«Пушкин — наше всё»

Мы повторяем: «Пушкин — наше всё», и нам кажется, что мы знаем о нем всё — упуская при этом многие важные детали