Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№37-Ll. Александр Сороковик. «Полнолуние»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№1-50)

Громов сердито присел на скамейку у входа в пансионат, один из многих на побережье, которое у одесситов всегда именовалось просто «Бугаз». В юные годы у них летний отдых на море так и назывался: «Поехать на Бугаз». И жили там они в палатках, варили на кострах кашу с тушёнкой, запивая её терпким домашним вином… Зря он приехал сюда, в места своей юности – слишком много было здесь радостно орущей молодёжи, бурного веселья, шума.

Повозившись на скамейке, вдруг понял: надо выпить терпкого красного вина, домашнего. Как в молодости! Вышел на центральную площадь, к магазинам, работающим всю ночь. Хмыкнул на цены, взял литр разливного – в меньшую тару не наливали – побрёл обратно. Сел, отвинтил пробку, спохватился, что не догадался купить стаканчик, махнул рукой и стал пить из горлышка.

Винишко было так себе, однако приложившись ещё пару раз к бутылке, Громов почувствовал лёгкое приятное головокружение и, действительно, гремящая музыка стала казаться ему вполне терпимой, а молодёжь – даже симпатичной.

Вскоре он заметил, что его одиночество нарушено. На другом конце скамейки сидела девушка и открыто, немного насмешливо смотрела на него. Поймав его взгляд, она улыбнулась и весело сказала:

— Добрый вечер!

— Добрый вечер, — немного смутился Громов, повертел в руках бутылку, усмехнулся, – хорошая картинка, да?

Девушка звонко расхохоталась:

— Вы, наверное, только приехали?

— С чего вы взяли?

— Да вид у вас … ну, городской, что ли. Офисный! Не расслабились ещё. Вино пьёте так, словно опасаетесь, что зайдёт начальник.

— Верно, — Громов улыбнулся, — не расслабился. Отвык. Я ведь раньше здесь каждое лето расслаблялся.

— Да? – девушка оживилась, — Наверное, всё побережье тут знаете?

— Как вам сказать, когда-то знал, лет двадцать назад, — Алексей подсознательно занизил годы, правильнее было бы сказать – тридцать.

— А Грот Королевы знаете? Сможете показать? – девушка подсела ближе, — Меня зовут Наташа.

— А меня – Алексей Николаевич. Я давненько тут не был, но, думаю, вспомню, найду. Я ведь всю жизнь в Одессе прожил, да и сейчас живу — раньше, в молодости, каждое лето здесь проводил… Потом стал серьёзным, солидным, на заграничные курорты выезжал. А в этом году решил вспомнить молодость…

Девушка покачала головой:

— Надо же, каждое лето на море ходили, купались. А я вот первый раз на море, первый раз в Одессе… Я из Питера. Он сырой, холодный, чопорный. А ваш город весёлый, солнечный!

Она протянула руку к его бутылке, оправдывающе улыбнулась:

— Давайте, Алексей, за знакомство! – Наташа подчёркнуто проигнорировала отчество.

— Да у меня стаканов нет, — слегка растерялся Алексей.

— Ой, да ладно! Я же говорю – здесь не офис, расслабьтесь… — она запрокинула голову, сделала несколько глотков, — кислятина! На площади брали?

Алексей кивнул, взял у неё бутылку, отпил:

— Действительно, кислятина.

— Слушайте, Алексей, — Наташа посмотрела на него испытующе, — у меня к вам предложение. Давайте пойдем погуляем, искупаемся; вы покажете Грот Королевы — никто не может мне его показать! Возьмём хорошего вина — я знаю, где. Ведь полнолуние! Мои друзья только и знают, что скакать под музыку, да зажиматься по углам, зачем тогда на море приезжать?

Она поднялась, приглашая его, не ожидая ответа. На вид ей двадцать-двадцать два, не больше. Обычная городская девочка в потёртых джинсах и маечке, лёгкой куртке – стройная, длинноногая, с русыми волосами чуть ниже плеч.

Громов пожал плечами: «Почему бы и нет?». Самому интересно, найдёт ли он через столько лет этот грот?

— Ну, что, пошли? – весело спросила Наташа, легко взяв его под руку, — расскажите мне про «Грот Королевы» — правда, что там можно услышать ответ на любой вопрос?

— Как вам… тебе сказать… Была в наше время легенда, будто давным-давно здесь разбился пиратский корабль, на котором везли пленную Королеву из далёкой страны…

— И спаслась только она и главарь пиратов! – подхватила Наташа. — Их выбросило на пустынный берег, и главарь стал требовать, чтобы она стала его женой…

— А Королева спряталась в этом гроте и большая рыба охраняла её, не давая главарю пиратов приблизиться к ней…

— Так она и осталась там, и теперь в полнолуние любая девушка может прийти в этот грот и спросить у Королевы о чём угодно, она на любой вопрос ответит…

— А мужчину, дерзнувшего зайти в грот, тут же съест большая страшная рыба! – закончил Алексей, и они весело засмеялись. – Так ты не хуже меня знаешь эту легенду!

— Хуже, — улыбнулась девушка, — я так и не поняла, о чём можно спрашивать? Только о том, что связано с опасностью, с навязчивыми женихами, или обо всём?

— В моё время считалось, что девушка может спрашивать исключительно про женихов. Потом стали говорить, что Королева отвечает на любые вопросы, но лишь молоденьким девушкам, исключительно в день полнолуния и только после полуночи. А потом я уехал отсюда и не знаю, какая нынче там ситуация…

-А сейчас как раз полнолуние, скоро полночь, мы с вами на побережье, вы знаете, где найти грот. Алексей, оставьте эту кислятину, давайте возьмём вон в той хате вина, у них оно действительно хорошее и они всю ночь торгуют. У меня есть немного еды, посидим на берегу, поедим, искупаемся, а после полуночи вы проводите меня к гроту. Мне очень хочется туда попасть, но одной страшно…

— Хорошо, Наташа, только давай так: сначала найдём этот грот, мне надо напрячься, чтобы вспомнить. А потом уже посидим и искупаемся!

Они с Наташей купили вина и стали спускаться по узенькой тропинке с довольно крутого обрыва. Вышли на берег, осмотрелись. Неожиданно близко Алексей увидел высокую скалу, похожую на голову в короне.

— Вот и пришли! – сказал он, — Грот под этой скалой.

— Так быстро? – удивилась Наташа, — Вы же говорили…

— Ну, это просто повезло. Случайность… Смотри, сейчас начало двенадцатого, ещё целый час. Тут берег вроде ровный, посидим, поговорим за жизнь; потом пойдешь в свой грот, а я здесь подожду…

— Хорошо, — девушка улыбнулась, — тогда давайте искупаемся, ладно? Только вместе, я одна боюсь…

Она отошла в сторонку, скинула одежду, под которой оказался оранжевый купальник, подошла к воде. Громов тоже снял брюки и футболку, остался в плавках. Подошёл к морю, зашёл по колени – вода, несмотря на ночной час, была удивительно тёплой.

— Эй, эй, подождите, — Наташа схватила его за руку, — я плаваю плохо, вы уж меня не отпускайте!

— Ну, тогда держись за меня, и поплыли!

Алексей плавал отлично; девушка, держащаяся за него, нисколько ему не мешала – они заплыли довольно далеко. Вдруг Наташа слегка сжала его плечо:

— Давайте вернёмся, Алексей, глубоко уже…

Они поплыли назад, вышли на берег; девушка держалась за него двумя руками, слегка побледнела:

— Я никогда так далеко не заплывала. — Она растерянно улыбнулась, — Зайду за камень переодеться, вы не смотрите…

Вскоре она вернулась, села рядышком, курточка на ней была застёгнута, она слегка дрожала.

— Дайте скорее вина глотнуть, согреться! И доставайте пирожки из сумки, тут одна тётенька печет и продаёт – вкусные!

Они с аппетитом набросились на пирожки – Алексей почувствовал внезапный голод – запивая их превосходным вином. Девушка раскраснелась, перестала дрожать, даже курточку слегка расстегнула. Удивительно светлое южное полнолуние было ярким, звёздным, не синим или чёрным, а каким-то прозрачно-зелёным; лёгкие тени словно растворялись, таяли, не хотели закрывать даже мелкие камни или кусты. Они сидели молча, привалившись спинами к большому камню, поддавшись очарованию дивного ночного света, не желая разрушать неуклюжими словами нежную песню сверчков под тихий аккомпанемент невесомого прибоя…

Одна за другой на берег накатились три-четыре волны покрупнее – со стороны Белгород-Днестровского прошёл катер или небольшое судно – перебили ритм, нарушили мелодию. Наташа слегка встряхнула головой, словно просыпаясь, взяла Алексея за руку, посмотрела на его часы.

— Ого, первый час, мне пора. Вы меня обязательно проводи́те, ладно?

Подошли к гроту и Наташа двинулась дальше, слегка медля, оглядываясь на него.

— Смелее, я тут недалеко!

Она благодарно улыбнулась, пошла дальше, скрылась в темноте грота. Появилась минут через десять, подбежала к нему, улыбаясь немного смущённо: взрослая девочка, а в сказки верит!

— Ну как, ответила тебе Королева? Всё выяснила?

— А, ладно, — она тряхнула головой, — вина хочу, есть хочу!

Быстро доели пирожки, выпили немного вина.

— Ну что, домой? – спросил Громов.

— Нет-нет, только не домой, вы же одессит, а не чопорный петербуржец, давайте ещё погуляем, ну, пожалуйста! В такую ночь нельзя спать, нельзя плясать на дискотеках, надо гулять у моря, купаться, читать стихи!

— Ну, давай, читай, — Алексей откровенно любовался девушкой. После грота её словно отпустило, она весело смеялась, пританцовывала, стройно изгибаясь; начала читать какие-то стихи, запуталась, от души расхохоталась. Это было искреннее, совсем не хмельное веселье, он тоже смеялся, словно сбросив лет двадцать.

Они пошли по берегу, весело болтая, перебивая друг друга; и слова вдруг становились значительными, приобретали потаённый смысл… Уходя от этой значительности, бежали купаться, не переодеваясь после этого, сохли на ходу. Ярко-зелёная, таинственная ночь полнолуния таяла, звёзды уплывали в глубину неба, луна тускнела, уступая место тяжёлому, литому оранжевому диску, вальяжно поднимавшемуся с востока. Медленно прошли через просыпающийся посёлок, зашли на рынок, где Алексей купил мёд в сотах, и они допивали вино, заедая его восковой терпковатой сладостью. А коричневый от солнца старик, продававший мёд, улыбался им одними глазами на непроницаемом лице…

Алексей с Наташей подошли к воротам пансионата, прошли по дорожке; как по команде остановились возле скамейки, где познакомились вчера.

— Мне уезжать через два часа, — тихо сказала девушка. Она непроизвольно подалась к нему, он приобнял её одной рукой, — Спасибо вам огромное, я не помню, когда мне было так хорошо… Вы настоящий, Алексей — как жаль, что я поздно родилась и не встретила вас лет двадцать назад!

Наташа порывисто обняла его, поцеловала возле губ.

— Счастья вам… — она двинулась вперёд, всё ещё держа его за руку.

— Будь счастлива, девочка, — эхом повторил он, пока её рука выскальзывала из его руки…

Громов зашёл к себе в номер, сел на кровать. Невинная прогулка, целомудренный поцелуй, обычные слова. Но не оставляло чувство, что сегодня он встретил свою давнюю покинутую любовь, о которой напрочь забыл в суете. Встретил и опять потерял…

07.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ