Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Фаренгейт. Адвокат Макс

Адвокат Макс

Публикуем работы, пришедшие на конкурс фантастического рассказа «Лето любви… по Фаренгейту»

Текст: Александр Захватов, Москва
Фото: pixabay.com

АДВОКАТ МАКС
(Орфография и пунктуация авторские)

Черный старинный будильник, подпрыгивая на тумбочке — трансформер, залился металлическим скрежетом. Макс, не открывая глаз, поймал древнего властелина времени рукой и сунул под подушку. Будильник недовольно скрипнул, на секунду затих и опять затрещал. Юноша вытащил из-под подушки часы и нажал потертую кнопку отключения часов. Будильник удовлетворенно скрипнул и отключился. Макс аккуратно поставил древние часы на тумбочку. Вообще он любил все старинное, и этот черный будильник ‒ больше всего. Иногда он даже с ним разговаривал. А с кем еще поговорить? Кругом одни роботы! Новый закон, который недавно принял парламент, запрещал держать в квартире домашних животных. Депутаты мотивировали это появлением новых вирусов. Пришлось отдать попугая Кешу в зоосад, о чем Макс очень жалел. конкурс-фантастического-рассказа-Лето-любви-по-фаренгейтуПосле этого юноша решил, что будет адвокатом, и не просто адвокатом, а адвокатом по защите живых существ.
‒ Тапочки! ‒ скомандовал юноша.
Тумбочка — трансформер хитро сложилась, спрятав черный будильник куда-то вовнутрь. Перед Максом появились тапочки, а вместо будильника на прозрачной поверхности трансформера лежало письмо.
‒ Интересно, ‒ произнес юноша и вскрыл конверт. Внутри были настоящее бумажное письмо и серебряный брелок с надписью «Дэкс – 2040». Макс, положив брелок на трансформер, развернул бумажный листок.
«Дорогой мой сын! ‒ прочитал он вслух, ‒ поздравляю с окончанием университета! Дарю тебе болит «Рэкс – 2040». Я очень горжусь тобой! Сегодня у тебя первое слушанье, желаю удачи!»
‒ Класс! ‒ воскликнул юноша, аккуратно сложил письмо и, положив его обратно в конверт, скомандовал: ‒ Архивировать! ‒ Сам он направился умываться.
Робот — трансформер, услышав указание, поехал в библиотеку, предварительно включив небольшой проблесковый маячок. Все, что касалось библиотеки, робот считал очень важным.
Приняв водные процедуры, Макс направился на кухню.
‒ Доброе утро, Макс! ‒ произнес робот-повар.
‒ Доброе утро, Глаша! ‒ ответил юноша и присел за стол.
Робот Глаша, с виду обычная девушка в форме официанта, ничем не отличалась от человека, можно сказать, это был почти человек, только без эмоций. Хотя современная программа робота обучалась очень быстро. Иногда Глаша шутила, иногда сочувствовала, но это были лишь формулы. Программа распознавала настроение человека и пыталась подстроиться под него.
‒ Что вы будете кушать? ‒ спросила Глаша.
‒ Омлет с ветчиной и сыром, Глашенька, ‒ ответил Макс, ‒ и черный кофе.
‒ Хорошо! ‒ согласилась Глаша и отвернулась к кухонному трансформеру.
Она не взяла сковороду, как это делали тридцать лет назад, она просто нажала несколько кнопок на дисплее кухонного трансформера и поставила перед Максом дымящийся омлет и кофе.
‒ Приятного аппетита, адвокат Макс! ‒ пожелала Глаша. ‒ Ваш костюм ожидает вас около зеркала, я пошла убирать квартиру.
‒ Да, да, спасибо, Глашенька! ‒ ответил Макс, быстро пережевывая омлет.
Тарелка опустела через несколько минут, юноша поставил посуду на кухонный трансформер и пошел одеваться. Черный костюм сидел на нем как влитой.
‒ Вроде, ничего, ‒ рассматривая себя в зеркало, произнес молодой адвокат, взял в прихожей красный кожаный портфель и вышел из квартиры.
‒ Доброго пути, Макс! ‒ произнесла входная дверь, щелкая замками.
Макс, выпускник Московского университета, шел на первое свое заседание. Слушалось дело молодого юноши, обвиненного роботом в некорректности. Вообще, после окончания любого вуза студентам найти работу было просто невозможно, все должности занимали роботы. Они были умнее людей, не отлучались с рабочего места попить кофе, покурить. Конечно, фирмы брали их, пренебрегая людьми, да и платить роботам было не нужно. Можно сказать Максу повезло, это с одной стороны, а с другой ‒ если он провалит свое первое слушанье, его заменят роботом и назначат пенсию содержания. В 2040 году девяносто процентов людей не работали, живя за счет государства. Они были и не против найти работу, но роботы были лучше. Правительство пыталось с этим бороться, но все тщетно. Крупные концерны сами брали людей на содержание, им было выгодно: роботам не надо платить, не надо их кормить, думать о социальных выплатах. Проще платить людям пенсию после окончания какого-либо учебного заведения.
Макс быстрым шагом вышел из подъезда своего дома и направился в салон «Болит», который находился прямо напротив.
‒ Добрый день! ‒ встретил его у входа робот-администратор, ‒ чем могу быть полезен?
‒ Добрый, добрый! ‒ улыбнулся Макс. ‒ Мне надо забрать «Рэкс – 2040», отец подарил.
‒ Конечно, проходите, пожалуйста! ‒ робот-юноша открыл перед Максом дверь.
Каких болитов в салоне только не было, но Макс почему-то сразу понял, что его болит красный. Он нажал на кнопку серебряного брелка. Точно, красный, болит-трансформер, открыл вверх водительскую дверь.
‒ Класс! ‒ воскликнул Макс и уселся на мягкое сиденье, которое в ту же секунду приняло анатомические формы юноши. Перед юношей появились голограмма управления болитом и карта города. ‒ Верховный суд, ‒ произнес молодой адвокат.
‒ За какое время вы желаете доехать до объекта? – спросила машина.
‒ Как можно быстрее! ‒ ответил юноша.
‒ Пожалуйста, введите более корректные данные, ‒ попросила машина.
‒ Как мне надоела эта корректность! ‒ недовольно произнес Макс. ‒ Две минуты десять секунд.
‒ Будет исполнено, ‒ согласился болит, закрыл водительскую дверь и поднялся вверх над другими машинами.
Потолок в салоне раздвинулся, болит, абсолютно не обращая внимания на то, что сверху во все стороны проносились другие машины, вынырнув из салона, понесся к центру города. Макса от такой скорости вдавило в кресло.
‒ О-о! ‒ только и смог произнести он, рассматривая, как мимо него проносятся другие болиты.
«Рэкс» секунда в секунду приземлился на крыше Верховного суда, открыв водительскую дверь.
‒ Неплохо, ‒ сказал Макс, выходя из машины, ‒ но я бы предпочел ручное управление.
‒ Это ваше право, ‒ согласился болит, ‒ только это может привести к аварийной ситуации.
‒ А может, я хочу подергать судьбу за усы? ‒ произнес юноша.
‒ Не понимаю, ‒ ответила машина.
‒ А! ‒ Макс махнул рукой и направился к лифту.
‒ Номер зала? ‒ спросил лифт, когда юноша вошел.
‒ Зал № 7, ‒ сказал молодой адвокат.
Дверь лифта закрылась, через десять секунд открылась, Макс только почувствовал, что лифт двигался не вниз, как обычно, а влево, вправо и куда-то еще.
«Наверно, много гостей», ‒ подумал адвокат, лифт объезжал «пробки».
Он прошел небольшой холл, увешанный портретами заслуженных вершителей закона, и вошел в зал заседания. Комната была полна, вот только людей в ней было мало, в основном роботы. Макс бросил взгляд на большие часы на стене, он не опоздал. В зал вошли три киборга в черных мантиях и заняли кресла судей.
‒ Во, блин, попал, ‒ тихо произнес юноша, ‒ ни одного человека.
‒ Слушается дело, робот Глен против человека двенадцати лет Ника, ‒ объявил главный судья, который занимал кресло посередине, слева и справа от него находились два его помощника. ‒ Слово предоставляется обвинению. Поднявшись со своего стула, в зал вышел киборг в черном костюме, это была девушка с коротко стриженными белыми волосами. Большие красные очки подчеркивали стиль и аккуратность.
‒ Ваша честь, ‒ обратилась девушка к судьям, ‒ неделю назад, 02.07.2040 года, таксист Глен направлялся по заказу к центру города. На пути его следования с тротуара упал человек Ник. Человек упал прямо на проезжую часть, никаких знаков в этом месте нет, то есть «Переход» или «Опасно – люди». Глен не остановил болит и сбил человека, чем причинил ему ущерб в виде перелома ноги. Человек Ник не стал подавать иск, а вот мой подопечный робот Глен требует возмещения по некорректности человека. То есть возмещения стоимости ремонта болита.
‒ Пожалуйста, подробнее, ‒ попросил помощник судьи, занимавший кресло справа от главного вершителя закона.
‒ Конечно, ваша честь, ‒ согласилась девушка. ‒ Мой подопечный Глен не мог остановить болит: машина двигалась на автопилоте, это первое, таксист должен был в назначенное время подать болит к месту. Второе, болит имел право двигаться только по шоссе, это требование заказчика, то есть перелететь человека машина не могла. А, третье, в крови человека были обнаружены лекарства, стимулирующие сердечную мышцу. Таким образом, я считаю, что в аварии виноват человек, приняв лекарства, он не должен был выходить на улицу.
‒ Протестую! ‒ сказал Макс, поднявшись со своего места.
‒ Протест принят, ‒ произнес судья, сидевший слева от главного вершителя закона, ‒ закон не запрещает принимать людям лекарство, а затем выходить на улицу. Слово предоставляется защите.
Макс поднялся со своего места и вышел в зал.
‒ Ваша честь, уважаемые гости, ‒ произнес он, ‒ мой подзащитный Ник ежедневно принимает лекарство, прописанное врачом. Он учится в университете и выходит на улицу каждый день, что не запрещается законом. Прошу учесть, Ник не робот, он ‒ человек, и сбой работы сердца повлек его падение на проезжую часть. Нельзя обвинять мальчика только за то, что его организм не совершенен, в отличии от роботов.
Главный судья одобрительно покачал головой, по всей видимости, Макс его зацепил репликой о совершенстве роботов.
‒ Я считаю, ‒ продолжил Макс, в аварии не виноваты ни робот ‒ он зависит от программы, думаю, ее надо переписать, ‒ ни человек Ник. У меня все, ваша честь, ‒ Макс вернулся на свое место.
Главный судья поднялся со своего кресла.
‒ Суд, посовещавшись, принял решение, ‒ произнес он, ‒ в аварии не считать виновным человека Ника и отказать роботу Глену в возмещении ущерба. Однако суд накладывает взыскание материального возмещения роботу Глену и мальчику Нику на компанию «Лорд», выпускающую лекарство для стимуляции сердца. Суд считает лекарство несовершенным, если оно привело к такой ситуации. Заседание окончено. Помощники главного судьи поднялись со своих мест, и три вершителя закона удалились из комнаты.

«Да, уж, ‒ подумал молодой адвокат, ‒ самое совершенное решение?» Он взял свой красный портфель, поднялся на лифте на крышу, сел в свой новенький болит «Рэкс – 2040» и, улыбнувшись, скомандовал:
‒ Ручное управление!

P.S. Напоминаем, что участникам конкурса необходимо заполнить форму с личными данными, которую можно найти здесь.
Публикация рассказа на сайте не означает, что он вошел в шорт-лист.

29.07.2020

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конкурс "Лето любви… по Фаренгейту"›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ