Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

О пище телесной и духовной на свежем воздухе

Разговор с участником II Книжно-кулинарной ярмарки «Пища для ума», бренд-шефом компании «Ужин на ужин» Антоном Прокофьевым

Текст и фото: пресс-служба Государственного литературного музея

30 августа в парке искусств «Музеон» состоится праздник литературного и съедобного урожая — «Пища для ума». Известные писатели презентуют свои книжные новинки, литераторы и критики расскажут о связях между литературой, едой и культурой, а шеф-повара проведут мастер-классы по приготовлению блюд, описанных в литературных произведениях.
Антон Прокофьев проведет мастер-класс по устройству охотничьей трапезы, опираясь не только на свой опыт, но и на тексты Михаила Пришвина. В преддверии ярмарки сотрудники Государственного литературного музея выяснили у него, что объединяет две самые человеческие страсти — литературу и кулинарию.

Вы уже участвовали в ярмарке «Пища для ума» в прошлом году. Как вам идея совместить литературу и кулинарию?
Антон Прокофьев: Идея отличная. Пища духовная и пища телесная всегда друг с другом соседствуют. Если обратиться к произведениям и мемуарам наших авторов, мы поймем, что это были люди, которые ценили радость жизни, хорошую кухню и прекрасно при этом писали, творили. Утонченность должна быть во всем: и в еде, и в творчестве, и в жизни. Поэтому это очень связанные между собой истории. В конце концов, наш величайший отечественный обжора — это Крылов, никто его не переплюнул.

Чем будете удивлять на этот раз?

Антон Прокофьев: Готовить я буду охотничье меню. Оно зависит не от желания повара, а от удачи охотника, поэтому то, что наш друг и партнер Стас Сабанеев сумеет добыть, то и приготовим. Скорее всего, это будет кабан — зверюга большая, всегда есть что-то в запасе. Вероятно, сделаю котлеты из кабана с можжевельником, в бараньем сальнике. И подам с запеченной картошечкой с розмарином. Это будет хорошее, правильное блюдо, с морошкой, брусничным соусом. А еще можно сварить суп из дичи — легкий консоме. На десерт — мусс из лесных ягод.

Есть ли литературные произведения, в которых вас вдохновляли описания еды?

Антон Прокофьев: «Сатирикон» Петрония, наверное, больше всего. Это одно из самых веселых произведений. «Гаргантюа и Пантагрюэль» Рабле, конечно. В отечественной словесности таких жизнерадостных писателей, кроме ехидного Чехова, особенно и не сыскать. Он чувствовал эпоху и обладал чувством юмора. Его небольшие зарисовки на кулинарную тему — это очень вкусно.

Пробовали что-то по Чехову готовить?
Антон Прокофьев: У нас есть традиция — каждый год на Масленицу мы приглашаем друзей. Наши встречи я начинаю с масленичного рассказа, как правило, Чехова либо Аверченко. Чехов никогда рецепты не фиксировал. В этом некоторая сложность. Если мы будем листать наших авторов, мы встретим упоминания блюд, но практически никогда не найдем ни технологии, ни даже намека на то, как это можно приготовить, как подать. При попытках провести любой литературный конкурс на блюдо в русской литературе мы все равно упремся в знаменитую закусочку, которую готовили на Славянском базаре у Булгакова. Может быть, кто-то доберется до Чехова. Можно вспомнить еще котлеты пожарские, которые неоднократно упоминались Пушкиным, бараний бок и осетрину у Гоголя.

К какому литературному герою вы бы хотели попасть на обед?
Антон Прокофьев: К полицмейстеру, абсолютно проходному герою, у которого Собакевич в «Мертвых душах» ел осетрину. Хотя тут правильнее говорить не о конкретных героях, а вообще о русской усадебной трапезе. Хотелось бы оказаться в этом усадебном миру, познакомиться с обедами. Семейное предание донесло, что мой прапрадед, человек весомых достоинств, все время жаловался, придя со званого обеда, что того не попробовал, этого не отведал. Еще можно вспомнить Гиляровского и его описания московских трактиров в книге «Москва и москвичи». Того умения работать с национальной кухней, которое он описывает, в московских трактирах сейчас почти не встретишь. Никто даже не приблизился к такому знанию продукта, пониманию, как с ним работать. Этого просто нет. Но все будет.

Что сами любите готовить?
Антон Прокофьев: Я большой фанат утки. Готовлю ее с разными соусами и гарнирами. В прошлом году делал утку с перловкой и соусом из потрошков на мастер-классах, на одном фестивале, а потом во Францию отвез этот рецепт. Неожиданное озарение — классический рецепт карпа с гречкой, приготовленный иначе. Как-то совершенно случайно карпа не оказалось — оказался карась. Получилось невероятно вкусно и совершенно неожиданно.

А читать? Что вам читали в детстве? Что читаете сейчас?
Антон Прокофьев: В детстве читали сказки. Читать я всегда любил, запоем. Самый близкий жанр — роман. Я читаю быстро, и то, что меньше 500 страниц, мне просто не интересно. В последнее время читаю в основном кулинарные, англоязычные книги. Как правило, это книги рестораторов, которые делятся своими историями успеха, подходом, видением, рецептурой. То, что издается у нас, пока больше для домохозяек.

Думаете о том, чтобы издать свою книгу рецептов?

Антон Прокофьев: Конечно! Но всему свое время. Любой повар к этому приходит. Прекрасным, новым и вкусным хочется делиться.

Ссылка по теме:
Попробовать литературу на вкус — ГодЛитературы.РФ, 10.08.2015

29.08.2015

Просмотры: 0

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ