Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№98-Ll. Михайлов Виталий. «Место встречи – Коктебель»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№51-100)

20 лет спустя или чувства неподвластные времени.

— Сашенька, постой!

Александра остановилась.

— Уф! Ну, слава Богу, догнала тебя – вытирая платочком вспотевший лоб, проговорила Вера Ивановна.

Александра вопросительно посмотрела на запыхавшуюся от бега Верочку – председателя профсоюзного комитета.

— Сашенька, я вот к тебе по какому делу. У нас есть путевка горящая. Не хочешь поехать, отдохнуть, так сказать?

— Но у меня отпуск только через три месяца.

— Ничего страшного, если ты согласна, оформим.

— А куда путевка?

— В Крым. В Коктебель.

Александра вздрогнула от неожиданности. Сколько раз она пыталась забыть название этого поселка. Безуспешно на протяжении вот уже двух десятков лет она старалась вычеркнуть это слово из своей жизни. Но так ничего и не получилось. И вот опять… КОКТЕБЕЛЬ.

— Извините, Вера Ивановна, у меня, наверное, не получится.

— Сашенька, ну вы все-таки подумайте. Сегодня пятница, а в понедельник, когда вы выйдете на работу, скажете окончательно ответ.

— Ну, хорошо! Договорились.

— Извини, что задержала тебя.

Александра грустным взглядом проводила отъезжающую маршрутку. Следующая будет только через полчаса.

Эти два выходных дня пролетели в раздумьях. Я не должна туда ехать размышляла она. Зачем мне это? Снова вернуться в свои воспоминания? Для чего? С этим поселком столько всего связано. В воскресенье вечером укладываясь спать, она сама себе сказала твердое НЕТ, взглянув на фотографию дочери на прикроватной тумбочке и выключила свет.

Ее сон был беспокойным. Ей снился Коктебель двадцатилетней давности. Берег моря. Обжигающая галька под ногами. Та осень выдалась очень теплой. И эта роко —

вая встреча. Он и она. Красивая сказка с несчастливым концом. Хотя почему с несчастливым? После той сказки у нее растет потрясающая дочь. Моя Сашенька. А он, скорее всего, даже и не знает о ее существовании. А как же мы были счастливы в ту осень. У нас были одинаковые имена. Он – Александр. Я – Александра. Сколько мы шутили по этому поводу. А потом все так неожиданно закончилось…

Понедельник, как ему было и положено, был тяжелым днем. Работы было много.

— Ну, что Сашенька, вы подумали?

Голос Веры Ивановна прозвучал внезапно. Александра даже не заметила как появилась Вера. Ее голос вновь напомнил ей о Коктебеле.

— Да, я согласна.

— Ну, вот и прекрасно.

Зачем я сказала да? Ведь я же решила никуда не ехать. Зачем? Это утвердительное слово вырвалось само собой. Возразить она уже не успела. Дверь за Верой стремительно захлопнулась. Она долго не могла прийти в себя от оглушительного эха, что осталось от закрытой двери.

— Мамочка, ты это серьезно? – удивилась дочь, услышав новость от матери и чуть не уронила трубку телефона.

— Да.

— В Коктебель? – все еще не могла поверить в услышанное дочь.

— В Коктебель.

— Неужели ты сможешь туда поехать? После стольких лет…

— Раз уж решила, то, наверное, смогу.

— Когда уезжаешь?

— Послезавтра.

— Ну, что же, мамочка, счастливой тебе дороги и хорошего отдыха.

— Спасибо, милая, и до встречи!

— Пока. Целую.

— И я тебя.

В Крым с нашего вокзала всегда было удобно ехать. Все поезда южного направления отправлялись в вечернее время. Всего лишь ночь и ты уже в Крыму.

Александра долго не могла уснуть, всматриваясь в ночное окно из купе поезда. А ведь с того самого времени прошло ровно двадцать лет. Нет, она не вычеркнула навсегда Крым из своей жизни. Она любила бывать в Ялте, Алуште. Но вот в Коктебеле, с тех самых пор, она не была больше, ни разу. Там, наверное, все изменилось до неузнаваемости. Как быстро пролетело время. Целых двадцать лет. Подумать только. Как будто это было все вчера…

Несмотря на беспокойную ночь, Александра проснулась очень рано. Пока в вагоне царила тишина, она не спеша оделась и привела себя в порядок. Открыв шторку, она внимательно стала разглядывать проплывающие мимо окрестности. Ее мысли снова и снова возвращались к событиям двадцатилетней давности. Она вернулась к реальности лишь тогда, когда услышала настойчивый голос проводницы: «Подъезжаем к Феодосии!». За окном показалась давно уже забытая ею Феодосия. С правой стороны промелькнула Дача Стамболи. А сразу за ней показался современный отель «Алые паруса». Его в то время, конечно же, не было. А какая стала чудесная набережная. Все течет, все меняется. Одно лишь неизменно… Море. Она повернула голову на лево. За окном она увидела бесконечную голубую гладь Черного моря. А вот и вокзал. Он, кажется, ничуть не изменился. На привокзальной площади царила привычная курортная суета. Напротив вокзала находился ресторан Астория. Тот самый, где они ужинали в последний вечер перед расставанием. Ее глаза увлажнились и она надела солнцезащитные очки. Отсюда до Коктебеля рукой подать. Усевшись в маршрутку, которые ходили буквально друг за другом, ей сразу вспомнились строчки любимого ею Максимилиана Волошина:

Солнце жаром палит,

Раскаляя гранит,

И ни облачка на небосклоне.

Все деревья стоят,

И листы не шуршат,

И не движется ветер на воле.

Тихо плещет волна,

Будто неги полна,

И гуляет себе на просторе.

И без меры в длину,

Без конца в ширину,

Расстилается Черное море.

Маршрутка все дальше и дальше удалялась от Феодосии. С каждым новым километром приближая волнующую встречу с Коктебелем. Край голубых вершин – именно так переводится название этого поселка, раскинувшегося у подножия вулкана Кара-Даг, на берегу сказочной Коктебельской бухты. От нахлынувшего волнения, ее сердце было готово выскочить из груди. И вот уже осталось позади арка на въезде в поселок. Всего через мгновение маршрутка остановится, и ее ноги коснутся древней киммерийской земли.

Пансионат «Голубой залив», в котором Александре предстояло поселиться, находился на самом берегу моря. С окна ее номера на четвертом этаже корпуса «Бриз» открывался великолепный вид на море. До пляжа было рукой подать, всего-навсего каких-то 50 м. Белоснежные корпуса пансионата гармонично вписываются в этот удивительный уголок земного рая.

Переодевшись, она сразу направилась на пляж. Осень в Крыму была просто великолепной. Стояли теплые солнечные дни. Как же ты изменился Коктебель. Неизменным лишь остается мыс Хамелеон с левой стороны и Кара-Даг с правой.

Его полынь хмельна моей тоской,

Мой стих поет в волнах его прилива,

И на скале, замкнувшей зыбь залива

Судьбой и ветрами изваян профиль мой.

Невольно вспомнились строчки Волошина при виде Кара-Дага.

Море было теплым. Искупавшись, Александра вышла на берег, подставив свое тело теплым лучам осеннего солнца. Немного позагорав, Александра вернулась в пансионат, отложив прогулку по Коктебелю до вечера.

Коктебельская набережная – это центр курортной жизни поселка. Поэтому Александра решила именно отсюда и начать новое знакомство с Коктебелем. Дом-музей Максимилиана Волошина, который находился рядом с пансионатом, как будто и не изменился. Она сразу же вспомнила его бессмертные строчки:

Дверь отперта. Переступи порог.

Мой дом раскрыт навстречу всех дорог.

Постояв немного на площади, она пошла дальше по набережной, вдоль которой располагались уютные кафешки, одна за другой. Магазины, рестораны, лотки с разнообразными сувенирами – все это тоже было расположено здесь же на набережной. Несмотря на вечер, людей казалось было даже больше, чем днем. Названья кафешек были самыми разнообразными «Зодиак», «Виктор», «Все забудь». В одно из этих кафешек она решила зайти. С трудом отыскав свободный столик, она присела. Сделав заказ, она принялась рассматривать посетителей. Вот в этой паре легко угадывалось их недавнее знакомство. Легкий курортный роман, который, скорее всего, ничем не закончится. А вот эта пара, скорее всего, супружеская. Их связывают долгие и, скорее всего, прочные отношения. А вот две скучающие, совсем еще молоденькие девушки, в ожидании романтических отношений. А вот совсем в одиночестве, мужчина ее лет. Он сидел в пол-оборота к ней, поэтому его лицо она плохо видела. Что можно сказать о нем? Если бы он только повернулся к ней и она смогла бы рассмотреть его лицо… И в это мгновенье, будто услышав ее призыв, он повернулся к ней. Их глаза встретились. Она невольно вздрогнула от этого взгляда.

Он полюбил Крым, едва познакомившись с этим краем. Он открыл для себя его давно. И вот уже на протяжении двух десятков лет, никогда не изменял своей давней привычке, приезжать именно сюда, на восточное побережье Крыма. Хотя с его воз —

можностями, он давно мог бы себе позволить отдых за границей. Но он всякий раз упорно ехал сюда. Он объездил почти весь Крым. Но на бархатный сезон он всегда приезжал в Коктебель. Почему? В который раз он задавал сам себе этот вопрос. И в который раз так и не мог на него дать ответ. Но скорее всего именно потому, что однажды он встретил здесь свою первую любовь. И несмотря на то, что прошло уже много лет, такого же большого чувства он так и не испытал. Может потому на краю уходящего лета, он снова и снова собирался, и в который раз уже ехал в места, которые принесли ему столько прекрасных мгновений. После той встречи и нелегкого расставания, он так и не смог обрести счастья и устроить свою личную жизнь. Потому что ни в одной женщине он не смог разглядеть ту, что хотя бы немного напоминала ему его первую любовь. А может быть он каждый раз приезжал сюда в надежде на то, что судьба подарит ему еще один шанс. И он с настойчивым рвением возвращался сюда. Бродил по набережной, по коктебельским улицам, вглядываясь в лица девушек, пытаясь отыскать именно ту свою единственную и неповторимую. И всякий раз он возвращался разочарованым. А потом снова жил надеждой до следующего раза. Он снова и снова в своих мыслях возвращался в то далекое время. Начало той осени было необыкновенно теплым. Лето как будто и не заканчивалось. Их встреча было сродни яркой вспышке света. Лишь только взглянув в её глаза, он понял что пропал. А потом были бесконечные прогулки, признания и клятвы в вечной любви. Им так не хотелось расставаться. Но время летело очень быстро, неумолимо приближая день расставания. В последний день они долго бродили по побережью, взявшись за руки. Они уезжали в один день, но только разными поездами в разные города. Его поезд был первым. На перроне феодосийского вокзала, они долго стояли обнявшись. Они никак не могли оторвать рук друг от друга, как будто предчувствовали что-то неладное. Как будто знали, что судьба готовит им нелегкое испытание разлукой. Он вскочил на подножку уходящего поезда, на ходу.

— Я тебя очень люблю!- прокричал он тогда так громко, что, казалось, вся Феодосия услышала эти слова. Да и не только Феодосия, но и соседний Коктебель – место их встречи. Эти слова были сказаны с таким порывом, что не поверить в них, было просто невозможно.

— Я тебя буду очень ждать – её ответные слова, как эхо неслись вслед уходящему поезду.

Он еще долго стоял в тамбуре, не позволяя проводнице закрыть дверь и смотрел вдаль удаляющемуся перрону. В руках он зажал клочок бумаги с её адресом.

И уже перед тем как закрыть дверь, он еще раз развернул листок бумаги. И в этот момент … феодосийский осенний ветер выхватил из его рук заветный листок.

— Нет – в отчаянии закричал он. – Остановите поезд.

Но поезд уже набирал ход. А маленький клочок бумаги, подгоняемый ветром, летел все дальше от железнодорожного полотна в сторону моря.

Как же так. Он был в отчаянии и долго не мог успокоиться. Что он знал о ней? Только ее имя и город, в котором она жила. Но ведь это ничтожно мало для того, чтобы ее отыскать. В эту ночь он так и не уснул. А решение приезжать каждый год в одно и то же время, в надежде на новую встречу с ней, пришло к нему намного позже. И с тех пор он ни разу, вот уже на протяжении двадцати лет не изменил своей привычке. Каждый новый раз он приезжал с огромной надеждой… А уезжал с еще большей надеждой на то, что в следующий раз, он обязательно встретит ее.

— Ваш заказ! – симпатичная официантка поставила разнос с блюдами на стол. Он отвлекся всего на мгновенье. А когда обернулся, женщины, которая сидела напротив, уже не было.

Он выскочил из кафе и бросился вдогонку снова ускользающему от него счастью. Он бежал наугад, не зная в какую сторону она ушла.

— Сашенька! – закричал он.

Расталкивая прохожих он бежал как угорелый по набережной. Но ее нигде не было.

— Сашенька! – еще долго эхо от его крика разносилось по всему поселку.

В том, что это была именно она, он даже не сомневался. Эти глаза ему снились не одну ночь, на протяжении двух десятков лет.

Он спустился к морю и присел, обхватив голову руками от отчаяния. Успокоившись и придя в себя, он разочаровано побрел к пансионату. Уже перед самым входом в белоснежное здание он услышал всхлипывание. В темноте, недалеко от бассейна, он увидел силуэт женщины.

Услышав чьи-то шаги, Александра перестала плакать. Она оглянулась. Перед ней стоял он. Их глаза встретились.

— Сашенька, милая, — он встал перед ней на колени, обхватив ее ноги руками. – Как же долго я тебя искал.

— Зачем? – еле слышно спросила она.

— Чтобы все объяснить.

Они проговорили до самого утра. А потом, взявшись за руки, пошли смотреть как встает солнце над Кара-Дагом и начинается рассвет. Рождение нового дня было прекрасным. Ночь прошлой жизни, длиною двадцать лет, таяла на глазах и уходила прочь. Вместе с новым днем начиналась новая счастливая жизнь.

— Как же этот рассвет похож на тот самый, который мы встречали здесь двадцать лет назад, – сказала она.

— Да, он точно такой же, – ответил он.

— А между этими рассветами двадцать лет разлуки, — снова сказала она.

— И двадцать лет надежды и ожидания, — добавил он.

— Я двадцать лет пыталась все это вычеркнуть из своей жизни и так и не смогла до конца сделать это. Подумать только, а ты целых двадцать лет приезжал сюда и искал меня. А если бы я не приехала именно в этот период? Неужели тогда бы мы никогда не встретились?

Он ласково обнял ее за плечи.

13.09.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ