САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Грузины, кошки, Лев Толстой

Работы, присланные на конкурс «Гоголь-моголь»

Литературный-конкурс-Толстой
Литературный-конкурс-Толстой

Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Анастасия Ризен. «Грузины, кошки, Лев Толстой»

Конечно, я запаниковала. А вы бы не испугались, если бы на пороге вашей квартиры появился старичок с длинной седой бородой и посохом из кривой ветки, зашел в коридор, аккуратно вытер ноги о коврик и произнес: “Я Лев Толстой. Здравствуйте!”

Даже две мои разыгравшиеся кошки, в самом пылу боя за конфетный фантик, и те замерли в оцепенении, потом убрали когти и построились в шеренгу у двери. И фантик с ними. Лев же Николаевич на пороге.

«Ну, я... это... проходите», - мямлю я.

Чем его угощать-то?

Хорошо, что Толстой мясо не ест, я тоже, да и готовлю его прескверно. Может, сообразить ему индийской еды? Он же вроде в переписке с Ганди, должно понравиться. А вдруг не понравится? Расскажет Ганди про то, как я готовлю, надо мной потом вся Индия смеяться будет. Может, русского чего-нибудь? Нашего, простого! Картошечки вареной с укропчиком и хреном и борща свекольного!

Только Лев Николаевич ложку над борщом заносит, звонок в дверь.

Открываю - мама на пороге. А в руках банка соленых огурцов и рулька свиная.

- Чем ты таким гостя дорогого кормишь? - говорит. - Это что за стол без мяса?

«Опять за свое!» - закатываю я глаза.

- Господи, стыд-то какой, вы только посмотрите, картошка и борщ. Это все, на что ты способна? А ему белки нужны, ему идти далеко, до дома, в Ясную Поляну.

И с грохотом бросает рульку на стол. Открывает огурцы, достает бутылку самогона и протягивает стопочку старику.

- Ну, будем.

В дверь снова звонят. Председатель нашего кооператива пришел. Он про Толстого сразу узнал - должность у него такая. Он грузин.

- Что же вы, Анастасия, народное достояние от людэй скрываете? - качает председатель головой.

Проходит на кухню, смотрит на наш скромный стол и цокает языком.

Лев Николаевич молча дожевывает огурчик.

Тогда председатель достает из-за пазухи мокрый пакетик с куском сулугуни, тарелку лобио с фасолью и кинзой, красные помидоры с ароматным базиликом и горячую сочную хачапури.

«Чуть спину не обжег, пока нес, вэт какой кх-ачапури свежий!» - похвастался он.

Толстой качает головой, мол, ты спину-то береги.

- Нэ хватает здесь чего-то… - хмурится председатель, а затем щелкает пальцами, и в квартиру забегает целый грузинский хор: все в национальных костюмах, статные, усатые, настоящие джигиты - да как затянут песню на несколько голосов, так и кошки завыли, и даже писатель сидит украдкой слезу утирает.

И понеслось! Песни, пляски, сбежались все соседи, и кто чем потчевать великого писателя принялся - кто ватрушки испек, кто суп с галушками, соседи-японцы суши накрутили, саке и чай льются рекой, на балконе мальчишки из соседнего подъезда просят Толстого помочь написать сочинение по «Войне и миру». А Толстой после саке добрый такой сделался, что и сочинение и написал, и в честь моей мамы решил героиню своего следующего романа назвать - Анной - уж больно огурчики у нее хрустящие.

И длится эта какофония три дня и три ночи.

Наконец - всем на работу к девяти - соседи горячо попрощались со стариком, взяли портфели и строем отправились на электричку, прихватив с собой остатки хачапури. Грузинский хор забрался на «Камаз» и поехал дальше в мировое турне.

Я начала убирать со стола. Знатное застолье получилось!

Вдруг Лев Николаевич подходит ко мне, скромно опускает взгляд и говорит:

- А рулька еще осталась?

Я от неожиданности чуть не наступила на кошку.

- Лев Николаевич, вы же мясо не едите?

Писатель залился краской:

- Да это я так… для пиара, имидж поддерживать надо.

И тут меня захлестнуло такое возмущение, такое возмущение! Что я взяла и проснулась.

Конэц.