Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№97-Ll. Александра Бахчеван. «Крутится- вертится шар голубой»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№51-100)

Когда черные тучи застили небосклон, под проливным дождем, содрогась от грома и взрывов снарядов, кто- то смотрел с надеждой на бескрайний ледовый путь, пролегший от Омска до восточных границ, а кто- то смотрел в пространство тупо, без мысли , находясь в Южной столице. Этот кто- то был среднего роста, в лёгком пальто с чужого плеча, в потертой летней фуражке. Зябко сутулясь под хлопьями мокрого снега, которые , падая на его плечи, тут же расстаяв, стекали дождем, он держал руки в карманах, сосредоточенно глядя перед собой, словно видел какое-то чудо. Но ничего особенного не являлось пред его взором — рассыпанный уголь, песок, колотые дрова, да стая чёрных ворон, кружащих над головой. Однако с порывом сильного ветра незнакомец очнулся. Проведя левой рукой по лбу, правую руку из кармана не вынимая — то ли он был левша, то ли в правой руке держал нечто для себя ценное. Он был лет тридцати, светловолос, с правильными чертами лица, со взглядом, опущенным долу и в наступивших сумерках трудно было определить какого цвета его глаза. Он внимательно оглядел двор, куда привела его судьба, и быстрым стремительным шагом вышел на улицу.Тёмная ночь, свалившаяся внезапно и паутиной оплетшая все дома и предметы, не пугала ночного путника. Он смело шёл в темноте, стараясь ступать не слышно и не споткнуться на разбитой дороге. В ветвях деревьев повисла луна, словно хищник в засаде высматривающий добычу. Он шёл и знакомая песня почему- то сопутствовала ему, он назойливо слышал внутренним слухом » крутится , вертится шар голубой…» Желая избавиться от этого наважденья, он решил смотреть на дорогу внимательней. » Вот эта улица, вот этот дом …» Вот канава, вот груда песка и щебня … Ступая в кромешной тьме наугад, путник внезапно остановился. Он почувствовал чей-то взгляд. Впереди никого не было, он оглянулся назад — никого, только эхо тяжёлых шагов разносится издалека. И вдруг в темноте, почти рядом с собой он услышал взволнованный голос:

— Тоби, Тоби!

Какая- то тень мелькнула на краю разбитой дороги, одинокий силуэт метнулся из своего укрытия и остановившись в свете луны, превратился в фигуру женщины.

— Тоби! — Позвала женщина, вглядываясь в темноту и , встретившись взглядом с прохожим, вышедшим к ней навстречу, вскрикнула от неожиданности.

— Добрый вечер, — произнес незнакомец, в то же время сознавая с досадой, что вовлекается в нелепую ситуацию, — что же вы так испугались? Я же не привиденье.

Женщина, вставшая на его пути, продолжала смотреть на него с каким- то мистическим ужасом.

— Гардерин Александр Федорович, — представился неизвестный.- теперь вы знаете моё имя. Значит, я не привиденье.

Она кивнула в ответ. В лунном свете отчётливо был виден её тонкий профиль, под фетровой шляпкой длинные волосы, собранные на затылке в узел, пальто, окутанное белым шерстяным платком. Как призрак ушедшего века в одежде, выдающей принадлежность своего класса и извлечённой из старого сундука, незнакомка тоже казалась Гардерину каким- то странным явлением, миражом счастливых воспоминаний.

— Остаётся только надеятся, что ваш громкий голос не был услышан чэка и не приведёт их сюда по следу, — неожиданно брякнул Гардерин, дивясь своей откровенности.

— Ах! Не шутите так! — Воскликнула незнакомка. — В этом районе опасней всего.

— Зачем же вы ходите … в этом районе?

— Собаку ищу. Маленькая собака с рыжими подпалинами, похожая на лису. Может, видали?

— Видел, конечно. Таких собак очень много, сегодня видел с десяток.

Женщина с досадой отвернулась.

— Ладно, не обижайтесь. Хотите, я тоже буду искать вашу собаку?

Она засмеялась и в знак благодарности протянула ему руку:

— Это было бы счастьем! Мне одной обойти столько дворов! Иногда даже кружится голова!

— У вас пропала собака?

— Да, я оставила её у друзей. Уехала в Крым и вдруг узнаю — представьте! — что друзья- то мои — хуже врагов: они выгнали Тоби! Мне пришлось возвратиться! Не оставлять же его на улице!

— Как? — Изумился Гардерин, — Вы были в Крыму и вернулись из Крыма, чтобы найти собаку?

— Ну да, я же рассказываю.

— Как ваше имя? — Спросил Гардерин, опасаясь,что этот мираж вот- вот растает под лучами луны, а он даже не будет знать с кем говорил этой ночью.

— Надежда.

— Это имя вам очень идёт, — произнёс Гардерин и вдруг пулемётная очередь оглушила его. В переулок вбежали матросы, хохоча и стреляя, не целясь, в пьяном азарте догоняя друга друга. Их было трое, в кожаных куртках, в сапогах, в галифе на выпуск. Они пробежали улицу, но вдруг последний из них, почуяв волчьим нутром , присутствие живых людей остановился на полдороге и увидев Гардерина и Надежду, загоготал во всю глотку, призывая своих товарищей. Товарищи были пьяны, но с трудом держась на ногах, паля во все стороны из пистолетов, в одно мгновение ока окружили их.

— В чека на Преображенскую! — Гоготали они в три глотки, хватая за руки Гардерина и Надежду, и призывая свистом невидимое подкрепление, которое судя по пулеметной очереди, долетающей из-за угла, находилось совсем поблизости.

В летнем пальто, надетом не по сезону, самое ценное — это карманы. В правом кармане пальто Гардерин хранил пистолет, позволяющий ему ощущать себя властителем своей жизни и смерти, и потому двое из нападающих были им тут-же застрелены, но третий выстрел дал промах. Оглушенный чекист остался лежать на земле, произнося проклятия и угрозы.

Бежать вдоль улицы не было смысла, оставалась одна дорога — во двор, а там отыскать забор или по крышам домов перейти на соседнюю улицу. Но пулемётная очередь разносилась теперь повсюду, будто обяла весь город.

Скрывшись в ближайшем дворе, Гардерин с Надеждой, вошли наугад в пустое высокое здание. Провалившейся пол был завален дровами, влажные стены покрылись льдом. Звон шагов разносился эхом, взвиваясь к высокому потолку, на котором болталась люстра с простреленными плафонами. Луна хорошо освещала просторную залу с огромным окном, выходящим во двор.

— Здесь прежде школа была, — осмотревшись, сказала Надежда, — это был зал для танцев, а теперь сюда свозят дрова.

— Не подходите к окну, могут увидеть с улицы, теперь как назло полнолуние.

— А вы думаете -придут?

— Думаю — да, — сухо произнёс Гардерин.

— Но они ведь не видели нас! А тот раненный в темноте разве успел нас запомнить?

— Дело не в том — заметили или нет.

Присев на скамью, Гардерин щелкнул затвором пистолета.

— Сколько же у вас пуль? — Осторожно присаживаясь рядом с ним на скамейку, спросила Надежда.

— Четыре.

— Четыре! — Повторила она задумчиво. — А знаете что? Обещайте мне, только не обманите!

— Вас обманывать — грех. — Серьёзно и хмуро произнёс Гардерин.

— Ну вот, ловлю вас на слове! Обещайте, что если они придут, — она взглядом указала на двери, — вы тут же меня застрелите!

Гардерин кивнул с неохотой.

— Не будьте жадным! У вас ведь четыре пули! — Настаивала Надежда — то ли серьёзно, то ли шутя.

— Ну да, и для Тоби хватит.

— Ах, не говорите так! Может, собака ещё найдётся.

Он с интересом взглянул на неё:

— И что же вы дальше намерены делать? Если найдёте собаку.

— В Крым возвратиться.

— В Крым! — Воскликнул Гардерин, начиная терять равновесие. Наивность его собеседницы приводила его в изумленье. — Если б это было возможно!

— Отчего ж — невозможно?

— Посмотрите что делается вокруг! Как вы пройдете сквозь оцепление? Я ни одной минуты не остался бы здесь … Но ладно, — спохватился Гардерин, словно боясь проговориться о каком- то важном секрете, — но а если вы не найдёте Тоби?

— Ну что вы! Нет, я найду, — тихим упавшим голосом возразила Надежда.

— Вы вообще сколько времени намерены искать собаку? У вас есть четкий план? — Допытывался Гардерин.

Но взглянув на нее , он понял,что нет у неё никакого плана. У неё была только вера, мерцающая во взгляде, устремленном куда- то вдаль, будто она смотрела сквозь стены. И весь её силуэт, драпированный белым платком, был таким же хрупким и призрачным, как и её затея — отыскать под руинами Великой Империи собаку по имени Тоби.

— И как же вы сами решились вернуться из рая в ад? Вас кто-нибудь ждёт в Крыму?

— Нет, — она на мгновенье задумалась. — А может, и ждёт, я не знаю.

— Вернуться из Крыма в Одессу! — Сердито бормотал Гардерин, щелкая затвором пистолета. — И как только вы сумели добраться сюда!

— Однажды едва не расстреляли! На железной дороге.

— Вы напрасно приехали.

— Но как бы я дальше жила, зная , что Тоби на улице? За то, чтоб вернуть душевный покой стоило рисковать.

— Душевный покой! Кто имеет теперь этот покой? Не один ваш Тоби на улице! Теряют друг друга люди, а вы — все о собаке! — Он помолчал, прислушавшись. На улице таял лёд, с крыши стекала вода огромными дождевыми каплями, равномерно — словно маятник отсчитывал минуты этой тревожной ночи. — Вы далеко живете?

— Теперь — да, далеко. А прежде жила вот здесь, за углом, но знаете ли — уплотнение, двадцать пять человек вселилось, заняли весь этаж! Легче было уйти.Тоби друзьям оставила, думала, так ему будет лучше, чем скитаться со мной на чужбине. А они его выгнали.

— Сочувствую вам.

— Но а вы тоже из Крыма?

— Нет , Питер , Кадетский корпус, училище. А вы уходили с Деникиным? — Вдруг догадался Гардерин.

— Да. Что же вы не ушли?

— Меня не было здесь. Я опоздал.

Чья-та тень мелькнула в окне. Рассвет приближался быстро, стремительно заполняя все большее пространство залы.

— Поскорей бы отсюда выбраться! — С нетерпеньем воскликнула Надежда, вдруг ощутив отчаянье в этом замкнутом зале. — Может, напрасно мы прячемся и нет никакой опасности? Интересно, который час.

— По нашему — пять утра, у них — половина десятого.- Мрачно ответил Гардерин, — не торопитесь идти, улица в оцеплении, город принадлежит им.

— Ну есть же какой- то выход?

— Если б это была окраина!

Гардерин прошёлся по залу, осматривая стены и потолок.

— Нет, откуда здесь запасной выход? Подождем ещё полчаса. Если они до сих пор не пришли … Может, ранение было смертельным и третий чекист не навел на наш след. От этого все зависит.

— Говорят, в районе Пересыпа много бродячих собак, — осторожно заглядывая в окно, рассуждала Надежда, — во дворе никого, тишина. Может, пора уходить?

— Если отсюда нет выхода в другой двор, по крыше идти — тоже увидят. А ждать до утра мы не можем. Темнота прикрывает нас.

— Может, уйдем по-одному? Сначала я, потом вы. Я буду ждать вас в Соборе.

— Нет, — произнёс Гардерин задумчиво, — лучше я первым пойду. Но оставить вас в этой ловушке … Нет, вместе пойдём.

— Вдвоём нас быстрей остановят! — Возразила Надежда, — поверьте, что так будет лучше! Мы только теряем время. Сначала пойду я , а вы через десять минут пойдете за мной. Может там нет никого!

Гардерин молчал, раздумывая. Рассвет словно мелом покрыл стены школьного зала, день приближался стремильно, увеличивая опасность.

— Может быть, вы и правы. — Согласился Гардерин.

Остановившись возле дверей, Надежда перекрестилась, торопливо прочла молитву. Широким размашистым жестом перекрестила Гардерина. По христианскому обычаю они трижды расцеловались.

— Мы на десять минут прощаемся, — горяче прошептал Гардерин, — я приду следом за вами.

Она осторожно вышла во двор. Гардерин провожал ее взглядом. Её одинокий силуэт медленно удалялся, будто она плыла в пространстве. Белое снежное полотно покрыло землю, на фоне которой белый платок Надежды казался почти незаметным. До подъезда осталось десять шагов, но чёрной встречной волной хлынула во двор группа чекистов — больше дюжины — в кожаных чёрных пальто с винтовками на перевес. Вот они окружили Надежду, вот куда-то ее влекут. Она даже не обернулась назад, опасаясь выдать Гардерина. Сдержав порыв броситься к ним, с трудом повинуясь разуму, Гардерин с ужасом видел, как расстояние между ним и Надеждой все более возрастает. Иного спасения не было. Боясь потерять мгновенье, он в вытянутых руках зажал пистолет, и, прицелясь, выстрелил ей в голову. Здание школы вздрогнуло от этого страшного выстрела. Гардерин увидел, что не промахнулся — Надежда лежала навзничь в кровавой растекшейся луже. Чекисты уже спешили к нему. У него оставалось пару секунд. Приставив к виску пистолет, он ещё раз глянул в окно. По двору бежала собака — маленькая с подпалинами, похожая на лису.

— Тоби, — усмехнулся Гардерин, спуская курок.

Ещё один мощный выстрел потряс здание школы.

13.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ