САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Маршак для души

На Главной сцене «Красной площади» читали Маршака

маршак живая классика красная площадь
маршак живая классика красная площадь

Текст: Андрей Васянин/РГ

Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

В этом году в ноябре у замечательного детского поэта юбилей. И крупнейший книжный фестиваль страны не мог пройти мимо. Так на Главной сцене оказалась главная аудитория Самуила Яковлевича — дети.

Это были участники конкурса «Живая классика», школьники из разных областей России, победители местных этапов, где они читали прозу разных веков (наш сайт уже писал о финале конкурса в Артеке). В этот раз ребятам выпала поэзия — прочтенная на Главной сцене «Красной площади» с блеском, так, что ты сразу вспоминал детство.

Вот Маша Болотвина, она перед нами и на сцене, и на ее заднике, многократно увеличенная, — читает давно не вспоминавшиеся тобой строки:

Будет пир

На весь мир.

Мы везем для вас пломбир.

И клубничное,

Земляничное

Мороженое!

И тут же из еще более далекого детства:

Вот тебе под спинку

Мягкую перинку.

Сверху на перинку

Чистую простынку.

Вот тебе под ушки

Белые подушки…

Это читает Лиза Кочеткова, читает озорно и весело, обращаясь то к ГУМу, то к Мавзолею — на месте не стоит.

— Вы знаете, Маршак и правда один из моих самых любимых поэтов, — говорит московский школьник Даниил Викулин. — Его вполне могут читать и взрослые, и дети. У школьников, знаю по себе, его стихи отлично развивают память, артикуляцию, дикцию и вообще полезны для общего развития. Я стараюсь выбирать у Маршака вещи не самые ходовые.

Даниил прочел действительно малоизвестную вещь писателя — стихотворение «Холодный дом», обличающее капиталистов, про то, как в Англии в 40-м году был продан дом, где жил Диккенс.

А вот семиклассник Илья Нестеров выбрал «Человека рассеянного» — это его любимое стихотворение, более того — первое, которое он выучил у Маршака.

Александр Маршак, внук Самуила Маршака:

— Отчего деда любят до сих пор и наверняка будут любить всегда? Я думаю, прежде всего за его знание детской натуры, «чувствование» ее изнутри. Он пережил смерть дочери, и пустота, оставшаяся после нее, помогала ему быть близким детям. Он работал в детской колонии в Петрозаводске, создал детский городок для беспризорников в Краснодаре, где были учебные классы, столовые, мастерские, детский театр… А вы знаете, например, что удивительные «12 месяцев» были написаны в самый разгар войны? И представляете, скольким детям они дали силы жить?

Эта сила, судя по тому, как современные школьники читали на Главной сцене фестиваля Маршака — с экспрессией, шедшей от души, а не от актерства, — до сих пор помогает детям жить.

Ссылки по теме:

«Красная площадь». Самое главное