Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№102-Ll. Полина Ма. «Тухлые помидоры»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№101-120)

Я решительно шла к его кабинету.

– Знаешь, что, Дима? – стеклянная дверь распахнулась от моего легкого удара коленом.

– Что? – высокий красавец средних лет в идеально скроенном синем костюме посмотрел на меня с интересом. На его мизинце сверкнул изумрудный перстень, а на лоснящемся лице – надпись «Сытый голодному не товарищ».

– Если бы у меня сейчас были тухлые помидоры, знаешь, что бы я сделала? – я была готова к экстравагантному выпаду и взвесила в правой руке воображаемый овощ. Густые брови владельца кабинета взлетели вверх, а лацкан пиджака возмутительно вздрогнул.

– Я бы закидала ими весь твой кабинет! – Я сделала несколько размашистых бросков, подражая метателю ядра.

Дима оцепенел. Несколько моих сотрудников развернулись, образовали небольшой партер и уставились на нас через стеклянную дверь. Я доставала из карманов воображаемые помидоры, целилась, бросала и с упоением наблюдала, как они шлепаются о стекло, стекая вниз бурой вонючей слизью.

Дима первый раз видел такой трюк в исполнении ведущего менеджера.

– Знаете, что, Елена Валерьевна? – он с грацией пантеры поднялся из-за стола и сделал легкий прыжок к двери.

– Что? – я вернулась с помидорной олимпиады в кабинет своего начальника.

– Вы уволены!

Так я оказалась в Ялте. Правда, случилось это не сразу. Сначала я пару недель провела в больнице. Я трудоголик и увольнение для меня настоящая трагедия. А помидорами кидалась не я, а мое измученное работой тело. Оно стало жить своей собственной жизнью, готовое на всё ради отдыха.

Я сижу на морском берегу в незнакомом мире. Он лёгкий и солнечный. Я обнаружила, что лет десять провела в тени синих костюмов, презентаций, планов и актов выполненных работ. Я решила стать другим человеком. Но кем?

Смотрю на море. На нем пышная белая пена. Точно такая же была на папиных щеках, когда он брился. Я смотрю на него в дверную щель. Он стоит с голым торсом и напевает песенку себе под нос. Я подглядываю и почти не дышу. Мой папа очень красивый. У него квадратные скулы и кожа коричневая, запеченная словно шашлык. Его огромная рука взбивает кисточкой белую пенку в маленькой чашечке. Мама так делает сладкое безе. Папа берёт пену кисточкой, кладет на свои шашлычные щеки и тоже взбивает. Мне кажется, что на его щеках появляются белые пирожные. Я изо всех сил сдерживаю смех, но у меня ничего не получается. Он открывает дверь и делает безе на моих щеках. Ах, папочка! Как же мне тебя не хватает.

Шли прекрасные южные дни. Поздние завтраки сменялись шезлонгом, шезлонг морем, море обедом на террасе… Потом опять море, прогулки по воде, горам, пляжу, танцы всю ночь. А утром все сначала. Так пролетело несколько дней.

«Эх, где же ты, мой любимый?» – подумала я, и в голове возник высокий, широкоплечий образ лет тридцати. По телу пробежали приятные мурашки. Я шла по свадебной набережной, море пенилось в предвкушении праздника как шампанское. Ночной бриз проник внутрь меня и устроил там приятный сквозняк. Я ходила вдоль берега туда-сюда.

Вдруг мне показалось, что за мной кто-то следит. Я ускорила шаг, свернула в ближайший сквер и спряталась в кусте белой глицинии. Длинные кисти с цветами, похожими на крохотных бабочек, струились по моим плечам и ласкали руки. Я вдыхала их нежный сладкий аромат и смотрела, как мужчина лет тридцати пяти ходит в нетерпении и досаде, оборачиваясь по сторонам.

Мне очень захотелось, чтобы он обнял меня. Он был высок, строен и красив. Я обежала розовый старинный дом и оказалась чуть впереди. Бросила в железную урну камень и через минуту вышла из укрытия. Незнакомец обернулся на шум, увидел, как я взмахнула длинной шелковой юбкой и пошел следом. Мы ходили по набережной туда-сюда. При очередном повороте я столкнулась с ним лицом к лицу.

– Девушка, почему вы ходите ночью одна?

Я рассказала ему о своей работе, а он рассказал о своей.

– И все же! Почему вы одна? – у него в голове явно что-то не складывалось.

– А вы?

– Я мужчина, мне можно.

– Но теперь я уже не одна, – я накрутила на палец прядь волос и улыбнулась.

На открытой террасе русского ресторана певец тянул слезоточивую песню. Мой случайный знакомый пригласил меня на танец. Сердце бешено колотилось. Я провела пальцем по его спине. Мы сели за столик. Стало прохладно, он заказал по рюмочке водки и холодную осетрину.

– Жаль, что ко мне нельзя, – сказал он.

– Можем пойти ко мне, – неожиданно сказал мой голос.

– Так вот почему ты ходила одна, – на его лице мелькнуло озарение. Такое бывает у людей, которые долго ничего не понимали, а потом вдруг всё поняли.

– Мммм? – я вопросительно взмахнула ресницами.

– Ты проститутка?

Я смотрела на него, думая, что ответить. Его взгляд стал высокомерным, а рука расстегнула на рубашке пару верхних пуговиц. Мой палец вводил по бокалу с апельсиновым соком, а в голове вихрем проносились мысли о моей офисной жизни, беспробудной работе, синих костюмах, планах и актах выполненных работ. Я вспомнила тухлые помидоры, которые принесли мне столько счастья и подумала: «А вдруг он прав?»

– Да, – ответила я.

13.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ