САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ МИНИСТЕРСТВА ЦИФРОВОГО РАЗВИТИЯ.

"Землю Эльзы" по одноименной пьесе Ярославы Пулинович представил Театр на Перовской

Пьесу поставил режиссер Виталий Когут

Театр на Перовской представил спектакль 'Земля Эльзы' / Ксения Сорока / Театр на Перовской
Театр на Перовской представил спектакль 'Земля Эльзы' / Ксения Сорока / Театр на Перовской

Текст: Зоя Апостольская

В Театре на Перовской прорубили окно в другую жизнь. Вторую. Дополнительную. Которую можно попробовать успеть не дотянуть, а прожить. "Землю Эльзы" по одноименной пьесе Ярославы Пулинович поставил режиссер Виталий Когут.

Эту пьесу автор написала в 2015 году. Тогда она уже перестала быть рупором молодых и рассерженно-трагичных. Резко повзрослела и создала корпус текстов про "взрослых". "Земля Эльзы" - оттуда. Она быстро разлетелась по театрам, потому что стала одной из немногих, способных красиво вывести на сцену возрастных актеров.

Эльзе (Светлана Варецкая-Загородняя) - 76 лет, совсем недавно она похоронила нелюбимого мужа и встретила любимого человека. Василию Игнатьевичу (Виктор Никитин ) - 72, он овдовел год назад и купил в деревне дом. Так и познакомились. Чувства вспыхнули быстро, времени чего-то ждать нет, хочется жить. Решают пожениться, продать жилье и уехать в путешествие по миру. Против этих отношений и брака - и дети "молодых", и вообще вся деревня.

Эта история - реальна, Ярослава Пулинович услышала ее от своей бабушки и больше всего ее поразило, что многие жители не стеснялись заглядывать в окна, чтобы понять - есть ли в паре и телесные отношения тоже.

Эти проемы в чужую жизнь режиссер Виталий Когут и сделал главной декорацией. Рамкой, в которую не помещаются представления о том, как должно жить. Окна - как мольберты на колесиках, раскатывают по сцене, трансформируя среду. Разреженный ряд - хаты местных кумушек, под пристальными взглядами которых Эльза дефилирует в своих первых в жизни туфлях на каблучке на свое первое в жизни свидание. А вот Василий Игнатьевич ждет ее, сбив окна в плотный и крепкий ряд своего красивого дома.

Эльза меняется от сцены к сцене, молодеет и расцветает - сначала снимает траурный платок, потом темную юбку-фартук и кофту, постепенно распускает волосы, в конце концов стрижется и покупает розовое платье для бракосочетания. Ну, не в белом же ей выходить замуж? Не по возрасту. А розовый, оказывается - ее любимый цвет. И режиссер предвосхищает эти перемены - еще в начале спектакля одевает героиню в розовые носочки, которые совсем неуместно смотрятся с чунями, и так выдают ее истинную сущность. А когда у Василия Игнатьевича случается инфаркт, на голове и лице Эльзы появляется черный платок, такой же, как и в начале первого действия, когда смерть первого мужа была еще совсем близко.

Когут вообще внимателен - и к авторскому тексту, и к актерам, с которыми работает. Усиливает возможности и дает раскрыться - в Театре на Перовской много поющих актрис, и в спектакле появился не только отличный хор, который есть в пьесе. Иногда здесь пропевается и прозаический текст. Обыденные мудрости - "Надо привыкать, ты теперь вдова, надо привыкать, что тут скажешь" - многократно пропеваются и так становятся бесконечным рефреном к невозможной бабьей доле.

Источник: rg.ru