Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
kutzee

Джон Кутзее: отшельник и защитник животных

Южноафриканско-австралийский лауреат Нобелевской премии по литературе отмечает 75-летие

Текст: Владимир Петин/РГ
Фото: Википедия

Джону Максвеллу Кутзее, нобелевскому лауреату по литературе 2003 года, 9 февраля исполняется 75 лет. Свой юбилей южноафриканский писатель встречает в австралийской Аделаиде, где живет вместе со своей подругой Дороти Драйвер практически в полном затворничестве.

Кутзее (сам он настаивает, что его фамилия читается «Кутси») родился в Кейптауне и провел жизнь между Южной Африкой, Великобританией и Соединенными Штатами, работая преподавателем английского языка. В 2002 году, 62-х лет, вышел на пенсию и переехал жить в Австралию. Спустя четыре года получил австралийское гражданство.

«Я был очарован свободным и щедрым духом людей, красотой самой земли, и — когда впервые увидел Аделаиду — величием города, который теперь с гордостью могу назвать своим домом», — вспоминал Кутзее во время торжественной церемонии получения гражданства.

Нобелевская премия Кутзее была ожидаема. Хотя бы потому, что ко времени ее получения он уже оказался первым дважды лауреатом Букеровской премии. Первый раз — за «Жизнь и времена Михаэля К.» (1983), второй раз — за «Бесчестье» (1999).

Большую часть своей жизни Кутзее провел на противоположной (в прямом смысле слова) от России стороне Земли. Но написал роман ««Осень в Петербурге» (в оригинале The Master of Petersburg — дословно «Хозяин Петербурга»), где главным героем выступает Фёдор Достоевский.

Апартеид — тема, казалось бы, очевидная для Кутзее, поскольку все его детство и юность прошли в Южной Африке — всплывает лишь в «Бесчестии» (1999 год). Смена правящих классов — боль и трагедия всего народа, вне зависимости от того, за кем правда, считает Кутзее.

«В последние 40 лет Южная Африка оказалась страной с огромным моральным долгом. И жителям пришлось открыть глаза и это увидеть», — говорил Кутзее. И добавлял, что империя жестко защищала свои интересы, но и ответные меры сопротивления были равносильны по жестокости.

Вообще-то интервью Кутзее — невероятная редкость. Он сторонится мира и чужд званым вечерам. Например, обе церемонии вручения писателю Букеровской премии прошли без его участия — он просто не явился. Писатель и журналист Райан Мэлэн описывает Кутзее как человека «практически монашеской самодисциплины и предназначения. Он не пьет, не курит и не ест мясо. Он преодолевает на велосипеде большие расстояния, чтобы поддерживать физическую форму, каждое утро проводит, как минимум, час за письменном столом. И так семь дней в неделю. Коллеги, которые работают с ним уже десятилетиями, утверждают, что видели его смеющимся только однажды».

Кутзее также известен своей яростной защитой прав животных. В одном из поздних романов «Элизабет Костелло» (2003 год) устами своей героини он сравнивает птицефабрики и фермы по выращиванию скота с лагерями смерти.

ФОРМУЛИРОВКА НОБЕЛЕВСКОГО КОМИТЕТА:
«Романам Кутзее присущи хорошо продуманная композиция, богатые диалоги и аналитическое мастерство. В то же самое время он подвергает всё сомнению, подвергает беспощадной критике жестокий рационализм и искусственную мораль западной цивилизации. Он интеллектуально честен и занимается проблемами различения правильного и неправильного, мук выбора, действия и бездействия».

ГодЛитературы.РФ разыскал и перевел несколько афоризмов юбиляра.

Когда больше ничего не остается, — философствуй.

Секрет счастья не в том, чтобы делать, что любишь, а чтобы любить, что делаешь.

Правда не говорится в ярости. Правда говорится — если вообще говорится — в любви. Взгляд любви не искажен. Он видит лучшее в возлюбленном даже тогда, когда лучшее в возлюбленном с трудом выходит на свет.

Если мы хотим быть добры, то пусть это будет просто от щедрости, а не от страха вины и возмездия.

Книга должна быть топором, который разрубит ледяной океан внутри нас.

Боль — это правда. Во всем остальном можно сомневаться.

Современное государство обращается к морали, к религии, закону природы, чтобы идеологически обосновать свое существование. Но в то же время оно готово нарушить что угодно из этого ради самосохранения.

Наша ложь обнажает нас так же, как правда.

Ссылка по теме:
Джозеф Максвелл Кутзее в «Журнальном зале»

10.02.2015

Просмотры: 0

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ