Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.
Максим Аверин: «Одной любимой книги на всю жизнь быть не может»
Максим Аверин — один из самых востребованных актеров российского кино и телевидения, но еще и прекрасный чтец русской поэзии, записавший множество аудиокниг

Текст: Александр Беляев

Фото: Сергей Куксин/РГ

Максим, вопрос для разминки: ваша любимая книга?

Максим Аверин: Я не могу сказать однозначно. Если книга западает в сердце и душу, то она и есть любимая! Одной-единственной на всю жизнь быть не может: я меняюсь, и вместе со мной меняется восприятие этой литературы. Каждый раз, открывая для себя новую книгу, ты влюбляешься.

А книжка из детства, которая произвела самое хорошее впечатление и самое плохое, помнится?

Максим Аверин: Плохое - такого не было. Плохое я просто не читаю. Я очень хорошо помню, что первые серьезные книги, которые заставили меня думать, это "Муму" Тургенева и рассказы Чехова - они меня потрясли, заставили по-другому относиться к жизни.


Для меня, тогда еще маленького человека, открылось в чеховском рассказе о Ваньке Жукове - одиночество. Я вдруг так особенно это понял…


Что вы предпочитаете - художественную литературу или нон-фикшн?

Максим Аверин: Я люблю художественную литературу. "Война и мир" - это сложное произведение, то, что его преподают в школе, издевательство над романом. Толстой не может быть таким доступным. И Достоевский. Я не говорю, что школа плохая, нет, но есть книги, для которых нужно что-то пережить, чтобы к ним прийти. "Мастер и Маргарита" в 16 лет - одно произведение, в 25 - другое, а в 40 - совсем иной смысл несет это произведение. Я помню свои ощущения в 16 лет, это было ах какое произведение, но ты ни черта не понимаешь…

Вы - выпускник Театрального института имени Щукина. В "Щуке" много надо было читать по программе?..

Максим Аверин: Там никто не заставлял. Нас делали человеками, нам давали потрясающий багаж знаний. Это совершенно другие вершины были, когда ты открывал для себя "Нибелунгов" или "Улисса".


Главное было - открыть глаза, пересилить свое невежество юношеское.


Сейчас я, оказываясь в музее Прадо в Мадриде, понимаю, что все мне давалось просто так, бесплатно: на, возьми, изучай, влюбляйся. Огромный пласт изобразительного искусства, зарубежной литературы, русской литературы, истории. Это только кажется - а, да ладно, может, мне это и не пригодится. Нет, неправда: очень потом помогает.

Все говорят, что "Улисса" невозможно читать. Можно сказать, что этот роман прошел мимо вас?

Максим Аверин: Я бы не сказал... Но надо перечитать, потому что очень многие книги, которые в институте были, что называется, на коленке прочитаны, перед сессией, сейчас возвращаются.


У каждой книги есть свой срок. Она придет к тебе, если это твоя книга.


А что вы любите из неочевидного, непопулярного?..

Максим Аверин: Очень люблю биографии, дневниковую литературу. Я начинаю продумывать это как создание роли, начинаю фантазировать, как, что было причиной и следствием тех или иных поступков в биографии человека. Последнее, что прочитал, - биография Клода Лелуша. Интересно, как приходит к художнику замысел, как он вдруг его окрыляет.

То есть книга важна еще и как толчок для развития своего творческого замысла?

Максим Аверин: Есть яркий пример: Пушкин и его повесть "Метель". Георгий Свиридов написал музыку гениальную: он не нарушил целостности произведения "Метели", он сделал музыкальный подстрочник.

Более того, если сейчас открыть "Метель", сразу слышится эта мелодия...

Максим Аверин: Да. Или же Чайковский. Хотя он же шел вразрез с тем же "Онегиным" или «Пиковой дамой».

Набоков считал, что он вообще всё испортил.

Максим Аверин: Нет, боже упаси, я так не думаю!.. Или, например, Гофман, "Щелкунчик". Страшная сказка, кошмар. А музыка Чайковского прозрачная, абсолютно светлая, совершенно другая. Христианская.

Какую книжку надо прочитать всем, абсолютно всем?

Максим Аверин: Я не стал бы брать на себя такую смелость: люди, читайте вот это. Но сейчас вышла книга - сборник записей и интервью Елизаветы Глинки, Доктора Лизы. Меня - потрясла.