыли для себя, что ученый может быть поэтом — и не просто поэтом, но поэтом-исследователем, причем в совершенно неожиданной области — исторической.

Юрий Соломонов — всемирно известный учёный, академик, c 1997 года — генеральный конструктор Московского института теплотехники, один из создателей ядерного щита России, участвовавший в создании «Тополя «М» и «Булавы», «Ярса» и «Рубежа», выпустил в издательстве «Художественная литература» книгу… поэм, в которых по-своему интерпретировал знаменательные события из жизни Древнего Востока — времен Кира, Мидии, Клеопатры, Антония и Чингисхана. Книга, представлявшаяся ее автором в   Домжуре, называется «Что было, то и будет…», в ней пять поэм, примечания-разьяснения, предисловие академика Фортова…  

После презентации книги мы пообщались с поэтом-академиком.

Юрий Семенович, вы ученый, а при этом — пишете стихи. А как же противопоставление «физики — лирики?»

Юрий Соломонов: Это абсолютно надуманный стереотип, расхожая формула, ничего с жизнью не имеющая. В человеке уживается и поэтическое и физическое, просто в разной пропорции. У тех же физиков лирические мотивы, связанные с личными, с душевными  переживаниями, присутствуют, как у всякого человека. Когда мы говорим о лириках, то отождествляем понятие лирики с поэзией, музыкой — и физики могут находить это интересным ничуть не меньше, чем лирики.

Увлечение может проявиться как в ту, так и в другую сторону.

Юрий Соломонов: Конечно, все зависит от желания. Если человек готов познать неизвестное — а я свое хождение в литературу определяю именно так, — то ему нужно только слегка напрячься для этого.

24p_kniga250 (1)Физики, получается, могут быть лириками, а лирики физиками — неужели нет?

Юрий Соломонов: Ну почему, смогут, наверное. Если подучатся чуть-чуть…  

А чем, по-вашему, поэзия ученых отличается от поэзии поэтов?

Юрий Соломонов: Стихотворная деятельность — я бы именно так ее назвал — у меня  в большей степени рациональна, нежели у поэтов как таковых. Рационализм — не просто абстрактное понятие. Те, кто занимается прикладными ли, естественными ли науками, для них «рациональное», за которое отвечает правое полушарие мозга, является превалирующим. И это, когда прикладник занимается другого рода деятельностью, находит проявление и в деятельности и левого полушария..  

А почему вы решили излагать свои версии событий на Древнем Востоке именно в стихах? Проза для этого — более привычная форма…

Юрий Соломонов: На эти темы написаны уже массы книг, зачем мне плагиатом-то заниматься? А в моих стихах, на мой взгляд, — квинтэссенции учебников. То, по поводу чего написаны тома, у меня излагается на 12—15 страницах. К тому же это более усвояемый материал, при всей его познавательности. Согласитесь, это рационально.

А почему вам интересна именно та эпоха?  

Юрий Соломонов: Я давно увлекаюсь историей и не просто констатацией событий, а с точки зрения их философии. Я прочел Фейхтвангера «Иосиф Флавий» — запоем, как «Сагу о Форсайтах», и лишний раз убедился в гениальности Фейхтвангера, который не просто излагает события, а будит воображение. После Фейхтвангера меня как прорвало — написал сразу две поэмы. Видно, вся эта масса впечатлений и знаний дозрела до критической массы и побудила меня сесть за компьютер.

На пресс-конференции вы говорили, что времени на литературную работу у вас только часа два по вечерам…

Юрий Соломонов: И даже меньше. Выкраиваю час-полтора, и столько же иногда с утра. Правда, в отпуске я пишу каждый день, часов по 8—9 — и получаю от этого огромное удовольствие. Когда какую-то вещь заканчиваю, то что-то мне нравится, что-то нет — но я ничего не переделываю. Это у меня закон: написал, значит, так и  правильно, почему-то вот так и вышло.

Рационально. Юрий Семенович, а ведь «Что было, то и будет…» — не первая ваша книга…

Юрий Соломонов: Да, были еще стихи «Мыслительный процесс нельзя остановить», но это было издано всего в ста экземплярах, я их раздал знакомым, свою лирику — в книге были такие, скажем, строки:

Небо голубое цвета бесконечности,
Тянет словно омут, голову кружа,
И воздав Икару славу за беспечность, 
Молимся Дедалу, руки удержав…

Была еще книга документальной прозы «Ядерная вертикаль». В этом году хочу дописать еще книгу о Карле Великом. Потом будут Эхнатон и Нефертити. Еще четыре поэмы осталось.

Вы хотите протянуть из глубины веков параллели в наши дни?

Юрий Соломонов: А параллели получаются параллельней некуда! Времена и люди меняются, а их злоба, зависть, желание властвовать не деваются никуда. Человек — самая консервативная область живого мира.

Восток дело тонкое, да, Юрий Семенович?

Юрий Соломонов: Настолько тонкое, что когда я писал про то, как Чингисхан общался с Мохаммедом  * , которого покорил, завоевывая Бухару, Самарканд, — я полностью перенесся в то время. Мне снились люди в чалмах, бухарские замки, купола…

Цитата академика Фортова из предисловия к книге «Что было, то и будет…»:

(Цитируется по «РГ-Неделе»)

«Мы уже сегодня по ракетам опередили американцев на 10—12 лет. Да, это изделия Московского института теплотехники и возглавляемой им кооперации предприятий отодвинули от России третью мировую войну, хотя после Крыма третья мировая казалась неизбежной.

Я не знаю сегодня ни одного ученого, который обладал бы сейчас в России таким авторитетом, как Соломонов. И так же свободно — внутренняя свобода для ученого вещь совершенно необходимая, — так же свободно Соломонов пишет стихи».


* Мохаммед — хорезмский шах Ала ад-Дин Мухаммед II 

Ранее на ту же тему:
«Гражданские специальности» русских писателей

07.07.2017

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ