Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№18-Ll. Екатерина Красова.«Про любовную любовь»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№1-50)

Город-курорт Анапа: Сен-Тропе нашей молодости и Урюпинск молодости внуков. Сезон отдыха упорно не желает мириться с календарной реформой большевиков и длится с середины июня по середину сентября – аккурат полное лето по старому стилю. Однако антикоммунистический настрой маскируют багрово-красные лица отдыхающих, серп луны, особенно яркой в августе, и ценовой молот, которым анапчане ударяют по голове каждого отдыхающего.

Наша статистика самая скромная статистика в мире. Она говорит о наплыве миллионов в семидесятитысячный городок! Наша статистика самая честная статистика в мире. Отчитается о миллиардах – поверим!

Одинокий пенсионер Николай Иванович Тютюхин прилетел в Анапу с самыми серьёзными намерениями – вручить ключи от своего сердца молодой красавице. И пусть на них явственно просматривался жёлтый налёт от ржавчины и жирные отпечатки пальцев первых двух жён, он был твёрд в своём устремлении – жениться в будущее воскресение.

Заселившись в мансарду частного дома семьи Варданян с удобствами на улице, Николай Иванович осмотрел перспективный участок. По соседству жила Валентина Семёновна Хвощ – женщина очевидных лет и настолько скромная, что абсолютно забыла: откуда могли появиться её дети – Ниночка и Алёшенька. «Муж был, — рассуждала она, сидя под тенистым виноградным навесом во дворе. – Но ведь чего большего… упаси Боже… не было! Или всё-таки грешна?» Самое интересное не вспоминалось. Её дилемма перешла в разряд «неразрешимых» десять лет назад, когда овдовев, ей стало не с кем вспоминать былые годы, и память дала сбой.

Николай Иванович молча осмотрел Валентину Семёновну, и, мысленно попросив небесные силы не дожить до того времени, когда бы его заинтересовали ровесницы, неучтиво зевнул и прошёл мимо. На роль ключницы она не годилась.

Наполняемый ветром надежды, он шёл по набережной Анапы, вдыхая солёный запах девичьих слёз, не знакомых лично, но наверняка страдавших по нему всю жизнь. Провидение! Белокурый ангел не старше тридцати пяти! Девчушка сидела на гранитном бортике и мерно потягивала апельсинной сок. Сгорая от любви, Тютюхин подошёл к ней – королеве красоты – какому-то бухгалтеру какого-то «ООО», и, собрав всю нестандартность в кулак, выдохнул:

— Вашей маме зять не нужен?

Мимо прошла Валентина Семёновна, неодобрительно качая головой. Вдалеке раздался гудок прогулочного теплохода. И вдруг молодуха, не желая кружиться с ним в жизненном вальсе, отвергла все лучшие душевные порывы! Ему, в третьем классе навалявшему самому Витьке Синицыну! Ему, в восемьдесят втором доставшему жене почти новые югославские сапоги! Ему, вырвавшему второе место в семьдесят шестом на соревнованиях механизаторов в колхозе «Заря»!! Нахальная особа, однако. «Ведь если у человека имеется избыток, — негодовал Тютюхин, — им необходимо делиться!» В данном случае речь шла о красоте. И о жадности как о пороке.

Николай Иванович поспешил стереть из памяти опрометчивый отказ юной особы, из-за которого она непременно пожалеет: в слезах будет бродить по набережной, ища в каждом встречном черты любимого, но судьба поделом накажет её. А он, получая её трепетные письма в одном из санаториев под Кисловодском, решил не отвечать на первую тысячу оных. Откуда строптивица должна была узнать адрес его пребывания, мечты Тютюхина не уточняли.

Мужчины считают отказ унизительным, поэтому предпочитают нещадно удалять из памяти. Николай Иванович, ввиду солидности возраста, непроизвольно стирал и то, что не следовало – он напрочь забыл номер дома семьи Варданян, и то, что действительно могло испортить настроение – отказ юной красотки. Уже через час ему казалось, что отказал он, а не ему. Напрасно Николай Иванович силился вспомнить причины своего жестокого отношения к чувствам незнакомки, поэтому решил испытать силы ещё раз.

Увы, молодость не ценит опыт. Тютюхину, справедливо добавить, не всегда отказывали девушки. Чаще за них это делали мужья, неожиданно подбегавшие из ниоткуда, обвешанные детьми, и унизительно не дававшие отпор разлучителю – они лишь смеялись, называя его «дедом», а поиски чистой любви – «похождениями».

И тогда, гордо вышагивая по набережной, Николай Иванович принял стратегически важное решение — переключиться с молодых на молодых душой. Только они способны оценить тонкий эстетический вкус мужчины в чёрных носках, натянутых до половины голяшки в сандалиях, предназначенных для босых ног. Только женщины за сорок понимают, что видят не безвкусно одетого мужчину, а бунтаря, не желающего подстраиваться под систему. Рубашка в пальмах окрещается ими «весёленькой», а кокетство и шарм всякий раз работают как последний. Отчаянные женщины.

Николай Иванович огляделся вокруг. На соседней скамье, активно работая веером, сидела раскрасневшаяся Валентина Семёновна и время от времени кидала на него любопытный взгляд. Её огромная белая шляпа с голубым бантом в анапскую жару создавала живительную тень, в которой мирно спал бездомный рыжий кот. Тютюхин с грустью отметил про себя, что ввиду неудачных утренних попыток установления взаимопонимания с молодёжью, Валентина Семёновна похорошела в его глазах. Ей было шестьдесят четыре года, из которых почти четверть века она была женщиной за сорок. Поначалу это казалось ей унизительным и тщательно скрывалось, но, разменяв пятый десяток, стало льстить.

Одинокие женщины приезжают на курорт за непьющими мужчинами, с которыми можно полюбовно скоротать время, когда, по заверению их же самих, жизнь только начинается. По какой причине предыдущие сорок лет не входят в расчёт, остаётся загадкой, подвластной лишь консилиуму их бывших мужей в бане под пиво.

Валентина Семёновна каждый год, на протяжении пяти лет, жила по целому лету у семьи Варданян, помогая по хозяйству. Её привлекали мысли завести курортный роман, но ломать оборону охотников не находилось, возможно, по причине того, что хорошо заметные чёрные усы редко украшают женщину. У Валентины Семёновны был страх не распознать женатого обольстителя. Ведь у таких мужчин, приехавших без жён, под воздействием местного солнца на их язву желудка, грыжу в спине или ветрянку, перенесённую во младенчестве, начинает опухать безымянный палец правой руки, да так, что под угрозой гангрены приходится снимать обручальное кольцо. Выслушав вздохи сердобольной жены, цитирующей Писание вперемешку с новой книгой Геннадия Малахова по уринотерапии, с чистой душой женатый на неделю становится свободным человеком. Ибо заслужил. Дорога каждая минута, ведь частота сарафанного радио слушается чаще обычного местного. Промедление может стоить пусть и не приключения, но гораздо более важного – шанса на приключение.

Николай Иванович крутил головой по сторонам, пот тёк по его вискам – устанавливался полуденный зной. Он не помнил адреса Варданян. Валентина Семёновна неспешно покинула наблюдательный пост, и он вынужденно поплёлся за ней. Но где-то там – на небесах – седой ангел с тростью в руке и выпадающими из крыльев перьями, надев свои самые сильные очки на минус десять, прицелился и… попал без промаха!

Вечером Тютюхин, уже по-новому рассматривая Валентину Семёновну, всё же решил не отказываться от планов на дискотеку. Он чисто выбрился, надушился шипром и гордым шагом направился в городской парк на танцплощадку.

Перед женщиной всю жизнь стоит одна задача – скрыть возраст. Подростки накидывают лишние годы, девушки скидывают. Таков их закон сохранения, ведь если где-то пребывает, то и откуда-то должно убыть. Женщины демонстративно отказывались танцевать под «Синюю птицу» и «Верасы», аплодисментами принимая «Ласковый май». Однако текста «Белых роз» не знал никто. И танцевальные па выдавали молодых в душе семидесятников.

Последнее, что увидел Николай Иванович в калейдоскопе женских пылающих сердец, нещадно круживших его – знакомое нежно-розовое платье Валентины Семёновны.

Он очнулся под утро в больничной палате. К вечеру, под личную ответственность, его забрала Валентина Семёновна в знакомую мансарду Варданян. Несколько дней она превосходила в кулинарии саму себя. Ломала голову как бы приготовить картошку так, чтобы Николай Иванович подумал, что это креветки. Поила его настоящим индийским чаем из Китая. И сердце Ромео дрогнуло. Джульетта расцвела.

Они вдвоём гуляли по бульвару имени Кати Соловьяновой, когда в одно из воскресений произошло чудо превратившее Хвощ в Тютюхину. Общие мечты скрепляют союз. За последнюю из них — вместе покрутить барабан у Якубовича — Николай Иванович опасался более всего, ведь его Валечка хотела подёргать усы Леонида Аркадьевича, проверить настоящие ли они, и если это получилось бы не тактично, не ласково – то Якубович в ответку мог дёрнуть шикарное подносье Валентины Семёновны.

Курортные романы бывают разные: счастливые и очень счастливые, длиною в жизнь – обычную или же курортную, но всегда неожиданные, даже когда ожидаемы. Наши герои обрели друг друга. А что может быть важнее, чем просыпаться по утрам, да ещё и с приятным человеком!

07.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ