Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№110-Ll. Анатолий Остроухов. «Зонтик »

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№101-120)

Проводив Елену в аэропорту, Иван возвращался в санаторий расстроенный.

Как странно устроена жизнь. Мы живём так, как будто движемся по накатанной дороге и совершенно не задумываемся о том, что почти все наши дни пронизаны случайностями, загадками и тайнами. Мы не знаем, что будет с нами через час-два; завтра-послезавтра; почему порой рушатся или меняются наши планы… Да, это – неоспоримый факт: никто из нас не знает, что ждёт его впереди, как будет вращаться колесо его жизни, где оно замедлит, а где ускорит своё движение, в какую сторону повернёт его судьба. Эта неясность привносит в жизнь некоторое беспокойство, ощущение неуверенности, зыбкости. И эту загадку люди не могут разгадать до сих пор.

В такие мысли был погружён Иван. Он рассеянно глядел по сторонам, на вечерние улицы курортного города и не заметил, как автобус выехал за город. Горная дорога, то поднимаясь, то опускаясь, узкой извилистой лентой проворно бежала к санаторию.

Слева, подсвеченное багровым заревом садящегося солнца, яркими бликами сверкало море. Глядя на это удивительное зрелище, Иван думал о встрече с Еленой. Эта встреча как будто подтверждала его мысли о жизни. Разве мог он когда-нибудь предположить, что, отправляясь в санаторий, он встретится с этой очаровательной женщиной? Разве мог он представить, что влюбится, как мальчишка, что у них окажется так много общего. Как оказалось: одинаковая по существу работа, правда, в разных торговых фирмах; одни и те же увлечения – привязанность к изобразительному искусству. Да и жили они в одном городе.

Он встретился с ней за завтраком, на следующий день после приезда. Ему определили место за её столиком. Через неделю у Елены заканчивалась путевка, и она должна была уезжать. Но за эту неделю он так привязался к ней. Она понравилась ему сразу своей непосредственностью и отсутствием каких-либо заморочек. Уже после второго свидания Ивану казалось, что он знает её целую вечность и он с радостью отмечал, как близка она ему по духу и нравам. Его душа противилась назвать своё отношение к Елене и то, что он испытывает к ней обычным курортным романом. Его удивительным образом тянуло к ней. Он с трудом дожидался времени, когда вновь увидит её; тщательно готовился к свиданиям, наглаживая рубашку; загодя бежал в соседний киоск за цветами. И так каждый день. Он радовался, что судьба свела их пусть даже при таких, как ему казалось, не совсем серьёзных, курортных условиях. Кроме встреч за завтраком, обедом и ужином они стали встречаться вне корпуса, часто вместе проводили время и на пляже, и участвовали во всех экскурсиях. Неделя пролетела, словно один день, как одно мгновение.

Сейчас, когда она улетела, он чувствовал себя опустошённым, будто внутри него что-то оборвалось…

В санаторий Иван вернулся перед самым ужином. Он успел только принять душ и переодеться. В столовой его ждал новый сюрприз. Официантка, увидев, что он сел за стол, принесла заказанное им накануне на ужин блюдо и спросила:

– Скажите, вы случайно не знаете, где женщина, которая сидела за вашим столиком?

– Она уехала.

– Совсем?! – удивлённо вскинула брови девушка.

– Да, совсем.

– Она оставила зонтик. Что мне с ним делать? – растерянно проговорила она.

– Давайте… я передам, – успокоил Иван девушку.

Он отпил маленький глоток томатного сока. На его лице мелькнула тень улыбки: «Как хорошо, что Лена оставила зонтик. Торжественно вручу при приезде…»

Поставив стакан на стол, Иван поймал себя на мысли, что безмерно рад такому повороту событий. Он даже ощутил прилив сил.

Подошла официантка. Она посмотрела на Ивана, загадочно улыбнулась. Положив зонтик на край стола, удалилась.

«Может быть, она оставила его специально? – подумал он, и эта мысль ещё больше обрадовала его, но уже в следующее мгновение, развивая свои догадки, решил: – Нет! Разве могла она предположить, что мне его отдадут?.. Она бы обязательно позвонила, сказала, чтобы я привёз его, когда буду возвращаться домой… Звонка не было… Значит, она просто не знает, где оставила свой зонт».

После ужина Иван отправился на берег моря, туда, где Лена нашла гальку с маленьким отверстием. Здесь, около двух огромных валунов, он остановился. «И я нашла своё «морское счастье», – вновь зазвучали в его голове её слова. Елена тогда бережно потирала в руках свою находку и радостно, с каким-то озорным весельем, повторяла их, а он тщетно пытался разгадать, какой смысл она вложили в них.

Он пристально смотрел себе под ноги в надежде найти такой же камешек. На его лице играла улыбка от приятных воспоминаний непосредственной детской радости Лены от находки.

Все оставшиеся дни своего пребывания в санатории Иван ходил к морю, не считая тех дней, когда проводились экскурсии. Он изрядно загорел, несмотря на то, что дни уже не были такими жаркими. Каждый день, иногда по несколько раз он звонил Елене, чтобы сказать, что очень скучает и что у него находится её зонтик. Но все попытки дозвониться до неё не привели к желаемому результату. Вместо приятного грудного голоса Лены он каждый раз слышал «металлический» голос оператора то: «Абонент находится вне зоны досягаемости», то: «Аппарат абонента выключен», а иногда: «Вами набран несуществующий номер»…

Потеряв всякую надежду связаться с Еленой, Иван захандрил. У него не было никакого желания ни купаться, ни загорать. Он даже утратил ощущение отдыха. Ему казалось, что он устал, отбывая какую-то тяжкую повинность. Главной причиной хандры было беспокойство, которое овладело им. Он понял, что теперь только зонтик связывает его с любимой, так как не запомнил названия фирмы, в которой она работала. Об этом, собственно, зашла речь только один раз в самом начале их знакомства. Зонтик вселял надежду, что он всё равно разыщет Елену, когда вернётся в Питер…

Закончилась путёвка.

Последняя ночь в санатории была почти бессонной. Иван долго не мог уснуть. Он лёжал на кровати. Его взор блуждал по потолку и стенам, отслеживая тени, которые мелькали замысловатые узорами. Их рисовал свет уличных фонарей, проникая сквозь ветви деревьев в открытые окна номера.

«Да, Лена, я влюбился! – думал Иван, глядя на игру теней. Его мысли мелькали так же быстро, как и тени из-за разыгравшегося на дворе ветра. – А она?.. Судя по всем её словам, по тому, как Лена вела себя – мне кажется, я ей тоже небезразличен. Мы ни разу даже не поцеловались!.. Интересно, что она думает обо мне?..»

Каждый день, уходя из номера и возвращаясь в него, Иван первым делом брал в руки зонтик и, глядя на него, мысленно говорил с ней. Его воображение рисовало её восхитительную улыбку, серые искрящиеся глаза и длинные белокурые волосы. Он мечтал, и мечты уносили его из санатория в Питер. Однажды он даже представил, что Лена – его жена, что у них двое детей (мальчик и девочка). Вот они всей семьёй приехали в этот же санаторий и как-то перед сном, Елена рассказывает детям чудесную историю о зонтике, без которого не было бы и нашей семьи…

Проснулся Иван от стука в дверь.

Он встал, накинул халат.

«А вдруг это письмо или телеграмма от Елены!?.. Наверное, она просит привести оставленный зонтик. Может быть, она сообщает, где мы встретимся, когда я приеду в Питер…», – мелькали догадки. Но уже в следующее мгновение Иван набросился на себя с упрёками: «Ты, Ваня, еще не проснулся… Разве может здравомыслящий человек писать письмо, когда достаточно всего одного звонка… Да ещё из-за какого-то зонтика…»

Недовольный собой, он открыл дверь.

На пороге стояла женщина в белом халате.

– Здравствуйте, я – дежурный администратор, – приветливо представилась она, и протянула ему медицинскую карту и выписку о принятых процедурах. – Сегодня вы уезжаете, поэтому прошу после завтрака выписаться.

Извинившись, женщина ушла.

Время до отъезда для него тянулось неимоверно долго.

Он уже давно собрал вещи. Несколько раз проверил всё ли взял. Снял с крючка зонтик и положил на чемодан.

Ему казалось, что эти последние часы искусственно растягивает какая-то неведомая пружина. Наконец объявили об отъезде санаторного автобуса в аэропорт. Иван присел в кресло – «на дорожку». Несколько секунд он сидел неподвижно, глубоко задумавшись, глядя то на чемодан, то на зонтик. Затем встал и подошёл к вещам. Раскрыв зонтик, Иван крутанул его за ручку и подумал: «Какой прекрасный зонтик!.. Может ли он помочь мне?.. Если бы Лена серьёзно подходила к нашим отношениям, она бы уже давно позвонила… Ей не нужен ни зонтик, ни наша встреча, ни я…Для неё это обычный курортный флирт, даже не роман…»

Он свернул зонтик. Подошёл к стене. Повесил зонтик на крючок, взял чемодан и вышел из номера.

Дойдя до конца коридора, он вдруг остановился. Оставив чемодан в коридоре, Иван почти бегом бросился в номер.

Питер встретил Ивана дождём.

Это был один из первых осенних дождей. Его частые крупные капли оставляли на лужах пузыри. Подгоняемый дождём, он быстро шёл под Лениным зонтиком.

«Как мудро я поступил… Пусть послужит и мне этот прекрасный зонтик…» – хвалил себя Иван.

Получив багаж, он направился к выходу из зала ожидания. Пройдя несколько шагов, Иван столкнулся с весёлой компанией молодых людей, которые шли навстречу, а перед дверью, вдруг почувствовал, что сзади кто-то тянет его за рукав пиджака. Повернувшись, он увидел Лену. Она улыбалась своей восхитительной улыбкой…

Он опешил. Чего-чего, но этого он никак не мог ожидать. Откуда было ему знать, что Лена потеряла свой телефон, но хорошо запомнила дату окончания его отдыха по путёвке.

Иван был безмерно счастлив. Душа его ликовала. Он благодарил судьбу и, конечно же, зонтик, который оказался своеобразным талисманом и помог, чтобы их отношения продолжились.

13.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ