САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

В усадьбе «Веретьево» открылся Парк Бродского

Уникальный парк создан Александром Бродским – архитектором, художником, одним из родоначальников бумажной архитектуры в России

В арт-усадьбе 'Веретьево' открылся уникальный парк, созданный Александром Бродским – архитектором, художником, одним из родоначальников бумажной архитектуры в России / Пресс-служба арт-усадьбы 'Веретьево'
В арт-усадьбе 'Веретьево' открылся уникальный парк, созданный Александром Бродским – архитектором, художником, одним из родоначальников бумажной архитектуры в России / Пресс-служба арт-усадьбы 'Веретьево'

Текст: Михаил Швыдкой

Путеводитель по подмосковному, расположенному недалеко от Дубны, Парку Веретьево заканчивается строками из "Записей и выписок" Михаила Гаспарова: "Мандельштам писал: у интеллигента не биография, а список прочитанных книг". Это суждение можно оспорить, приведя в пример и судьбу самого Осипа Эмильевича, равно как его предшественников, современников и потомков в пространстве русской и советской истории. Но в данном случае - лучше согласиться с классиком.

Небольшая по количеству страниц книга, изданная к открытию в бывшем пионерском лагере волшебного усадебного парка, сотворенного выдающимся российским архитектором и художником-выдумщиком Александром Бродским, сочинена людьми отменно образованными - Анной Наринской и Григорием Ревзиным.

Они воспринимают природу через магическое стекло художественных ассоциаций, укорененных как в пластических искусствах, так и в литературе разных стран и эпох, но все же по преимуществу рожденных на отечественной почве.

Жан-Жак Руссо наверняка съязвил бы по поводу того, что авторы испорчены культурой, отдалившей их от подлинности природного бытия. Но не надо во всем без остатка опрометчиво доверяться даже гениям.

Хотя бы потому, что Парк Бродского в Веретьево - это животворный взгляд искушенного художника на садово-парковую архитектуру разных направлений и стилей. При том, что ему со всей очевидностью ближе эстетика английского "дикого сада", к которой подталкивает природная история этого подмосковного места, - здесь можно разглядеть элементы французских математически выверенных садов и пейзажных парков с их непременными руинами, созданными не под разрушительным воздействием времен, а заново выстроенными наподобие кухни-руины в Царском Селе. И, наконец, в этом придуманном "диком парке" можно увидеть скамейку сталинской поры, украшавшую какой-то любимый современниками парк культуры и отдыха. Александр Бродский не боится обвинений в эклектизме - его художественное мышление усматривает целостность природного хаоса, который устроен по своим законам. Его Парк в Веретьево создан с пониманием того, что все исторические стили врастают друг в друга, без дидактики обнаруживая взаимозависимость и взаимное притяжение.

Они могут не просто сосуществовать в одном пространстве, но выражать полноценное единство художественного бытия. И бытия природы, которая постоянно искушает своей тайной.

В коротком комментарии к своей инсталляции "Цистерна", представленной на ХI Всероссийском конкурсе в области современного искусства "Инновация", А. Бродский поделился творческими мотивами создания этого художественного объекта: "Большой город - всегда TERRA INCOGNITA, независимо от того, как долго вы прожили в нем и насколько хорошо его знаете. Вы изучили его вдоль и поперек, знаете о нем все, но он по-прежнему скрывает в себе тысячи неизвестных и удивительных пространств, большинство из которых вам так и не суждено увидеть". То же самое происходит и с Парком Бродского в Веретьево. Этот бывший пионерский лагерь - своего рода дворянская усадьба советских времен, - исхожен вдоль и поперек, но полон тайн и неожиданных ракурсов.

Он конечен и бесконечен одновременно. А. Бродский организует природную безграничность, расставляя архитектурные акценты, которые мастерски и вдохновенно описывают авторы путеводителя, используя классиков русской и мировой литературы, философствующих искусствоведов и даже политиков, - от Павла Силенциария до Владимира Ленина. "Грот-ива", заставляющий вспомнить "Муми-тролля и комету" Туве Янссон, "Мост с крышей", вызывающий ассоциации с работами Андреа Палладио, "Проспект", неизбежно напоминающий образы Андрея Белого, или "Старый столб", без которого не было бы никакой "электрификации всей страны"…

Парк, отвоеванный у болота, - это свидетельство созидательного отношения культуры с природой, что вызывало гнев уже упомянутого Жан-Жака Руссо. Напомню его строки из письма Вольтеру: "Культуру можно сравнить с ужасным мечом, воткнутым в молодой здоровый ствол. После того, как железо вошло в дерево, его никоим образом не следует вытаскивать, ибо тогда дерево погибнет. Но все же было бы лучше, если бы железо никогда не входило в дерево". В Парке Бродского культура не подавляет природу, а где необходимо, попросту отступает. "Дерево, проросшее через дорожку", важное свидетельство взаимного уважения природной воли и художественного высказывания.

Неискушенный путешественник, если ему не по душе духовные пиршества, может не заглядывать в путеводитель по этому парку. Он может просто прийти в него и насладиться природой, в которой присутствие человека вовсе не назойливо, но затейливо. Неслучайно "Веретьево" - это не настоящая барская усадьба, а, как справедливо заметил Г. Ревзин, своего рода пародия на нее.

Но пародия не уничижающая, а радостная, игровая. В ней есть что-то от простонародного представления о земном рае, которого, понятно, на земле быть не может, но и помечтать о нем вовсе не возбраняется.

За всей этой художественной игрой скрывается, не особо прячась, фигура Андрея Гнатюка, творца неординарных общественных забав, умеющего абсолютно органично соединить острый интеллектуальный семинар с безудержным карнавалом. Наверное, еще и потому, что имел он счастье в свои школьные годы проводить летние каникулы в пионерском лагере "Веретьево", где его мечтательность соединялась с военно-патриотической игрой "Зарница" и вольными набегами на окрестные леса. Возрождение "Веретьево" для него стало чем-то вроде проекта по возвращению в утраченный рай детства и отрочества. Понятно, что это невозможно сделать в повседневности, но в художественной реальности вполне возможно. Ведь Александр Бродский прославился в 70-е годы прошлого столетия своими шедеврами "бумажной архитектуры", которые были столь же реальными, сколь и неосуществимыми.

Арт-усадьба «Веретьево»

Как добраться

  • на электричке до станции Талдом (дальше на такси)
  • или на машине (парковка бесплатная)

Источник: rg.ru