Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Фаренгейт. Человейник за куполом

Человейник за куполом

Публикуем работы, пришедшие на конкурс фантастического рассказа «Лето любви… по Фаренгейту»

Текст: Злата Гудименко, Самара
Фото: pixabay.com

ЧЕЛОВЕЙНИК ЗА КУПОЛОМ
(Орфография и пунктуация авторские)

«Лёгкость! Мне нужна лёгкость!»- мысли Данияра бежали судорожно и сумбурно, не ухватить ни одной. Вдохновения как не видать. «Но где же?» — мужчина вскочил со своего импровизированного ложа в виде старомодного табурета. «Чтобы держать себя в строгости», -отвечал он на все расспросы гостей, когда те уверяли, что силикат-метаводородные кресла гуманнее отражаются на здоровье спины, но он просто не слушал.
Не понимаем мы всю прелесть тех старинных, каменных времён.
конкурс-фантастического-рассказа-Лето-любви-по-фаренгейтуМысли снова уходили куда-то не в ту направленность. Желаемое ощущение полёта фантазии, так, словно душа парит? Не верил Данияр учёным мужам, утверждающим, что, изучив человеческого гибрида вдоль и поперёк, не нашли они ни капли лишней субстанции под названием «душа». Есть, ещё как есть! Иначе бы и профессии мыслителя не существовала, были бы одни интеграторы сети и торговцы талантами. Глупости это.
Напоминание о любимой работе принесло некоторое успокоение. Его шедевры хотели ощущать многие. Да, сразу, со старта стать мерилом лучшей гибридной мысли – не каждому молодому человеку удавалось добиться таких успехов. А он – смог. Да ещё как!
И тут, дрон мне в синхронизатор, мысль. Юркая, как швейная нить, и яркая, как солнечная батарейка! Не было нужды даже подключаться к настенному планшету, достаточно прикоснуться кончиками пальцев к Древу Жизни – и мысль потекла плавным потоком, юрким остриём меча разрывая оковы мозга и спеша распространятся по сети. Прошло пару мгновений, а отклики со всего мира начали сыпаться, словно искры с электрода. Конечно, ведь все следящие только этого и ждали.
Данияр довольно откинулся на своём «неудобном стуле» и осмотрелся по сторонам. Не зря он прозвал домашнюю галосистему именно Древом. Это те гиганты, которые населяли большую часть этой планеты, жаль, что мало кому разрешалось даже смотреть в их сторону, разве что в качестве наказания.
Этот мир, такой многообразный и многофункциональный, сверкал всеми возможными цветами радуги, ослепляя лучами солнца или, напротив, заливая ненастоящим дождём головы тех, кто рискнул погулять по улице.
Хотя что там может быть хорошего, в этой улице? Одни штрафы, загазованный воздух, за который неминуемо штрафуют системы фиксации движения. Без разрешения так вообще могут отправить патрулировать контейнеры с мусорными переработками. Знакомый Данияра уже как-то решил на спор прогуляться.
«Никто не заметит», — говорил он.
«Это будет весело», — вторили друзья.
Да, только потом этот самый знакомый ЦЕЛЫХ два дня провёл в реабилитационном центре, отлёживаясь от дозы ТОГО САМОГО воздуха. Ужасное место – эта улица.
Данияру тяжело давалось пользование всемирной системой общественного питания: уж насколько у него хватало фантазии на образы его героев и танцы с бубнами вокруг печалей и радостей персонажей, настолько плохо он мог фантазировать еду. Даже его партнёр по любви в последний человекомиг заявила, что в древнем мире он бы точно не протянул и пары недель, потому как был не поваром, а орудием массового поражения. Вся еда от его фантазии получалась какая-то аскетичная и пресная, зато крайне питательная. «Ради такой еды я даже не стала бы принимать таблетки повторного ощущения вкуса еды!»- заявляла та, кого он окрестил «Последней» и хлопнула (как умудрилась только) телепортом.
Галовизор снова не демонстрировал ничего интересного. Ведущие, которых Данияр мысленно окрестил Лохматый и Ушастая, вещали на всю сеть:
«Добрый час, дорогие галозрители! Сегодня в программе «Время и деньги». Стоимость акций на джунгли вновь упали в связи забастовкой местных жителей. Напомню, накануне секта «Коренные жители Земли» устроили общественную акцию, отключившись от планшетов и переселившись в токсичную зону, отказались от всех благ цивилизации, дабы приобщиться к природе. Власти сообщают, что уровень токсичности воздуха за куполом упал на 15% процентов, о пострадавших не сообщается. С нами на связи с место событий наш спецкор, Васисуарий…». Мысленно отвлёкшись, Данияр оказался в другом месте, подумав о своём друге.
-Лайт? Лаааайт! Где тебя носит, дрон тебе в синхронизатор?!
В ответ была тишина, нарушаемая загадочным шелестом из комнаты друга… Интересно.
-Лайт!
— Тихо.
Всклокоченный мужчина в костюме для выхода за купол, стоял и на кончиках перчаток держал изолятор. Сквозь прозрачную стенку проглядывало что-то маленькое и сероватое. Взяв пинцет, он осторожно открыл коробку и подцепил тонкий, как планшетный лист, кусочек серого нечто и повернул. На нём были какие-то письмена.
— Что это?
— Это, товарищ мой, записная книжка. Раньше на ней возили специальными красильными палочками, которые собирали с воздуха цвет и наносили его на эту поверхность. В древних письменах значилось, что это был неизменный атрибут настоящего, Древнего Мыслителя. Представляешь?
— Это же бумага! – ужас на миг охватил всю сущность Данияра – это же неэкологично! Нас отправят! Где ты это достал? Надо срочно сдать в утилизатор и удалить. Лайт! Ну, что ты молчишь?
Друг же грустно улыбнулся и посмотрел на Данияра. Всё его худое всклокоченное тело говорило о безумии фразы, сказанной выше, всё существо выражало возмущение.
— Это не просто бумага! Кто, как не ты, должен оценить! Просто проникнись, просто, как его, прочитай то, что там написано! Это стихи, хорошие стихи, почувствуй их, ты сможешь. Просто верь.
«Я смотрел на него, словно на безумца, — мысли транслировались по сети, — но что-то такое было в его взгляде, что я невольно вспоминал торгашей таланта…»
Блокнот. Серый переплёт совершенно неприятного материала местами протёрся и пах… странно. Этот запах ни с чём нельзя было перепутать. Тонкий древесный аромат переплетался с хвойной ноткой и каким-то неизвестным ощущением, настолько первобытным, что было трудно с чем-то сравнить. Бережно взяв странный материал, Данияр открыл, и книжонка обнажила свой мир. Буквы были нестандартные и откровенно кривые, но душа, то, во что мужчина верил безоговорочно, буквально парила над каждой строчкой и питала, придавала Мыслителю ту долгожданную силу…Он забыл об всём, даже об экологии.
Обнимая новоприобретённую драгоценность, он так и уснул, а среди ночного цикла стенки дома Данияра окрасились алым оттенком. Открылось несколько пространственных дыр и мужчины в закупольном одеянии окружили ложе мужчины.
— Вы арестованы за нарушение экологичности на тринадцать процентов. Назначен штраф в размере двух человекочасов на территории за куполом. Постановление следует выполнить незамедлительно.
И сонного Данияра запихнули в серый и нестабильный телепорт, отчего изображение дома поплыло.
А перед сонным взглядом его предстал лес. Нет, ЛЕС. Огромные, могучие стены стволов деревьев простирались до самой каймы купола, будто доисторчические атланты, что держали на своих могучих кронах весь мир. Где-то вдалеке кипел жизнью город, то тут, то там мелькали яркие огоньки голограмм, дома обнажали своё нутро, демонстрируя своих владельцев.
Но лес манил. Ноги сами, будто заведённые, вели вглубь. Запах, так похожий на тот аромат злополучного блокнота, окружал со всех сторон. Данияр задыхался, кислород, стремительно наполнивший лёгкие, душил и отнимал последние доли сил. Ноги продолжали идти вперёд. Пытка, болезненная и беспощадная, казалось, длилась долго. Свежий, лишённый ароматизаторов, воздух путал сознание, и Данияр отключился.
От ощущения колебания воздуха мужчина очнулся. Вокруг не было никого. Только колебания не исчезли, более того, принимали всё больший оборот, принося с собой звуки птиц и шелест листьев.
-Эй! – эхо вторило глухим звуком.
А ноги несли Данияра дальше. И тут взору открылся водоём неописуемой красоты. Автономно подключившись к галосети, мужчина со скорбью потёр виски: не работает, нет связи. На миг он ощутил себя таким одиноким, будто в этом мире есть только он. Ноги, будто ведомые невидимой нитью, шли прямо туда, в неопознанный водоём. Страх скрутил внутренности и разум вопил об опасности: неизвестной степени экологичности водоём, немыслимо!
Плюхнувшись с головой в ледяную воду, Данияр ощутил небывалую свежесть мысли. Потоки воды омывали разум, принося за собой ясность ума и какую-то неведомую радость. «Лёгкость, вот она». Только ощутив движение юркой мысли, он повторно потерпел поражение с подключением, но это уже было неважно. Полный воодушевления, Данияр задыхался от восторга. Мокрый домашний костюм развевался на колебаниях воздуха, счастье охватило мыслителя.
— Я НАШЁЛ! НАШЁЛ! – кричал он что было сил. – Я СВОБОДЕН!
Эхо бешенным зайцем пронеслось по водоёму и затерялось в кронах бесконечных деревьев. Окончательно выйдя из мелководья, мужчина неожиданно для себя … побежал. Бег подхватил потоки воздуха, неся за собой холод и ясность. Он бежал и бежал, пока не влетел со всего маху в колеблющуюся арку перехода. Кубарем влетев в собственную комнату, он приземлился на бороздящую просторы дома кровать и радостно засмеялся. Но смех быстро пропал, стоило увидеть потолок родного дома.
Древо Жизни активировалось и засыпало мыслителя листьями-сообщениями от друзей и фанатов. Откинувшись на спину, он медленно наблюдал за кружением блестящих мыслеобразов и думал о том, какое же это было жестокое наказание – целых два человекочаса побыть там, в истоках древнего мира, а потом вернуться и стать частью нашей реальности, где мы – лишь частички большого мира – Человейника Нашей Земли.

P.S. Напоминаем, что участникам конкурса необходимо заполнить форму с личными данными, которую можно найти здесь.
Публикация рассказа на сайте не означает, что он вошел в шорт-лист.

01.08.2020

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конкурс "Лето любви… по Фаренгейту"›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ