Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Как-написать-бестселлер.-Мастер-класс-для-писателей-и-сценаристовГорюнова

Можно ли рассчитать бестселлер?

Советы литературного агента потенциальным авторам, собранные в книге «Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов»

Текст и коллаж: ГодЛитературы.РФ
Фото предоставлено автором
Фрагмент текста и обложка предоставлены издательством

Основатель литературного агентства и писатель Ирина Горюнова рассуждает о том, почему одни сочинители становятся известными, получают высокие гонорары и престижные литературные премии, а другие — нет; о причинах успеха книг и киносценариев; рассказывает, как научиться хорошо писать и правильно представлять себя и свою книгу; и даже как создать свой литературный бренд. Представляем отрывок из новой книги.

Ирина Горюнова. «Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов»

Художник Саша Николаенко
М.: Эксмо, 2018

Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристовМногие начинающие писатели очень плохо представляют происходящее на современном книжном рынке и витают в облаках, тешат себя иллюзиями о скорой славе, больших тиражах и высоких гонорарах. Некоторые из авторов, особенно те, которым довелось жить и расти в эпоху СССР, не могут или не хотят понимать, что сфера книгоиздания из идеологической и патриотической давно уже стала на рельсы коммерции и бизнеса.

Издатели принимают к изданию те рукописи, которые, по их мнению, могут стать потенциальными бестселлерами. Но что такое «бестселлер» и каковы его потенциальные признаки и составляющие – знают и понимают далеко не все писатели, а порой и издатели тоже.

На сегодняшний день любой интересующийся может посмотреть на сайтах книжных магазинов и Интернет-магазинов списки «Бестселлеров продаж», а некоторые газеты и журналы регулярно публикуют списки самых успешных и продаваемых книг года в разных жанрах. Рейтинги продаж – самый беспристрастный способ создания списков новинок-бестселлеров, поскольку не является персональным мнением кого-либо из литературных критиков, литературоведов, издателей. Здесь люди голосуют своим кошельком, отдавая предпочтение при покупке той или иной книге.

Как правило, это книги, которые отражают ценностные предпочтения, «золотой стандарт» общекультурных ценностей максимально широкой целевой аудитории. Или становятся бестселлерами за счет интереса к скандальным и вызывающим шок темам, как, например, «Лолита» Набокова или «Пятьдесят оттенков серого» Э. Л. Джеймс. Наиболее коммерческие жанры в художественной литературе — остросюжетная проза, сентиментальная литература, фэнтези. В жанре нон-фикшн это книги по психологии, саморазвитию, эзотерике, маркетингу и т.п. Начинающему писателю следует помнить, что читательский спрос порождает предложение, а не наоборот. Если автор пишет издателю в своем письме о том, что ничего подобного до сих пор в литературе не было и не издавалось, то эффект от подобного аргумента окажется обратным желаемому.

Разумеется, каждому жанру соответствует своя читательская аудитория с определенными жизненными ценностями, интересами и запросами. Поэтому каждому писателю необходимо четко представлять, для кого именно он пишет и что ожидает его потенциальная аудитория получить в идеале, каковы ее предпочтения и запросы.

Сугубо развлекательная, легкая литература изначально будет иметь больше шансов на успех и дополнительные тиражи, чем серьезная, «большая», «премиальная» литература, но и тут не все так просто. Во-первых, обилие на российском рынке литературных премий, пропагандирующих «интеллектуальную» прозу, достаточно велико. Во-вторых, любой кризис, экономическая и политическая нестабильность государства способствуют тому, чтобы человек стал задумываться над какими-то фундаментальными вопросами: зачем он живет, как ему жить дальше, что сделать для того, чтобы изменить свою судьбу к лучшему, какие жизненные установки и ценности помогут ему переформатировать собственное сознание, мышление, мировоззрение, чтобы стать успешным, богатым, независимым и счастливым.

Давайте посмотрим на рейтинги популярности, представленные «Литрес» (электронные книги): «Лучшие книги по продажам за 2015, 2016 год». В списках отечественных бестселлеров сентиментальная проза от Олега Роя – роман «Перышко», детективный роман от Татьяны Устиновой «Шекспир мне друг, но истина дороже», серьезная проза о жизненных ценностях и непростых судьбах от Людмилы Улицкой «Лестница Якова» и от Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза». Дальше идут уже известные многим читателям такие авторы как Мария Метлицкая, Борис Акунин, Александра Маринина, Татьяна Полякова, Сергей Тармашев, Виктор Пелевин, Дмитрий Глуховский, Екатерина Вильмонт. Популярность «легкого чтива» многими вполне справедливо объясняется тем, что современный среднестатистический читатель хочет отдохнуть от большого количества забот, проблем и трудностей реального мира и на время забыться, погрузившись в иной, отчасти сказочный мир мелодрамы или захватывающего триллера. Причем «забыться» могут желать люди разных социальных статусов, возраста, семейного положения…

В топах продаж книг отечественных авторов по экономической тематике книги: Николая Старикова «Кризис: как это делается», Игоря Прокопенко «Великая тайна денег», К. Петрова, Е. Перельмана «Куда вложить деньги для чайников», Р. Аргашокова «Деньги есть всегда. Как правильно тратить деньги, чтобы хватало на все и даже больше». Судя по этим рейтингам, состояние кризиса действительно вызывает желание среднестатистического читателя и жителя России найти выход из состояния экономической нестабильности и научиться тому, как привлечь фортуну и направить денежный поток в собственный, а не в чужой карман.

Можно посмотреть рейтинги профессионального книжного сайта «Pro-books», в котором среди самых востребованных за первую половину 2015 г. (более поздних рейтингов, увы, нет) значатся: Борис Акунин «Бох и Шельма», Захар Прилепин «Обитель», Дина Рубина «Блудный сын», Татьяна Устинова «Чудны дела твои, Господи!», Макс Фрай «Слишком много кошмаров», Сергей Минаев «Духless 21 века. Селфи», Александра Маринина «Казнь без злого умысла», Михаил Веллер «Бомж» и сборник рассказов Виктории Токаревой «Муля, кого ты привёз?».

Но современный книжный рынок (особенно это касается коммерческих жанров) постоянно нуждается в новых проектах, потенциальных бестселлерах и новых именах, поскольку их популярность ограничена по времени и сюжеты подобных бестселлеров быстро забываются в отличие от бестселлеров серьезной, «премиальной» литературы, оказывающей на читателя, его сознание и мышление более глубокое воздействие. Именно такие книги остаются на книжных полках читателей гораздо дольше, о них охотнее пишут критики и литературоведы, их чаще переводят и издают на других языках иностранные издательства.

Шансы на коммерческий успех книги увеличивает удачная экранизация, получение престижной литературной премии, отзывы в прессе от известных в той или иной области звезд. Больше вероятности стать бестселлером у новинки от уже известного и популярного автора, хотя исключения бывают (например, уже упомянутый выше роман Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза»). Кроме этого есть еще один интересный, не просчитываемый на основе потенциальных признаков бестселлерности фактор, такой как персональная судьба книги, ее фортуна, если хотите. Но о нем говорить бессмысленно, поскольку удача у каждого своя – на нее можно только уповать и надеяться, что она не подведет.

Особенности и проблемы российского книгоиздания на современном этапе

Надо признать, что проблем у российского книгоиздания на сегодняшний день довольно много.
Из-за дороговизны бумажных изданий и удобства приобретения электронных версий книг, книжный рынок все больше уходит в цифровой формат, но одна из его основных проблем – развитая система пиратства и невозможность обеспечить надежную защиту авторских прав и прав правообладателя, издавшего книгу в данном формате.


Стоимость издания детских иллюстрированных книг зашкаливает


и цены, к сожалению, продолжают расти, тогда как общие тиражи все больше падают. Еще одна проблема заключается в том, что современные дети гораздо меньше читают, чем читали когда-то их родители, бабушки и дедушки. В глобальном смысле интерес к чтению потерян, а возродить его не так просто по многим причинам. Во-первых, нужно суметь увлечь и заинтересовать юного читателя, во-вторых — привлекать к этому процессу родителей, школы и библиотеки, что порой тоже непросто. Существующих на сегодняшний день «схем привлечения внимания» недостаточно и работают они не слишком эффективно.

На проходящие в разных городах и странах книжные ярмарки, литературные фестивали, конференции, симпозиумы, как правило, отправляются одни и те же писатели, уже имеющие определенный статус – это топовые авторы издательств. Их книжные новинки имеют определенную пиар-поддержку от издателей, тогда как только начинающие издаваться авторы лишены и того, и другого, а рекламировать себя самостоятельно они не умеют и не могут. Еще одним из весьма показательных нюансов отношения государства к писательскому ремеслу и литературному труду является то, что в нашей стране в каталоге федеральных государственных и профессиональных стандартах профессий «писатель», «литературный агент», «литературовед» как таковых просто нет. Хотя вместо «литературоведа» есть обобщенное «культуролог». На писателей учат в литературном институте, выдавая дипломы с условным обозначением «литературный работник». А на «литературных агентов» не учат нигде.

К сожалению, до сих пор писатели иногда сталкиваются с совершенно непозволительным отношением к своей работе, своему труду со стороны некоторых недобросовестных издателей. Иногда произведения тех или иных авторов публикуются издательствами без передачи прав и заключения договоров, или ими делаются нелегальные допечатки тиражей уже после окончания срока действия прав. Порой приходится сталкиваться с ситуациями, когда писатель год или два просит предоставить ему законно положенный по договору отчет по продажам, акт с отраженной в нем статистикой, но – безрезультатно. Идти в суд и годами судиться с хорошо обученными юристами издательств, подкованных в разных тонкостях и лазейках хитро сформулированных договоров — бессмысленная трата времени, сил и нервов. Особенно, учитывая то, что положенные писателю роялти (проценты с продаж), до обидного малы по сравнению с доходами писателей на книжных рынках других стран.

Небольшим издательствам в это кризисное время сложно выживать еще и потому, что книжные магазины зачастую задерживают выплаты по уже проданной ими продукции и оборачиваемость товара выливается в иные, чем договорено изначально, сроки. Новым издательствам пробиться на книжный рынок еще сложнее, поскольку далеко не все книжные магазины и посредники готовы иметь с ними дело и заключать договоры на поставку их продукции на реализацию, даже по менее выгодным (по сравнению с давно существующими издательствами) условиям.

Начинающие авторы, заключая договор о передаче исключительных прав, не всегда понимают, что забирая права на перевод и экранизацию, издательство не собирается заниматься активным продвижением и продажей этих смежных прав. Но вот если случится так, что автор сам найдет такую возможность или к издательству по своей инициативе обратится иностранный издатель или кинокомпания, то владелец прав положит себе в карман лишние 30% дохода, не приложив к этому никаких усилий. О вероятности и возможности изначально не отдавать издательству эти права большинство писателей даже не догадывается. Не странно ли, что даже в литературном институте (не говоря уже о литературных курсах) нет хотя бы краткого, факультативного курса по авторскому праву, который помог бы этот ликбез устранить?.. Вопрос, естественно, риторический.

Нет также дисциплин или небольшого курса лекций по актуальным литературным трендам и книжному маркетингу, по анализу существующих литературных и писательских брендов. То есть книжный рынок у нас есть, мы уже отчасти начинаем признавать, что книгоиздание это бизнес, только вот с его законами существования и функционирования оказываются знакомы единицы.
Многие тренды становятся популярными, приходя к нам с западного книжного рынка, но начинающие издавать и продвигать их издатели не спешат поделиться с начинающими писателями, в каких именно проектах они заинтересованы. Зачем? Издательства и так завалены тоннами рукописей, просматривать которые они хронически не успевают, а уж отвечать – тем более. Гораздо проще найти того, кто уже работает с издательством на заказ не один год, создавая среднего качества проекты на заданную тему.

Сами издатели признают тот факт, что кроме литературного таланта, качества текста, оригинальности идеи, интересного захватывающего сюжета, модной темы важно и качество издания книги, включающее в себя работу редактора, корректора, верстальщика и дизайнера. Но во многих, даже ведущих издательствах, те или иные этапы зачастую «хромают». Качество редактуры может не то, чтобы не улучшить, но порой сильно ухудшает имеющийся текст, а верстка, дизайн обложки и аннотация к книге могут окончательно «убить» все шансы на хорошие продажи.

Возвращаясь к вопросу экранизации романа, созданию полного метра, сериалов или мультипликационных проектов, мы приходим к осознанию еще одной проблемы – отсутствию налаженных контактов между издателями и представителями киноиндустрии. Вроде бы это нужно, полезно и интересно обеим сторонам, но и у тех, и других зачастую не доходят руки до информирования друг друга о своей заинтересованности. Все очень заняты изданием книг, съемками кино и тем, что регулярно в многочисленных интервью СМИ обе стороны находят время стенать об отсутствии оригинальных идей, должного интереса к своей деятельности и т.д. Получается, что на сетования времени хватает всем, а на конструктивные контакты и рассылку предложений и запросов – никому. Это не голословное утверждение, а результат моего общения со многими представителями киноиндустрии. Более того, кинокомпаниям иногда проще обратиться за помощью к агентам, а не прямо к издательствам, поскольку те не всегда готовы отвечать на запросы оперативно, а иногда не готовы совсем.

Работая как агент исключительно на российском рынке с российскими авторами, я всегда готова продвигать моих авторов для издания в других странах через субагентов, даже не ожидая для себя лично от этого посредничества определенного процента прибыли. Иногда иностранные литературные агентства обращаются ко мне сами, и я стараюсь сводить их с теми авторами, которые вызывают у них интерес. Порой получается даже так, что пристраивая одного автора какому-то агентству, я с удивлением узнаю о том, что российское издательство, выпустившее книгу этого автора, начинает вполне успешно сотрудничать с этим агентством и по другим авторам и проектам. На здоровье, как говорится, но почему случается так, что агентству проще изначально выйти на другого агента, а не на издательство, бренд которого гораздо раскрученнее и масштабнее?..

Порой, учитывая все вышеизложенные факты, мне кажется, что ответ один: в нашей стране нет должного уровня подготовки специалистов книжного дела во многих сегментах — от качественной редактуры до грамотного маркетинга. А еще не все издатели умеют дорожить ценными кадрами, считая, что незаменимых у нас нет. И не всегда хотят видеть и замечать недостаточный профессионализм имеющихся работников, их халатное отношение к работе, неумение и нежелание профессионально, грамотно, с должной выдержкой контактировать с авторами, иллюстраторами и другими потенциальными клиентами и партнерами, сохраняя вежливость и этикет в любых ситуациях. Зачастую, этикет не соблюдается даже в обычных ситуациях общения, не провоцирующих изначально раздражение хамством или назойливостью с другой стороны. Поэтому все больше писателей даже на первом этапе начинают искать себе агента, чтобы избежать ненужных конфликтов, потрясений и немотивированных отказов. Многие из авторов являются людьми неуверенными в себе, ранимыми, которым сложно даже грамотно сделать предложение издателю, не говоря уже о том, чтобы задать какие-то дополнительные вопросы на волнующие их темы. Им проще заплатить за хорошее, внимательное и объективное отношение к ним агента, чем проходить через возможные дополнительные стрессы, которые их пугают и заставляют чувствовать себя униженными просителями, а не потенциальными партнерами, предлагающими равноправное сотрудничество.

Но и литературному агенту тоже порой приходится нелегко. Не все издательства понимают, что с литературным агентом сотрудничать более удобно и выгодно, чем напрямую с автором. Во-первых, агент отсеивает первоначальный огромный процент шлака и предлагает только те проекты, которые считает потенциально интересными и успешными. Во-вторых, агент возьмет на себя труд терпеливо, спокойно и внятно объяснить клиенту все нюансы, которые могут быть тому непонятны и уговорить его согласиться на те или иные условия. То есть, редактор не тратит своего времени, сил и нервов на непростой порой характер писателя, так как агент выступает буфером между ним и автором. В-третьих, агент постарается продвигать книги своего автора и после их выхода в свет, что для издателя с коммерческой стороны еще более выгодно. Можно привести еще много других причин, но это уже лишнее. К сожалению, агенту порой приходится очень долго пытаться наладить с издателем контакт, прилагая к этому массу усилий, труда и разных хитрых способов для начала коммуникации и первичного взаимодействия. Даже в том случае, когда у агента уже есть опыт работы и реализации проектов, определенный имидж и статус.

Хочу снова вернуться к теме переводов на другие языки, поскольку с ними связана еще одна проблема, попадающая в копилку «трудностей» современного российского книжного рынка и его диалогов с зарубежными партнерами. Несколько лет назад на одной из конференций, где собрались представители писательской братии, СМИ, институт перевода и зарубежные издатели, представители института перевода докладывали о количестве выданных на перевод грантов, а зарубежные издатели рассказывали о том, какие российские новинки они собираются переводить и издавать. Ничего удивительного не было в том, что это оказались книги – лауреаты престижных литературных премий, это вполне объяснимо и закономерно. Странным мне показалось другое. То, что среди огромного количества книг, получивших гранты на перевод, не оказалось ни одной книги для детей. Ни одной. Я задала вопрос владельцу одного из скандинавских издательств, почему они не переводят и не издают российскую литературу для детей и подростков. Ответ меня, мягко скажем, удивил. Аргументом послужило то, что их дети нашу литературу не поймут – другой менталитет. На встречный вопрос: «Почему наши дети прекрасно понимают скандинавскую литературу, которую в России переводят и издают российские издатели в довольно большом объеме, причем без грантов?» он не нашел, что ответить.

Нужно ли кому-то что-то менять в существующем положении дел на российском книжном рынке, как это делать, зачем и стоит ли вообще этим заниматься – должны решать те, от кого это напрямую зависит: представители агентства по печати и массовым коммуникациям, издатели, культурологи и так далее. Эти проблемы есть, они существуют, и постоянные участники литературного процесса о них знают не понаслышке, но знать это одно, а решать – совсем другое.

Как стать литагентом?

Немецкое агентство отказалось представлять Прилепина

Мыслящая водоросль на Пикадилли

Просмотры: 942
19.06.2018

Другие материалы проекта ‹Литучеба›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ