Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Я и ты, нас только двое?»

Валентин Гафт на Красной площади читал стихи и эпиграммы

Текст: Ольга Чиглинцева
Фото: Александр Корольков/РГ

Несмотря на состояние здоровья, Валентин Гафт совершил настоящий подвиг, приехав на Красную площадь, чтобы прочесть любимые отрывки из произведений Маяковского, а также эпиграммы и стихи из своей книги под названием «Мостовая».

Начал встречу поэт и друг Валентина Гафта Валерий Краснопольский:

— Гафт когда-то спросил у меня, поэт ли он, и я не знал, что ответить. Тогда я мог сказать одно: графоман. А что из его стихов выйдет потом, покажет только время. Когда мы только познакомились, Гафт-актер заслонял Гафта-поэта на сто процентов. Зато теперь в книге, которую мы сейчас представляем, я написал предисловие с полной уверенностью, что


Гафт-поэт поднялся гораздо выше, чем Гафт-актер.


Гафт отшутился: «Ты меня сравниваешь чуть ли не с Пушкиным! На самом деле Валера рассказал почти правду. Я подошел к нему и сказал: «Валера, я тоже хочу писать стихи!» – вот и всё. Что ж, я прочитаю вам то, что я люблю».

И Валентин Гафт прочитал отрывок из «Про это» Маяковского.

А потом продолжил: «Но вообще у меня много эпиграмм — серьезных разговоров сегодня нет и быть не может».

Гости услышали эпиграмму, посвященную Ивану Охлобыстину:

Он священник был в артисте
И артист в священнике.
Охламон и Охлобыстин
Как цветок на венике.

А затем и Григорию Лепсу:

Вчера весь вечер слушал Лепса
И до сих пор не успокоюсь
Он так орал, идя по рельсам,
Что испугался встречный поезд.

Зал наполнился смехом.

— Он и на меня написал эпиграмму, — без тени обиды сказал Валентин Краснопольский. — В самый неподходящий момент: «Поэта путь неровен, скользкий, бывает всё, но вот беда: поэт Валерий Краснопольский не поднимался никогда!» Я, конечно, растерялся и тоже решил на него написать. Он только отмахнулся. Но я попробовал: «К актерам я неравнодушен и пил с одним на брудершафт, а он потом мне плюнул в душу, иначе он бы был не Гафт!»

Завершилась встреча на лиричной ноте. Валентин Иосифович прочитал грустные стихи о любви, времени и поэте.

Я и ты, нас только двое?
О, какой самообман.
С нами стены, бра, обои,
Ночь, шампанское, диван.
С нами тишина в квартире
И за окнами капель,
С нами всё, что в этом мире
Опустилось на постель.
Мы — лишь точки мирозданья,
Чья-то тонкая резьба,
Наш расцвет и угасанье
Называется — судьба.
Мы в лицо друг другу дышим,
Бьют часы в полночный час,
А над нами кто-то свыше
Всё давно решил за нас.

Часы

О, это многолетье!
Когда устану жить,
Вместо меня на свете
Часы будут ходить
Когда они устанут,
Задремлют на ходу,
Я к ним вернусь на землю
И снова заведу.

Фаина Раневская

Голова седая на подушке.
Держит тонкокожая рука
Красный томик «Александр Пушкин».
С ней он и сейчас наверняка.

С ней он никогда не расставался,
Самый лучший — первый кавалер,
В ней он оживал, когда читался.
Вот вам гениальности пример.

Приходил задумчивый и странный,
Шляпу сняв с курчавой головы.
Вас всегда здесь ждали, Александр,
Жили потому, что были Вы.
О, многострадальная Фаина,
Дорогой захлопнутый рояль.
Грустных нот в нем ровно половина,
Столько же несыгранных. А жаль!

02.06.2018

Просмотры: 0
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ