Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№33-Ll. Арина Гэжвик. «Вера-Вирджиния»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№1-50)

Все окна и балконы десяти этажей отеля «Holidays» выходят на одну сторону, к Атлантическому океану. Он шумно дышит и могуче вздыхает. Накатила волна, дала пинка начинающим сёрферам и притихла. Когда океан спокоен, он заманивает в теплые объятия даже мелких птичек, важно гуляющих по песчаному пляжу. Пальмовый рай Флориды переполнен. В отеле нет ни одного свободного номера.

— Мисс Вера, вы домой не идёте! — приказным голосом заявила старшая горничная Джессика, темнокожая грузная женщина лет сорока, с разноцветными косичками на голове. — Идите помогать своей подруге.

Почему-то номер, в котором была моя тезка Вера, оказался заперт изнутри. Я постучала, на всякий случай громко выкрикнув кодовые слова:

— Хауз киппинг!

Дверь мгновенно открылась.

— Велком, велком, — пригласила Вера. — Жрать хочешь? Я тут пирую. Постояльцы оставили в холодильнике сосиски! Я разогрела их в микроволновке. Еще сыр есть дорогущий. Давно такого не ела.

Она уселась в роскошное кресло с вычурными подлокотниками, вытянула ноги на шелковистый пуфик изумрудного цвета.

—Барыня Вера Хохолкова пирует! Этими сосисками пахнет этажом ниже, Джессика унюхает и устроит скандал. Ладно уж, сиди, я сама уберу номер, — сказала я.

— Ноги болят, давление зашкаливает, аллергия душит…— затянула свою песню подруга, пытаясь отхлебнуть горячий кофе из чашки. Ее жалобы всегда звучат монотонно, как песнь ямщика. — Всю жизнь пахала, семейный бизнес тащила на себе, а муж-подлец профукал все деньги, ушел к другой, пришлось ехать в Америку к дочери. Думала, здесь отдохну, подлечусь! Нет! Угодила в рабство!! Вкалываю, чтобы помочь Полине. Кто просил ее садиться пьяной за руль машины? Как теперь выплачивать штрафы? А не будет денег — в тюрьму посадят. Полина такая хорошая девушка! Только глупая. В меня! Нет, я не глупая. Я дура! Зачем приперлась в Америку?!

…Вечером мы получили чеки за работу в отеле. Приехав домой, развернули заветные листочки и полюбовались на цифры. Всё было хорошо, на первый взгляд.

— Полюбуйся на мой чек! — вдруг запричитала Вера. — Даже имя правильно написать не смогли! Как я деньги в банке получу?

Я взяла чек и с удивлением прочитала: «Вирджиния Хохолкова». Это означало, что завтра нам снова придется ехать в отель. Работать там мы больше не планировали, но исправить ошибку в чеке нужно было как можно скорее.

Мой американский муж по утрам привозил меня в дом Веры до вечера и свято верил, что мы учим английский язык. Я пошла работать в отель, чтобы помочь подруге выплатить долг. Бесценный опыт для репортера из русской провинции, где я жила и работала до знакомства с Майклом.

Утром следующего дня мы появились в отеле снова. Бывшая начальница Джессика нас не узнала. Мы были без униформы. Высокая статная Вера распустила рыжие волосы, надела шляпу с широкими полями, из-под которой сверкали голубые глаза, вырядилась в легкий короткий сарафан. Я оделась попроще. Длинное цветное платье, купленное год назад в родном городке, радовало душу.

Вскоре мы держали в руках исправленные чеки.

— А давай пойдем на пляж, накупаемся в океане и поразим всех мужчин неземной красотой! Отпразднуем наше освобождение! — предложила Вера.

— Ты понимаешь, что мы уже без возраста? Как стратегические консервы. Не портимся даже в жару. И точно не богини. Я поражать никого не хочу, с меня Майкла хватит. Он до сих пор в себя прийти не может. Я готовлю русские котлеты, а он рассчитывал на родные сандвичи, — пошутила я.

— Но мы ведь заслужили немного отдыха и веселья!

Однако мы не успели никак повеселиться, потому что к отелю, где стояли и спорили, подъехал автомобиль. Из него вышел мужчина. «Для высокого джентльмена слишком короткие шорты», — подумала я. Темные очки на загоревшем лице — как у всех здешних жителей. Носогубные складки резко выделяли строгий рот, широкий подбородок походил на лопату, а хохолок из седых волос сверкал на солнце. Решительной походкой направился к дверям отеля, которые автоматически распахнулись, и скрылся в недрах вестибюля.

— О, боже! Это он! — воскликнула побледневшая Вера и ухватила меня за руку. — Пойдем! Пойдем в отель!

— Зачем?

— Постараемся попасться ему на глаза! Он не узнал меня, не узнал! Наверное, я стала старой каргой.

— Ты и в молодости была каргой, потому что все время ворчишь. Кто он?

— Потом всё объясню! Ты тоже иногда ворчишь, кстати. Как тебя Майкл терпит? Любит все-таки русские котлеты, зря ты на него грешишь!

— Майкл любит меня, — возразила я, но Вера уже не слышала, она бабочкой впорхнула в отель.

В баре отеля было прохладно и малолюдно. Я заказала лимонад, подруга пила шампанское.

По ее лицу текли слезы. Еще бы! Она встретила мужчину, который в суровых условиях вечной мерзлоты, где-то в якутской глубинке, познал вместе с ней все прелести первой любви. Сегодня в этом пальмовом раю он прошел мимо неё.

— Веруня, может быть, ты ошиблась? Бывает же такое иногда… Ну, перепутала первого любовника с первым встречным. Полвека все-таки прошло!

— Всего тридцать лет прошло! Мы студентами были. Вместе курсовые писали, на каникулах проводниками подрабатывали в поезде. Он меня на руках по вагону носил, когда я ногу сломала. Видишь шрам от операции? — Вера задрала платье и выставила большую ногу напоказ.

Увы, третий бокал шампанского бармен не принес. Он принес печальную весть: хозяин заведения сказал, что клиентка слишком много и быстро пьет. Больше ей не наливать!

— И зачем я сюда приехала? Что за страна! Даже напиться с горя не дают!

— Зато мы здесь с тобой стали настоящим пролетариатом! Узнали цену трудовому доллару.

В этот момент нас окликнул бодрый мужской голос:

— Милые дамы, я могу угостить вас кофейком?

Мы обернулись.

— Я живу в этом отеле второй день, — сказал мужчина с серебристым хохолком на голове. — Вчера какие-то горничные сожрали все запасы в моем холодильнике, пока ездил за багажом к другу. Они перепутали номер, нужно было убрать соседний. Мне пришлось с утра пораньше съездить в магазин. Люблю поесть ночью, а в ресторан идти лень, — сообщил мужчина. — Меня зовут Геннадий! — представился он.

Когда я позвонила Майклу, было далеко за полдень. Он приехал за мной, и я удалилась потихоньку, потому что Вере с Геннадием было не до меня. Оживленная беседа прерывалась смехом, переходила на шепот, потом их плечи снова тряслись от хохота. Я давно не видела даже подобия улыбки на лице подруги. А тут…Будто открыли шлюз, и хлынула радость, много лет искавшая выхода из своего убежища!

Мы с Майклом затеяли небольшой ремонт в доме. Серый солдатский уют, в котором жил бывший служивый, а ныне пенсионер, исчезал под слоем краски апельсинового цвета. За этими хлопотами некогда было даже позвонить подруге.

Она пропала из виду на две недели. Телефонный звонок раздался поздно вечером. Радостным голосом Вера сообщила, что в ее паспорте сделаны кощунственные ошибки! Ей сейчас максимум 20 лет! И она не Вера, а Вирджиния, потому что с этим именем удача поперла, как рыба на нерест. А поскольку рыбные особи возвращаются на нерест именно туда, где родились сами, поэтому и Верины удачи возвращают её в родные края! Она уезжает домой!

— Геннадий сделал мне предложение! У нас много общего: мы давно не ходили в загс, соскучились по празднику, по гостям и подаркам! Курортный роман требует продолжения!

— А что, хороший вариант! — согласилась я, вспомнив серебристый хохолок на голове Геннадия. — Ты мадам Хохолкова и рядом мужчина с такой же прической, как твоя фамилия!

— Боюсь произносить слово «любовь», боюсь сглазить и спугнуть, но она есть! — продолжала Вера. — Во Флориде мне все время снились деньги, нужда, тюрьма, болезни, катастрофы. А сейчас ничего не снится, Геннадий все время рядом, я чувствую себя счастливой. Похоже, моя звезда любви летела ко мне чрез тернии и поэтому очень долго. Я впервые за много лет увидела небо, когда мы с Геннадием сидели по ночам на пляже, обнимались, мечтали.

— Да, жизнь только начинается, — задумчиво согласилась я, вспомнив, что сама стала невестой Майкла после рождения внучки Анечки. Нечаянно нагрянувшая любовь унесла меня в другую страну. Ночью его тяжелая сильная рука лежит на моей талии, и я думаю, что он боится меня потерять и выпустить из своих рук даже на минуту.

— Представляешь, Геннадий не выпускает меня из своих объятий, даже когда спит! Я боюсь пошевелиться до самого утра, — вдруг сказала Вера и заплакала. — Знаешь, что меня поражает? Он всё время спрашивает, не голодна ли я? Помнит, что я его сосиски съела? Или догадывается, что в нужде жила? Окружил заботой, как ребенка! Ты мне веришь?

— Верю! — сказала я и тоже заплакала. Майкл посмотрел на меня с беспокойством и спросил, не устала ли я?

Я раскрасила его дом в любимый цвет моего детства. Когда мама расчесывала длинные каштановые волосы, сидя перед зеркалом, и напевала песню про оранжевое небо, я искренне верила, что вся жизнь будет освещаться оранжевым солнцем. Мамы давно нет, жизнь потрепала меня как следует, и подруга мне попалась такая же, черт знает где, далеко от родины, с таким же именем и с поздней любовью.

«Даже если ты большой, Видеть очень хорошо — Оранжевое небо, оранжевое море»…

…Иногда ошибки бывают очень правильными! Собирая чемодан, подруга вдруг сказала:

— Геннадий действительно мой первый мужчина! До него одни недоразумения были, а не мужчины. Кстати, «Вирджиния» переводится с английского как «девственница». Так что начинаю жизнь с чистого листа, с любимым человеком. Он вернул мне Родину. Я её отсюда другими глазами увидела, как впервые. Дома всё родное, и даже зимы есть, снег и морозы! Счастье-то какое! Как ты думаешь, а ту шляпу с собой брать? В которой я была в тот день в отеле? Везучая шляпа оказалась!

— Волшебная шляпа! — согласилась я. — В морозы точно пригодится!

07.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ