Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Людмила Улицкая

«Политики сильно преувеличивают свою роль…»

21 февраля отмечает день рождения один из самых известных и востребованных российских писателей — Людмила Улицкая

Текст: Александра Гузева/RBTH
Фото: Виктор Васенин/РГ

Писательская судьба Людмилы Улицкой удивительна. По ее собственным словам, она «сначала вырастила детей, потом стала выпускать книги». И быстро стала одним тех немногих авторов, которым удается совмещать массовый успех с престижнейшими литературными премиями, а жесткую гражданскую позицию — с нежной прозой. С Людмилой Евгеньевной побеседовал корреспондент проекта RBTH (Russia Behind the Headlines).

Вы — один из самых читаемый российских авторов за рубежом. Как вы думаете, с чем это связано?

Людмила Улицкая: Строго говоря, это вопрос не к автору, а к маркетологам — это они проводят анализ потребления товаров, занимаются продвижением товаров на рынке. Меня как автора это не особенно занимает. Да, читают. Читают и в России, и за границей. Но никто мне не объяснил, почему мои книги пользуются большим успехом в Венгрии и не пользуются успехом в Голландии. Почему в Германии и во Франции большие тиражи, а в США и в Испании — маленькие. Люди-то во всем мире живут одинаковые — любят, ненавидят, ошибаются, совершают открытия, приносят жертвы, совершают подвиги и преступления… И почему порой очень плохие книги завоевывают читателя, а очень хорошие проходят незамеченными, никто не знает. И как мне относится к относительному успеху моих книг за рубежом, я не знаю. Может, они хорошие? Или, наоборот, плохие? Самый тиражный в мире писатель, между прочим, Коэльо. И хорошим я его никак не назвала бы… Ниже среднего…

Книга «Бедные родственники» вышла в свет в 1993 году сначала во Франции, а уже потом в России. Почему именно во Франции?

Улицкая: Случайно. Повезло. Я дала прочитать рукопись подруге-переводчице, она дала ее свой подруге-француженке, которая работала в «Галлимаре». Та отдала мою рукопись в «Галлимар», рукопись прочитали, она понравилась, и я получила в 91-м, кажется, году по почте контракт из «Галлимара». И в 1993 году сборник «Бедные родственники» вышел на французском языке. Это была моя первая книга рассказов. В 1994 вышла книга и по-русски в издательстве «Слово». Ни о каком успехе в России и речи не было — половину тиража я выкупила, и до сих пор несколько книжек у меня дома хранится. А в «Галлимаре» у меня за эти годы 19 книг вышло.

А с чем вы бы связали вашу популярность в Германии? Там ваши книги переводятся почти сразу после их выхода в России…

Улицкая: Это опять-таки вопрос к маркетологам. Однако недавно в «Литературной газете», как мне сказал кто-то из читающих эту газету, было написано, что мой успех на Западе связан с моими дружескими связями с Институтом перевода. Это меня позабавило. Вот один из ответов — некоторые считают, что «по знакомству»…

Еще немного про германоязычный мир: в 2008 году вы получили премию Александра Меня, в 2014 — Австрийскую государственную премию, первой из русских писателей. Что для вас означают эти награды?

Улицкая: У меня много разных литературных наград. Самая любимая — медаль города Будапешта. Эта награда означала полную победу культуры над политикой, — ведь когда в городе, где еще видны на стенах домов следы от обстрела российскими танками, дают награду автору из России, это как раз и есть победа культуры. Не будем скрывать, что Восточная Европа несколько устала от российского послевоенного присутствия. Что касается премии Александра Меня — для меня это очень высокая награда. Я покойного отца Александра знала и любила при его жизни, а теперь, думаю, что он праведник и молитвенник за Россию. Австрийская государственная премия очень почетная. Достаточно посмотреть на список авторов, которые ее получали. Сегодня, когда Россия так стремится найти себе место в содружестве с Азией, я по старинке считаю, что ориентация на Европу была бы более плодотворна для нашей страны. Но моего мнения на этот счет никто не спрашивает.

Вы разделяете политику, общественную деятельность и художественную литературу?

Улицкая: А разве есть на свете кто-то, кто не разделяет этих трех сфер жизни? Иерархия очевидна — поверх всего культура во всех ее проявлениях, ниже — общественная жизнь, а политика, которая претендует управлять мирозданием, находится в самом низу. Это Александр Сергеевич Пушкин жил во времена Александра Первого, а не наоборот, и никто не помнит, «был ли Данте гвельф или гибелин», и кто сидел на папском престоле во времена, когда Леонардо да Винчи выполнял папские заказы… Политики сильно преувеличивают свою роль, но могут здорово портить жизнь прочим людям.

Вы считаете себя все-таки европейским или русским писателем?

Улицкая: Русским. Хотя это не всем нравится.

Ссылки по теме:
Священный мусор памяти — «Российская газета», 21.02.2013
Обсуждение произведений Людмилы Улицкой в социальной сети читателей LiveLib

20.02.2015

Просмотры: 0

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ