САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

В Перми открыли второй бюст Бориса Пастернака

Бронзовый Пастернак встречает читателей крупнейшей библиотеки Прикамья

Фото из пермской газеты «Звезда»
Фото из пермской газеты «Звезда»

Текст: Игорь Карнаухов/Пермь

Читателей Краевой библиотеки им. А. М. Горького отныне встречает бронзовый Борис Пастернак. Бюст поэта, изваянный пермским скульптором Рудольфом Веденеевым (1939–2018), вручен Горьковке в дар, и руководство учреждения поместило его на всеобщее обозрение в зал литературы по искусству.

Передал скульптуру сын художника, настоятель пермского храма иконы Божьей Матери «Утоли моя печали» протоиерей Артемий Веденеев. Его отец вылил этот образ в металле во второй половине восьмидесятых годов. Молодой поэт запечатлен упрямо склонившимся вперед, в решительном порыве будто преодолевающим сильный встречный ветер.

– Мы помним, что Рудольф Веденеев задумывал памятник поэту на набережной Камы в центре города, – говорит писатель, председатель общества «Пермский краевед» Владимир Гладышев. – Но лучшего выбора, чем теперь предпочел наследник, кажется, и придумать нельзя.

Стоит отметить, что в Перми уже имеется памятник Пастернаку – бюст работы Елены Мунц, установленный в сквере у Театра оперы и балета им. Чайковского в 2009 году.

В 2020 году минуло 130 лет со дня рождения Бориса Леонидовича. Считается, что именно пребывая на пермской земле в 1916 году, молодой сочинитель, сын известного художника, попробовавший себя к тому времени в поэзии, в музыке и в философии, склонился к литературной деятельности.

«В те же годы <...> я ездил на Урал и в Прикамье. Одну зиму я прожил во Всеволодо-Вильве, на севере Пермской губернии, в месте, некогда посещенном Чеховым и Левитаном...» – повествовал Пастернак о той поре в очерке «Люди и положения» (1956). А подписывая фотографию себя в молодости на память соратнику по поэтическому цеху Алексею Кручёных, классик назвал тот период одним из лучших времен своей жизни.

Впечатления, почерпнутые средь лесов и взгорий Западного Урала, отражались во всем творчестве Пастернака от собственно «Уральских стихов» до «Доктора Живаго». Согласно убедительной версии, Пермь явилась прототипом Юрятина в том романе.