Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№47-Ll. Михаил Эль. «Хорошая история»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№1-50)

Канатная дорога протяжно стонала. Жар донимал не только людей, но и технику, которой приходилось работать ради праздного удовольствия отдыхающих. Корзины канатной дороги медленно проползали мимо Вадима. Он стоял на стартовой площадке и всматривался вдаль, прикрывая ладонью глаза. Выглядело смешно, как пионерское приветствие.

Зной мешал ему смотреть, фигуры на дороге плавали как в тумане. Все +50 на Солнце! Терпение достигло предела, Вадим развернулся и отошел в тень.

— Где ее черти носят?

Мысленно он поклялся, что в последний раз поехал в отпуск с сестрой. Светка всегда изматывала его своей несобранностью. Им пришлось дважды возвращаться за ее забытыми вещами. Сегодня они целый час добирались на «Красную поляну», и все на что решилась сестра – фуникулер. Ни джипинг, ни катание на лошадях, а комфортное кресло, доставляющее к вершине горы, в этом была вся Светка. Но нет, не вся. Ей срочно понадобилось докупить что-то в магазине, словно мало было издевательски долгих походов за обувью и платочком-палантином. Солнце нещадно поливало предгорье ультрафиолетом, тени буквально испарялись. Прошло десять томительных минут, в магазин входили и выходили курортники, а сестры все не было.

Сестра появилась на дороге неожиданно, и не одна, а в сопровождении незнакомки. Вадим даже приложил вторую руку ко лбу, словно зажимал в них бинокль.

— Это еще что за новости?

Света беззастенчиво смеялась. Она, как минимум, встретила лучшую подругу, а корзины у фуникулера двухместные. «Третий лишний». Ожидание радостного совместного подъема сменилось персональным разочарованием. Негодование было так велико, что Вадим не стал никого дожидаться, и прыгнул в подъехавшее кресло. Канатная техника медленно потащила его в гору, гораздо медленнее, чем ему сейчас хотелось.

Горы приветствовали своих гостей густыми лесами, раскинувшимися у подножья. Там внизу между деревьями блестели ручьи и прыгали по ухабистым дорогам джипы с веселыми компаниями. Вадиму компанию составляло лишь монотонное жужжание электромоторов. Впрочем, периодически его заглушал раскатистый смех девушек. Каждый раз, как они смеялись, Вадиму казалось, что они смеются над ним. Уязвленное самолюбие порядком мешало получать наслаждение от подъема. На промежуточной площадке для пересадки жажда заставила Вадима купить минералки, а совесть — дождаться своей болтливой сестры с попутчицей.

— Ой, дай попить, — было первое, что он услышал от сестры, и неохотно протянул бутылочку. Установилась неловкая пауза. Сестра прикладывалась к горлышку, делала глоток, улыбалась, и снова делала глоток. Ей доставляло удовольствие смотреть на неловкость брата, стесняющегося обаятельной незнакомки.

Наконец сестра напилась, вернула бутылку и провела короткий ритуал приветствия:

— Ксюша, мой брат. Мой брат, Ксюша.

— Вадим, — пришлось уточнить брату. Голос его не слушался. «Это у меня во рту пересохло или курить надо бросать?» пронеслось у него в голове.

— Вадик! Ну чего ты такой серьезный! – Сестра не дала ему отдышаться, подхватила его под руку, и потащила к подъемнику, — смотри, какая красота, а ты на девушку пялишься.

— Ничего я не пялюсь.

-Пялишься-пялишься.

Сестра специально подначивала Вадима, он был ее любимой игрушкой. Любимым игрушкам часто отрывают лапы, и можете быть уверены, Света была ампутатором со стажем. Ксения шла рядом. Она с трудом прятала улыбку, ей нравилось наблюдать словесную баталию родственников. Только её радость была не долгой. Светка вошла в раж, подкалывать одного лишь брата ей показалось мало:

— Ну, если она тебе настолько понравилась, езжайте вместе.

Сестра втолкнула пассажиров на кресла, и помахала ручкой, пока они не осознали всю пикантность ситуации. Светка же заняла место зрителя, собираясь насладиться организованным зрелищем.

Вадик переглянулся с Ксюшей. Он про нее ничего не знал. Нужно было что-то сказать, но заговорить не получалось. Её широко открытые с угольно-черными зрачками глаза лишали дара речи. Получалось лишь смотреть в них и молчать. Девушка старательно соблюдала спокойствие. «Или она напугана?» Нужно было выяснить, а для этого надо было собраться с духом и заговорить. «Так и сделаю». Кроме того, ему припомнился другой похожий розыгрыш, и он решил им поделиться:

— У Светки еще и не такие розыгрыши бывают. Будучи школьниками, мы отдыхали в деревне, в Сосновке. Раньше часто лето там проводили. Много там собиралось детворы. Но одна девушка в то лето особенная была, всем ребятам нравилась. Жила она на даче у деда Семёна. Дедушка у нее строгий был, ни у костра посидеть не пускал, ни на плотах кататься. Однажды сестра взяла и мой тапок в дедов дом через окошко подкинула. Дед Семён его обнаружил, и подумал, что я в окошко ползаю, чтобы с внучкой целоваться. Схватил он тапок, и за мной погнался. Долго бежал, грозился надрать, кричал, что рано еще к его внучке ползать. Потом отстал, швырнул тапок, напоследок сказал: «Вот подрастет, тогда и сватайтесь, да заходите в двери, а не в окна». Как вчера все помню.

Ксюша молчала и смущенно улыбалась, но потом ей стало интересно:

— Так посватался?

— К кому?

— Ну. К девушке той, когда она повзрослела?

-Нет. Не приезжала она больше.

— Жаль.

— Почему жаль?

— Ну, красивая девушка, красивый юноша. Хорошая была бы история!

Впереди защелкали фотоаппараты. На очередной площадке для пересадки между подъемниками засели фотографы. Стоило сойти, как они тут же пригласили в свое «гнездо» оценить качество фоток, выведенных на экран.

— А ты фотогеничный, — ткнула в жестикулирующего рассказчика Ксюша, — и засмеялась.

— Эту и вот эту, — указал Вадик фотографам, и принтер зашуршал бумагой.

Вадик подумал, что с Ксюшей ему хорошо, словно они давно знакомы.
Принтер лязгнул и отключился.

— Готово.

— Покажи.

— И мне! – подоспела сестра, — что это вы там рассказывали, надеюсь не то, как я на роликах училась кататься?

— Нет. Я эту историю на сладенькое приберег!

— Не вздумай даже, — угрожающе заявила Света.

Ей явно наскучило кататься в одиночестве, она уверенно плюхнулась в кресло рядом с подругой, а Ксюша искала взглядом Вадика:

— Свет, ну, подожди! Мне Вадик еще не рассказал, чем его история с дедом Семёном закончилась!

— С дедом Семёном? Так я тебе дорасскажу, — настояла Света!

— Ладно, — уступила Ксюша.

Девушки начали последний подъем, а Вадик остался расплачиваться за фотографии.

На горном хребте их ждал туман, или это было облако, и пустые столики кафешки.

— Прохладно, — заметил Вадим.

— Ничего! Не думай, что мы будем к тебе жаться, чтобы ты согрел нас своим жарким мускулистым телом.

— Да я и не думал!

Очередная шутка достигла цели. Светка снова радовалась, но радость была уже не полной. Она чувствовала, что между Вадимом и Ксенией что-то происходит. Ей даже показалось, что она ревнует.

Троица заказала фирменный чай из горных трав, и села за столик, обговаривая маршрут.

— Смотрите, здесь на конях катают!

Белые кони, словно фантомы выныривали из облака.

— Я тоже так хочу! – Ксюша готова была убежать вслед за мелькнувшей лошадью.

— Я могу хотя бы свой чай допить? – Света саркастично усмехнулась, — если торопитесь упасть, я не держу, но сама в туман не сунусь.

Вадик с Ксюшей вышли к началу тропинки, ведущей по горному хребту. Туман был слишком густой, ничего не было видно. Пришлось ждать.

— Ксюш, ты давно знакома с моей сестрой? – занимая паузу, спросил Вадик.

— С детства еще.

— Странно. Я тебя не помню. Думал, всех ее подруг знаю.

— А мы не общались.

— Понятно.

— Да, нет. Непонятно, — перебила его Ксюша, — могли бы общаться, но не общались.

— Вы переехали что ли?

— Нет, — голос Ксюши стал и вовсе сердитый. – Не тебя одного Светка разыграла.

Вадик не верил, что Ксюша могла позволить себя разыграть.

— Да. Не удивляйся, — снова угадав мысли Вадика, продолжила Ксюша, — мы в один садик ходили, а Светка уже тогда вредной была. Она мне в кроватку тайком воду в капитошке подложила, сам понимаешь, что все подумали, когда я в кроватку забралась, и капитошка лопнула… Я всегда ожидала от нее что-то подобное… но больно уж злая шутка вышла. Мы лучшими подругами были, но после того случая, — Ксюша замолчала.

— Ну, как минимум, один человек меня понимает. Я Светку всю жизнь терплю.

— А ты не терпи! — Ксюше надоел разговор, она схватил Вадима за руку и побежала в туман. — Давай, не отставай.

Вадим не отставал. Чтобы Ксюша не оступилась и не упала, он крепко сжимал ее ладонь.

Отбежав на достаточное расстояние, беглянка развернулась и быстро поцеловала Вадима. Ему тоже захотелось ее поцеловать.

Он подхватил ее, и прижал к себе. Их взгляды встретились, дистанция между ними сокращалась, пока их губы снова не слились в поцелуе.

— Знаешь, — Ксюша лукаво улыбнулась, — это все благодаря Светке.

— Что благодаря Светке?

— То, что я в тебя влюбилась. Я тебя еще в садике пообещала у нее украсть.

— Так, ты меня знала?

— Я знала, что у Светки есть брат, и что она его очень любит. Она про тебя много историй рассказывала. Не знаю, правдивых или нет. Если ей верить, то и дед Семён за тобой с топором гонялся, за то, что ты к его внучке в окно ползал.

Вадик рассмеялся:

— Сестра умеет присочинить.

— Умеет. Но давай не будем о ней?

— Давай.

Он снова поцеловал Ксюшу, и этот поцелуй показался ему бесконечным, длиннее всей жизни прошедшей до него.

Порыв ветра рванул туман, и он улетел по гору как покрывало.

— Оно того стоило? – спросил Вадим, сам не зная, о чем спрашивает.

— Да, — ответила Ксюша, заглядывала в глаза Вадиму, из них теперь шел мягкий свет.

Они взялись за руки, нужно было вернуться.

— Эй, вы где были? — гневно встретила их Светка.

— Нигде.

— В тумане не разберешь, где мы были. По тропинке гуляли.

— Ну, может, вниз вернемся? Я, кажется, замерзла, — пожаловалась Ксюша.

— Хорошо, поехали.

Светка удивилась, что с ней ничего не обсудили.

— Раз замерзла, так замерзла.

Троица спустилась. Дальше всех ждал свой транспорт, свои отели, свой кусочек моря, пляжа, который привозят в воспоминаниях отдыхающие.

«Неужели, это все?» — Глядя на медленно уползающий фуникулер, думал Вадик.

— Всё? – вторя его мыслям, спросила Ксюша, и, словно кошка, юркнула, прижимаясь к его груди. Судьба долго готовила им эту встречу.

«Нет, не все!» Вадим протянул Ксюше фотографию, с жестикулирующим рассказчиком, и обворожительной красавицей, зависшими высоко над горами.

И, глядя ей в глаза, добавил:

— Даже не думай исчезнуть. Не надо портить такую хорошую историю.

07.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ