Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№19-Ll. Римма Танташева. «Один день в Провансе»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№1-50)

— Представляешь, ровно двадцать лет назад, именно в этом месте, я впервые увидел мою Нину, — сказал Вадим, разливая Сreme de Cassis в крохотные рюмки. — А уже через пару часов я твердо знал, что она выйдет за меня замуж.

С Вадимом, моим старым приятелем и его женой Ниной мы не виделись много лет и, совершенно случайно встретившись в Авиньоне, проводили чудесный вечер на террасе ресторана Le Vieux — пили розовое вино и коктейли, много разговаривали, вспоминая прошлое, любовались на глянцевую гладь Роны и виднеющейся вдали зубчатый силуэт замка Св. Андрея. К вечеру жара окончательно спала, в воздухе, наполненным ароматами летнего Прованса, витало такое ощущение благодушного довольства и расслабленности, когда мир кажется прекрасным, а заботы и тревоги – мелкими и несущественными.

— О Боже, — воскликнула Нина с укоризной, но глаза ее улыбались мужу. — Нашел, о чем говорить. Кому интересны твои cкучные воспоминания.

— Видишь ли, я приехал сюда чтобы сделать предложение другой женщине – весело сказал Вадим. — А с Ниной у нас случился настоящий курортный роман.

— Не тяни, рассказывай уже – поторопил я его.

Вадим залпом выпил, обнял жену за плечи и начал.

— Тогда мне было лет тридцать. Я стал замечать удивительные изменения в себе — ну, к примеру, маленькие, орущие, с вечными соплями детеныши из несносных сорванцов непостижимым образом превратились в довольно симпатичных ребятишек, и идея заиметь собственного младенца перестала казаться мне такой уж идиотско-глупой. Поразмыслив, я неохотно признался себе, что, пожалуй, пришло время обзавестись семьей. В то время я встречался с Марьяной, она мне очень нравилась, но почему-то делать ей предложение мне не слишком хотелось.

Но однажды вечером она сама завела речь о браке. Мы только что выпили по бокалу рислинга и уютно устроились перед телевизором — этакая пожилая парочка, счастливо прожившая вместе последние лет пятьдесят.

— Милый, — сказала Марьяна, — Мы встречаемся уже больше года. Тебе не кажется, что пришло время узаконить наши прекрасные отношения?

Я не смог удержаться от вздоха — уж очень все это было неожиданно.

-Я бы с радостью вышла за тебя, — cо значением сообщила Марьяна. — Но понимаю, что, возможно, ты еще не готов жениться – с мужчинами такое случается.

— Марьяна, дорогая, …- мямлил я, не зная толком, что сказать. Жестом она прервала меня.

— Если это так, то, пожалуйста, сделай мне одолжение – так прямо и скажи, — она пожала плечами. Конечно, я очень расстроюсь. Возможно даже, мое сердце навеки будет разбито, — она кокетливо стрельнула в меня глазками и добавила. — А может быть и нет.

Отпускать ее мне вовсе не хотелось. Марьяна меня устраивала – здравомыслящая, в меру практичная, очень неглупая, к тому настоящая, в полном смысле этого слова, красавица – c правильными чертами лица, зелеными глазами, отливающими медью и агатово-черными, идеально прямыми волосами.

В общем, подумав, я принял решение. В ювелирной лавке, недалеко от дома купил неприлично дорогое кольцо с огромным, уродливым изумрудом – продавцы знали Марьянину любовь к большим блесткам и заверили, что ей понравится.

Еще через неделю мы прилетели в самое сердце Прованса, Авиньон. Там, как и все туристы, мы послушно восхищались лавандовыми полями, ужинали в ресторанах с мишленовскими звездами и даже съездили в пафосную Ниццу – Марьяне непременно хотелось сфотографироваться на Английской набережной. В последний день я заказал столик в Le Vieux , на этой самой террасе с видом на долину Роны.

Как только мы с Марьяной здесь появились, все – и посетители за столиками, и сотрудники ресторана сразу же уставились на нее. Уж очень эффектно она выглядела – белая блузка подчеркивала осиную талию, а такого же цвета юбка с разрезами по бокам обнажала длинные загорелые ноги. Единственным ярким штрихом во всем наряде был жгуче красный цветок гибискуса в длинных волосах, пышной волной падающих на роскошную грудь, едва прикрытую накинутой на плечи прозрачной шалью. Даже я, давно привыкший к ее яркой внешности, не мог отвести взгляда. Мы уселись за столик и заказали, кажется, устрицы, буйабес, кофе и бутылку местного шампанского. Собравшись с духом, я попросил Марьяну выйти за меня замуж. Она глубоко вздохнула, рассмеялась и просто сказала:

— Ну, конечно же, мой милый.

Мы поцеловались, и я надел кольцо на ее пальчик.

— — Я буду хорошей женой, — пообещала Марьяна, сверкая ослепительной улыбкой. — Но где же шампанское? Чертовы официанты.

В тот день, казалось, здесь собрались все обитатели Авиньона – каждый столик был занят, даже у входа толпились люди, все оживленно переговаривались, жестикулировали, громко смеялись, а официантки едва поспевали разносить заказы. Я безотчётно следил глазами за одной из них, нашей официанточкой (так мысленно я прозвал ее, судя по акценту, она приехала из России), уж очень забавно она выглядела – угловатая, совсем непримечательная, слишком худенькая — форменное платье не скрывало очертаний ни торчащих лопаток, ни ребер, но, странным образом, замечательно грациозная и быстрая; с изяществом танцовщицы она скользила между столиками, и лица клиентов невольно расцветали, когда она подносила им их блюда. Вот она подошла к нам – на губах сверкала улыбка, но на лбу, от напряжения, собрались морщинки, а тонкие ручки едва удерживали тяжелые тарелки.

— Ну наконец-то, не прошло и года, – раздраженно проворчала Марьяна и, не дожидаясь пока девушка поставит поднос на столик, потянулась за фужером с шампанским. От неожиданности официантка вздрогнула и слегка задела марьянину руку, от чего в полном до краев бокале Irish coffee чуть расплескался, и крошечная капля упала на рукав блузки. Официантка застыла, в ее карих глазах застыл ужас.

— Что ты сделала, дура. Подавальщица хренова, – прошипела Марьяна, в ярости рассматривая расползающееся по ткани пятно.

И так невысокая официантка как будто стала еще ниже, она задрожала и едва сдерживая слезы залепетала:

— Пожалуйста, простите меня. Пожалуйста.

— К твоему сведению, блузка, которую ты только что залила стоит 500 долларов. Впрочем, кому я это говорю, – Марьяна презрительно ухмыльнулась. – У тебя даже нет образования, чтобы понять вещь какого дизайнера ты испортила.

— Я заплачу. Только пожалуйста, не говорите хозяину — умоляла девушка, ее круглое личико покрылось красными пятнами. Сегодня я работаю первый день – меня сразу уволят.

— И правильно сделают, здесь тебе не место, – на весь ресторан крикнула Марьяна, а я, не находя себе места он неловкости, забормотал:

— Марьяна, угомонись. Хочешь, я куплю тебе эту чертову шмотку.

— Нет, Вадим ты только послушай эту козу! — и тут же, мешая русский с английским, рявкнула подбежавшему хозяину:

-Так это вы владелец этой дыры? Вы понимаете, что в вашем ресторане меня шантажируют? Да, да, вот она — говорит, что вы ее уволите, если я вам пожалуюсь!

Официанточка прекратила всякие попытки оправдаться – опустив глаза в пол, она беззвучно плакала, а моя невеста, завладев вниманием всего ресторана, картинно, с надрывом и истерическими нотками в голосе возмущалась наглостью, как она выражалась, прислуги и ужасным с собой обращением. Мне было мучительно, нестерпимо стыдно.

Толком не помню, что случилось дальше – кажется, я вытащил Марьяну из ресторана и оставил ее, все еще визжащую и негодующую, прямо там, у берега Роны. Остаток ночи я провел, переходя из бара в бар, в отель я вернулся лишь под утро и прямо на пороге объявил Марьяне, что не готов жениться.

Все-таки она была очень умной девушкой — нахмурилась, но, не возражая и не споря, кивнула, только в качестве отступного (она так и сказала “отступного”) вытребовала себе обручальное кольцо.

Сразу после этого я вернулся в ресторан — хотелось извиниться перед официанточкой. Меня провели вовнутрь, ее, конечно, уволили и она как раз паковала вещи.

— Простите, пожалуйста, Марьяну, мою бывшую невесту, — прошептал я, испытывая непонятную робость в ее присутствии.

— Бывшую? — она смотрела на меня лучистыми, все еще заплаканными глазами, но на губах появилась прежняя милая улыбка .

— Да, мы расстались.

— Но почему? Из-за меня?

— Да, то есть нет. Из-за ее поведения

— Ох, бедняга. Ведь в сущности, она права – я и в самом деле испортила дорогую блузку. Вы знаете — я ужасно неловкая, Пьер за это меня и уволил, а вовсе не из нее.

Я покачал головой.

— Никто не имеет право унижать другого человека.

Она задумалась.

— Наверное, вы правы. Но все же вам надо ее вернуть. Она и в самом деле вас любит – я видела ее взгляд

— Зато я ее нет. Сегодня я окончательно понял.

Солнце уже взошло высоко, ароматы нового, утреннего Прованса – свежего кофе, миндальных пирожных и чуть горьковатой, доносящийся откуда-то издалека запах лаванды – неторопливо наполняли окрестности.

— Как вас зовут? – спросил я девушку.

— Нина.

— Нина, вы любите кофе?

Весь день мы не расставались – взявшись за руки, бродили по узким улочкам Авиньона, остановились в восхитительной, похожей на игрушечную кондитерской, где накупили пирожных и по крутой, вымощенной булыжниками дорожке взобрались к обветшавшим стенам замка Св. Андрея. После взяли напрокат велосипеды и по живописным аллеям, усаженными оливковыми и абрикосовыми деревьями доехали до римского акведука, и прямо на берегу Роны, из винограда и козьего сыра, купленных по дороге в деревенской лавчонке, устроили себе пикник. На обратном пути заехали на винодельню и, там, в прохладном подвале, перепробовали все местные вина, известные на весь мир. В Москву мы вернулись вместе, еще через три месяца Нина стала моей женой.

Вадим накрыл ее руку своей, нинины глаза, когда она смотрела на мужа, лучились мягким светом.

— Наш курортный роман длится уже двадцать лет. Кто же мог знать, что так получиться, — задумчиво протянула она.

— Что же стало с Марьяной? — спросил я.

— О, у нее все хорошо. Она очень удачно развелась, — смеясь, отозвался Вадим. — А недавно сообщила, что выходит замуж за Алика Хафизова, того самого, из списка Форбс.

— До сих пор чувствую себя виноватой, — вздохнула Нина. — Ведь из меня она потеряла лучшего на свете мужа.

07.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ