САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Я читаю. Андрей Могучий

Художественный руководитель БДТ имени Г.А. Товстоногова, режиссер Андрей Могучий читает то, что позволяет упорядочить хаос

Текст: Светлана Мазурова/РГ

Фото: Владимир Бертов/РГ

Андрей Могучий: В детстве перечитал все, что стояло на полках. От полной серии "Библиотеки приключений" («Лунный камень», «Кортик», «Бронзовая птица», «Земля Санникова», «Приключения Робинзона Крузо», «Гиперболоид инженера Гарина», «Дети капитана Гранта», «Записки о Шерлоке Холмсе», «Похитители бриллиантов», «Тайна двух океанов», «Три мушкетера») до собраний сочинений Бальзака и Чехова. Все очень просто. Этим я и сформирован.

Сейчас читаю «Махамудру: океан достоверного смысла», автор - Его Святейшество Гьялва Кармапа IX, "Путь жизни" Лао Дзы. Кто посоветовал? Жизнь.

В последнее время читаю немного. Выбираю то, что позволяет упорядочить хаос, творящийся в сфере эмоционального сознания. Из тех писателей, которых люблю перечитывать, - Саша Соколов. Его "Школа для дураков" - моя настольная книга.

ОТРЫВОК ИЗ «ШКОЛЫ ДЛЯ ДУРАКОВ»

«…Теперь позволь мне откашляться, посмотреть тебе прямо в глаза и уточнить одну деталь из твоего сопроводительного письма. В нем сказано, будто бы сам Акатов тепло отзывался о нашей коллекции, но я не припомню, чтобы мы беседовали с ним на эту тему - мы вообще ни разу не встречались с ним, мы видели его лишь издали, обычно в щели забора, но как мечтали мы пройти однажды по дорожке акатовского сада, постучать в двери дома и - когда старик откроет - поздороваться и представить себя: ученик вашей дочери - такой-то, начинающий энтомолог, хотелось бы обсудить с вами некоторые проблемы, etc. Но мы ни разу не осмелились постучать в двери дома его, поскольку - или по другой причине? - в саду жила большая собака. Послушай, я не люблю, когда ты называешь мою коллекцию - н а ш е й коллекцией, тебе никто не давал такого права, я собирал мою коллекцию один, и если мы когда-нибудь сольемся в общем поступке, то поступок этот не будет иметь никакого отношения к бабочкам; ну вот, теперь насчет беседы с Акатовым: это правда, я не обманул Академию, я действительно говорил с ним. Однажды летом, на даче, в воскресенье, когда отец с утра засадил нас переписывать передовые статьи из газет, чтобы мы лучше разбирались в вопросах внешней и внутренней к а л и т и к и, я решил, что ты прекрасно справишься здесь и без меня. Я выждал момент: ты отложил ручку, отвернулся к окну и принялся рассматривать строение цветка сирени, - я неслышно вышел из-за стола, надел отцовскую шляпу - она висела на гвозде в прихожей, взял трость - это была трость одного из наших родственников, забытая им лет пять назад. На платформе станции пять лет назад, вечером. Наша мать - родственнику: я надеюсь, вы хорошо отдохнули у нас, не раздавите клубнику, помойте, передавайте привет Елене Михайловне и Витюше, приезжайте вместе, не обращайте внимание на мужа, у него это просто нервное, много работает, куча дел, устает, но вы же знаете, он, в общем, добрый, да, в душе мягкий и добрый, но может сорваться иногда, так что приезжайте, приезжайте, только не спорьте с ним, погодите, а где же трость, вы, кажется, были с тростью, вы оставили трость, ах, какая неприятность, что же делать. Взволнованно. Давайте вернемся, будет еще одна электричка. Родственник: помилуйте, не стоит, не беспокойтесь, если бы зонт - куда ни шло, как раз дождь собирается, спасибо за ягоды, признателен, а за тростью мы приедем, подумаешь - трость, чепуха, не в трости, как говорится, счастье, до встречи, уже подходит. Однако с тех пор родственник так и не приехал, и трость находилась на веранде до того самого дня, когда я взял ее и направился в соседний поселок в гости к естествоиспытателю Акатову: тук-тук (собака подбегает и обнюхивает меня, но сегодня я не боюсь ее) , тук-тук…»