Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№3-Ll. Екатерина Шохалевич. «Сашенька»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№1-50)

Молва о том, что в Свято-Пателеймоновский храм прибыл старец Власий из монастыря Святого Пантелеймона на Афоне, разлетелась по всей Кабардинке. Старец, предчувствуя скорую кончину, прилетел проститься с родиной и совершить последнее паломничество по русским храмам и монастырям. В ночь перед приездом старца Власия возле кабардинского храма выстроилась очередь страждущих, подъехал на такси и он, растерянный и печальный. Расплатившись за поездку и неуверенным шагом подобравшись ближе к толпе, Герман занял очередь за молодой женщиной. Впотьмах старался он внимательнее рассмотреть ее, запомнить основные приметы, чтобы не потерять из виду. Легкое шелковое платье, длинные темные волосы, босоножки на каблуках, маленькая лаковая сумочка… В свете фонарей ее образ казался нежным, романтичным, загадочным. Лица было не разглядеть, она больше не спешила оборачиваться, а мимолетный взгляд, который она бросила на Германа отвечая на вопрос «Кто последний?», не оставил и следа в его памяти.

Перед беседой со старцем по всем священным канонам следовало три дня поститься, причаститься и выстоять утреннюю или вечернюю службу. В обед старец начал принимать мирян в небольшой келье на заднем дворе храма. Измученные ожиданием люди после беседы с духовным наставником покидали территорию храма просветленные, одухотворенные. Герман ждал. Впереди стоящая дама уже была хорошо изучена им, он уже много раз терял и находил ее снова. Шло время, он замечал изменения в ее настроении: она раздраженно смотрела на часы и возмущенно вздыхала, ходила из стороны в сторону, нервно размахивая сумочкой. Она уже не казалась Герману такой таинственной и женственной, какой чудилась ему в ночных бликах фонарей. Теперь дамочка представлялась ему взбалмошной и злобной.

У вас не будет сигаретки? — внезапно обратилась она к Герману.

Перед посещением нельзя курить — наставнически произнес мужчина.

Да бросьте вы! Вы действительно в это верите? В то, что ваши проблемы сможет решить сомнительный старец? — дама с вызовом уставилась на собеседника.

Верить легче. — равнодушно произнес Герман и отвернулся.

Он так устал за это время. Как он устал, как надломился! Он стоял в очереди к старцу за утешением, за советом, за помощью. Стоял и не верил. В то, что это он стоит. Сильный и властный мужчина, москвич, начальник управления правового обеспечения в международной холдинговой компании…

Все произошло быстро и непонятно, как во сне. У жены перед родами определили карциному, после родов пытались лечить, но безуспешно. Семейная жизнь неожиданно приобрела оттенок горечи, счастье появления на свет первенца затмила борьба с опухолью. Менялись врачи, больницы, города, страны. Герман подбирал варианты, искал информацию, хватался за любую соломинку, потом опускал руки. Иногда он не хотел приходить домой, где в воздухе, казалось, навечно повисло отчаянье и боль больного человека. Он не знал, чем помочь, чувствовал себя виноватым, порой сам хотел смертельно заболеть, чтобы разделить участь своей несчастной жены. И сегодня он опять надеялся.

— Я не могу так долго ждать! Он всю жизнь жил в Греции, нежился на морском побережье. А потом он вдруг решил прилететь в это грязное захолустье и разом всем помочь. Я тоже хочу искупаться. Я хочу пиццу и глоток холодного пива! — вдруг закричала дамочка, театрально размахивая руками, потом жалобно, со слезами на глазах обратилась к Герману- Пойдемте отсюда, я психолог, все проблемы от наших мыслей, я помогу вам…Дайте сигарету…

Герман был ошарашен, он невольно протянул руки и обнял эту незнакомую истеричную женщину, отводя от изумленной толпы. Примостившись в беседке при храме, она жадно прикурила сигарету.

— Я Саша. Так устала, ты извини…Из Краснодара приехала. Друзья с Кабардинки позвали отдохнуть, в море покупаться. А я тут с этим старцем заморочилась. Замуж хочу, ничего не получается. Думала может он наколдует. А ты чего?

— Жена при смерти. Последняя надежда…Меня Герман зовут. Пойдем, наша очередь, попробуй Саш. Давай давай.

Александра нехотя вышла из беседки и направилась к отдаленной келье. Минут через пять она выпорхнула обратно в толпу, легко и непринужденно, с красивой улыбкой, и почти исчезла из поля зрения Германа. Он поймал себя на мысли, что не должен потерять ее. Надо было идти в келью, но вместо этого он ринулся искать свою новую знакомую среди безумной массы людей. Наконец, нащупав запястье в толкучке, он потащил ее за собой ближе к комнате старца.

— Вы были правы! — еле поспевала и смеялась она. — Он выгнал меня! Он сказал, что курить вредно. И если я буду курить, то никогда не выйду замуж. Так вот и сказал. А еще, вы представляете — задыхалась она,- он напоследок мне рявкнул, что я серьезно больна. Ненормальный… Я никогда ничем не болела.

— Ждите меня здесь. Никуда не уходите. Вы слышите меня? — дернул ее за руку Герман. — Я сейчас приду.

Беседа длилась долго, а может так показалось Герману. Это было не утомительно, спокойно и расслабляюще. Он забыл о своих горестях и бедах, уверовал в то, что жена обязательно пойдет на поправку, снова обрел силу и душевное равновесие. «Болезни — это испытания, они даются по силам человека. Господь сильнее любой опухоли и он поможет» — повторил про себя Герман, выходя от старца. Теперь все будет по-другому. Так решил он.

И она. Она стояла и ждала его у выхода. И он, если честно, ждал. Ждал, когда старец закончит вещать, и он сможет снова увидеть эту странную девушку из Краснодара. Окрыленные, какие-то до боли родные друг другу, они вышли за территорию храма и стали наперебой делиться впечатлениями о посещении кельи. Герман смеялся. Саша забегая перед ним и торопливо прикуривая, комично копировала голос и мимику старца. Они шли и шли, потом ехали на такси, болтали, смеялись…

— Герман, а вы знаете, что в Цемесской бухте на глубине пятидесяти метров до сих пор лежит советский «Титаник»?

— Стыдно признаться, я здесь впервые…- смущенно произнес Герман.

— Ничего не слышали про пароход «Адмирал Нахимов»? В восьмидесятые года он столкнулся с сухогрузом, эта трагедия унесла много человеческих жизней. Говорят, что судна с названием Нахимов таят в себе мистическую тайну человека, в честь которого названы. Помните историю…Адмирал Нахимов затопил черноморский флот во время Крымской войны.

— Саш, почему корабль не подняли до сих пор?

— Водолазы гибли, поисковые работы прекратили и на месте трагедии теперь запрещены любые погружения и остановки. Знаете, некоторые говорят, что видели в ясную погоду очертания судна. Оно лежит на боку и до поверхности моря всего двадцать метров!

— Вы так интересно рассказываете. С вами очень легко и приятно…

— Я же педагог-психолог. Я знаю много интересных историй. Дайте сигарету. Кстати, я даже знаю с чего началось массовое производство сигарет. Как раз с Крымской войны! Англичане подсмотрели у русских солдат секрет изготовления самокруток и вот результат!

— Потрясающе! — засмеялся Герман.

Он еще много смеялся и удивлялся. И удивлялся еще одной вещи: зачем он женился? Оказывается то, что он считал любовью не любовь. И он готов был бросить все, здесь и сейчас. Свою семью: больную жену и грудного ребенка. Такую чужую и далекую семью. Ради нее. Ради случайной знакомой. Но такой родной и любимой.

Они не могли насытиться этой нахлынувшей любовью. Но пришло время уезжать по разным городам. Жена звонила каждый день и радостным голосом сообщала, что ей легче. Перед самым его отъездом из Кабардинки, она прокричала в трубку, что болезнь отступила. А он готов был разрыдаться от горя. И гнал от себя навязчивые мысли о том, что лучше бы она умерла.

Оба рыдали, провожая друг друга на станции. Она плакала и сквозь слезы со смехом вспоминала их первую встречу и снова изображала русского старца из Греции, каждый раз придумывая новые истории о том, как он переворачивался на пляжах под знойным южным солнцем. Это было одновременно и трогательно и цинично.

Шло время, а любовь не отступала. Он каждый день просыпался с мыслью, что готов на решительный шаг. Потом думал. Ждал. Понимал, что рано. Должно что-то произойти. И это произошло. Однажды утром принесли телеграмму из Краснодара. И прежде чем прочесть содержимое, Герман с облегченной улыбкой закрыл глаза. Ему было все равно, что за спиной стоит жена. Он понял, что сейчас просто соберет чемодан и через пару часов будет там. И он был там. На ее похоронах. Сашенька днем ранее умерла от эмфиземы легких.
Дама с собачкой longlist

07.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ