Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№74-Ll. Анна Лузан. «Не модельная внешность»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№51-100)

Последние несколько лет Марк приезжал на море исключительно осенью, когда шумные студенческие компании и семьи с кучей капризных ребятишек в предвкушении нового учебного года покидали благодатный край. Марк вообще любил, словно постаревшую за лето воду. Ему казалось, что она идет к его элегантному возрасту – такая же мрачная, с легкой сединой…

С моря подул северный ветер, и Марк плотней укутался в ветровку. В такие минуты он чувствовал себя участником какого-то детективного фильма ВВС, с качественной картинкой и закрученным сюжетом. Вот-вот к берегу прибьет окоченелый труп молодой девушки, или серфера с откусанной акулой рукой… Конечно ничего подобного не происходило. Зато на пляже вдруг появилась женщина. Она шла по деревянному настилу прямо к морю.

Марк окинул женщину профессиональным взглядом. Не девочка, сильно за тридцать, даже около сорока. Привлекательная, хотя с фигурой явные проблемы – рыхлая нижняя часть. Но ноги крепкие, скорее всего бывшая спортсменка или танцовщица.

Мужчина устало закрыл глаза. За годы, проведенные на посту генерального директора лучшего модельного агентства страны, он научился безошибочно определять рост, вес, и даже возможное развитие карьеры будущей модели. А этой даме (девушкой ее назвать не поворачивался язык) до модели было далеко.

Когда Марк открыл глаза, женщины на пляже не оказалось, зато на скамейке, которую буйные студенты умудрились перетащить прямо к кромке моря, покоился неброский сарафан и тонкая джинсовая курточка. Мужчина поежился: одна мысль о том, что кто-то купается в ледяной воде, заставила тело покрыться мурашками. Марк на всякий случай прищурился и стал вглядываться в сахарные барашки беспокойной стихии. Голова женщины то исчезала, то вновь появлялась на поверхности. Один раз пловчиха задержалась под волной чуть дольше и Марк даже привстал…но все оказалось в порядке, и уже скоро на коричневом песке вырисовалась женская фигура.

Марк снова прикрыл глаза, но его негу нарушил телефонный звонок.

— Дорогой, ты знаешь? Маша нашла обалденный отель в Анталии. Я хочу-хочу-хочу!

Марк вздохнул. С Анжеликой он встречался всего два месяца, но она уже плотно заняла позицию верной спутницы, и считала своим долгом отчитываться за каждый шаг, особенно, когда он был связан с кредиткой Марка.

— Ну, пупся, я так устала за последнее время. Все эти волнения…

Под «волнениями» Анжелика подразумевала съемки в глянцевой бурде, куда ее продвинул Марк. Девушка была «деревянной», о чем не преминул сообщить ему фотограф, но авторитет генерального был незыблем, и Анжелика получила свой разворот и зависть подружек вкупе.

— Хорошо. Можешь ехать.- с наигранным сожалением разрешил Марк.

По ту сторону что-то благодарственно защебетало. Надо избавляться от девицы. Наглая, жадная до денег, впрочем, как и все молоденькие барышни. Хотела бы отдохнуть, поехала бы с ним …Но она, видите ли, не признает отечественных курортов. Ну, и к черту ее.

Тем временем женщина уже переоделась и, откинув мокрые волосы, двинулась по деревянному настилу прочь. Марк сразу заскучал и, подождав, пока она не скроется за забором (мало ли, вдруг в каких посягательства обвинит), покинул мрачный пляж.

Он любил обедать вне отеля, в мелких кафешках щедро разбросанных вдоль берега. Но, увы, ввиду закрытия сезона, любимые заведения Марка временно прекратили свое существование. Пришлось довольствоваться меню ресторана отеля.

— Скажите, а куриного бульона с сухариками у вас нет?

Официант ответил немного высокомерно.

— Луковый суп – наше фирменное блюдо.

Марк обернулся: надо же, кто-то полностью разделяет его вкусы. Почему-то он не удивился когда обнаружил, что голос принадлежал давешней пловчихе. Что ж, значит судьба. А Марк, как никто верил в ее знаки.

— Я полностью поддерживаю даму. Луковый суп – это, конечно, прекрасно, но почему бы не побаловать гостей чем-то экзотическим?

Официант, кажется, не понял иронии, зато дама улыбнулась. Это подстегнуло Марка.

— Извините, что вмешался, но меня тоже не устраивает меню. Сплошные заморские яства.

— Вы часто здесь обедаете?

— Не очень. Обычно, когда я приезжаю, стараюсь питаться вне отеля.

Официант принес даме луковый суп.

— Не возражаете, если я составлю вам компанию?

Женщина не возражала.

— Марк. – представился мужчина.

Дама чуть помедлила, пристально взглянула на Марка, словно оценивая, можно ли ему доверить тайну своего имени. Наконец, протянула руку. Не для поцелуя, а для рукопожатия.

— Вера.

Марк подумал, что имя хорошее. Он вообще любил простые имена, из советского прошлого. Светы, Маши и Кати казались ему лучше, чем нынешние Каролины, Ангелины и Аглаи…Да, чего далеко ходить, его бывшая жена настояла на том, чтобы дочь назвать Виолеттой!

— А вы здесь часто отдыхаете? – продолжил разговор Марк, уже переместившись за столик Веры.

— Если честно, второй раз в жизни. Когда я была здесь впервые, все было немного по-другому.

Марк усмехнулся. Действительно, этот отель стал похож на европейский только пять лет назад, до этого выглядел как тысячи убогих советских гостиниц, доживающих свой век.

— Тогда странный выбор. Почему не летом, а осенью?

— Не люблю жару…да, и хотелось тишины.

Вера не хотела говорить правду: приезд сюда был частью терапии, которая длилась уже больше полугода. Врач, опытный, надо сказать психиатр, сказал, что закончить все можно только там, где все началось.

Обед закончился прогулкой по пирсу. Вера была немногословна, но Марку это даже нравилось. Он с удовольствием рассказывал смешные случаи из жизни модельного агентства, Вера искренне смеялась, и Марк только успел отметить, что эта улыбка ему знакома. Только расставшись поздно вечером, Марк понял, что практически ничего не узнал про Веру.

Утром мужчина проснулся пораньше. Он чувствовал себя удивительно: как будто сбросил лет пятнадцать. А ведь рядом с двадцатилетними красотками так себя не почувствуешь, с ними ты все равно «папик», «пупся».

В лобби баре Веры не оказалось, в холле тоже. Марк попытался выяснить, спускался ли она вниз, но на ресепшене ему вежливо отказали, сославшись на то, что информация о гостях конфиденциальна.

Новая знакомая нашлась на пирсе.

— Я вас искал. – честно признался Марк и приземлился рядом.

Вера поспешно вытерла глаза.

— Вера, вы чем-то расстроены? — Марку отчаянно хотелось утешить нечаянную соседку по одинокому отдыху.

— Нет-нет, что вы…это так, грусть о прошлом.

— Я надеюсь, это не мое появление вас так опечалило?

Вера подняла на него глаза. Разве могло ее опечалить его появление? Ее печаль была глубже, жестче, бескомпромиснее. Ее печаль была навсегда. С того момента, как умер Володя, как она отпустила его, и даже просила Господа, чтобы ее мальчик не мучился больше. Володя. На момент рождения это было категорически не модное имя. Ну, кто называет ребенка Вовочкой? Все сплошь и рядом Артемы и Даниилы. А ей нравилось. Простое советское имя.

Как объяснить Марку, что эти слезы – часть терапии, момент очищения. И плакать здесь, на берегу осеннего моря, значит закончить все там, где все началось.

— А знаете, я рада, что вы здесь! С вами как-то веселее.

Они провели целый день вместе – прогулялись на опустевшую центральную улицу, болтали, обедали, кажется, что-то пили. Марк ловил себя на мысли, что ему хорошо с Верой вовсе не потому, что она – единственная симпатичная женщина в радиусе километра. С ней просто хорошо. Вера, кажется, тоже расслабилась.

— Вы ведь искупаетесь со мной?

— Если нет, то вы будете презирать меня за трусость!

Вера покачала головой. Она считала, что в их возрасте, уже можно не боятся быть трусом, или занудой, или бабником.

Марк искупался. Выходить из воды было гораздо холоднее, чем плескаться в волнах, и они с Верой побежали. Потом, как в американских фильмах категории В, Марк упал на песок, увлекая за собой Веру, и поцеловал.

Это не был поцелуй испепеляющей страсти, скорее благодарность. Марку давно не было так просто и хорошо рядом с женщиной. Вера ответила на поцелуй мягко, и, как показалось, обреченно. Словно знала, что по-другому и быть не может.

Последующую неделю они провели вместе, словно пара, приехавшая отпраздновать годовщину. Марк нетерпеливо выкладывал перипетии свой бурной жизни, а Вера больше слушала. Она неохотно рассказывала о себе. За это время удалось узнать, что у нее был сын, который серьезно болел. Полгода назад его не стало.

Утром перед расставанием, Марк заказал завтрак в номер.

— Я хочу, чтобы ты уехала со мной.

Вера усмехнулась.

— Курортный роман с продолжением? Так не бывает.

— А вдруг это судьба?

— Это точно судьба!

Наутро он, выведав все Верины координаты, начиная от номера телефона и заканчивая местом работы, проводил ее на поезд, а сам поспешил в аэропорт.

Марк был уверен, что по возвращению, он обязательно найдет способ уговорить Веру переехать из ее захолустья в столицу. Он был уверен, что именно эту женщину не модельной внешности ему, наконец, подарила судьба.

Ему вдруг вспомнился мимолетный курортный роман, который, кстати, произошел лет шестнадцать назад именно здесь. Он влюбился в светловолосую девочку (как ее звали? уже и не вспомнишь), и уговаривал ее так же, как и Веру сейчас, уехать вместе с ним…Не решилась. И к лучшему. Но теперь все по-другому. Марк увозил с собой чувство уверенности, что теперь-то жизненный пазл приобрел завершенность.

Вера увозила с собой куда более ценный подарок. Такой же, как и шестнадцать лет назад.

07.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ