Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
алиса-ганиева-про-Екатеринбург1

Алиса Ганиева. ТрансЛит 3. Ебург и бургеры

Дорожные очерки «специального писателя» Года литературы Алисы Ганиевой из поездки российских и британских деятелей культуры по Транссибирской магистрали. Часть 3

Текст: Алиса Ганиева
Фото из «Инстаграма» Максима Авдеева и предоставлены Британским советом

Ебург и бургеры

Алиса Ганиева Транссибирская магистраль ТранслитОфициантка в вагоне-ресторане поезда Казань-Екатеринбург — заботливая мама-наседка. Ужасно расстроилась, что наша компания заказала омлет вместо каши. «Я целую кастрюлю наварила! Пока всю не съедите, не выйдете!» Но кашу съела только переводчица Надя. «Ты лучше всех» — похвалила ее официантка.

В уральскую столицу прикатили вечером, и первое слово, которое бросилось в глаза на выходе из нарядного вокзала — флюоресцентное «бургеры». Хипстерские местечки, крафтовое пиво, уральские пельмени всех мастей захлестнули нас с головой. Ну и конструктивизм, конечно.

Екатеринбург 

На следующий день мы первым делом сходили в музей современного искусства, в здание бывшей школы для трудных подростков — напротив полпредства. В одной из комнат белым мелом на черных стенах — рецепты по изготовлению гематогена из крови художников. Британцы, конечно, не знали, что такое гематоген. Я потом купила в аптеке несколько батончиков. Даг Уоллос и Эндрю Диксон откусили по кусочку и еле проглотили. На их вкус — полная гадость.

Прогулявшись по залам, мы потом вместе с куратором Аней спустились в подвалы, где дни и ночи работают художники. Заглядывали к ним в студию, задавали вопросы. Особенно Франческа Панетта, конечно. В одной из мастерских нам признались, что работают над проектом о редких необъяснимых страхах — вроде страха квадратных пуговиц. Джо Данторн потом выспрашивал у нас, страдаем ли мы от чего-нибудь подобного. Запомнился ответ Эндрю — он боится прикосновения к войлоку. Представляю, как его испугают валенки. Надо проверить.

Потом съездили на кладбище, на могилы братков из ОПГ Центровых. Про чудовищные войны Центровых и Уралмашевцевых, кодекс «Крестного отца» и море крови взахлеб и даже с толикой гордости рассказывала женщина Красная шапочка. Не в том смысле, что с красной шапочкой, а в том, что похожа на героиню советского фильма. Тема девяностых продолжилась в музее Ельцин-центра, по которому нас провела директор Дина Сорокина. Надо сказать, что ребята из Ельцин-центра сопровождали нас все два дня, в первую очередь бородатый Олег. Экспозиция, конечно, впечатляет. Как и многофункциональность центра. Там и временные выставки, и кино, и кулинарные мастер-классы, и детская программа, и круглые столы. В общем, все в одном. Уникально. Правда, как и в любом персональном мемориале, есть оттенок излишней канонизации БН, неизбежная составляющая жанра.

алиса-ганиева-про-Екатеринбург1

Екатеринбург

В Ельцин-центре мы снова выступали нашим кабаре. На этот раз провели эксперимент. Я читала Джо на русском (первые абзацы «Субмарины»), он меня — на английском (начало «Праздничной горы»). Снова о Шекспире, снова поэзия, снова легкая дискуссия о британской и российской литературе, снова Гриф Рис играл, пел и уморительно комментировал собственные действия. Только метроном Чак-Чак переименовали в Катю в честь Екатеринбурга.
После выступления мы окунулись в ночную жизнь Ебурга. Бесстрашный фотограф Максим Авдеев, у которого друзья в каждом городе, провел нас на вампирскую вечеринку в честь наступающего Хэллоуина. Голые ковбои и ведьмы, извивавшиеся на летающих обручах, на каждого подействовали по-своему. Костя Мильчин, к примеру, превратился в упыря, Ника и Лиза из Британского совета — в демонических суккубов. Не обошлось без полуночных разговоров о русских девяностых…

алиса-ганиева-про-Екатеринбург1

Екатеринбург. «Белая башня» /Фото из «Инстаграма» Максима Авдеева

На следующий день перед поездом мы успели съездить к центральной проходной Уралмаша и на бывшую водонапорную Белую башню, — памятник авангардной архитектуры. Проехали мимо первого в городе звукового кинотеатра, бани, бывшей больницы, — все обшарпано, пусто и почти заброшено. Завод выпускает минимальный процент продукции, рабочие разъехались кто-куда. Слушая о строительстве поселка Уралмаш, британцы узнали про лапти — еще один новый объект. Эндрю сказал, что хотел бы такие. Не валенки, так лапти.

В Белой башне мы надели каски и облазили ее всю снизу доверху вместе с директором Полиной. В необычном цилиндрическом пространстве, — там, где раньше находился водяной бак, посмотрели видеопрезентацию. Видео проектировалось прямо на стены. Выше, на смотровой площадке дуло по-зимнему, но Максим орудовал фотокамерой, не боясь ни холода, ни высоты.
Надо сказать, что стены на лестничных пролетах башни за много лет исписаны посетителями (башня перестала работать в конце шестидесятых). Есть даты тридцатилетней давности. Там, где бывшие владельцы проверяли структуру стены, торчат обнаженные гвозди. Некоторые — фабричные, а какие-то — кованные, дореволюционные.

алиса-ганиева-про-Екатеринбург1

Екатеринбург

Кстати, накануне в одном из хипстерских местечек, где мы ужинали, британцы делились своими скороговорками. Потом перешли на наши. Даг знал «Шла Саша по шоссе» и «Сказал попугай попугаю». Я прочитала про Карла и Клару и классическую аварскую про лягушек, потом дернули Костю, и тот выдал «Бык тупогуб». Добрались даже до официантки, и та отчебучила про трех японцев. Даг отметил, что в Англии официантка могла бы и послать. Меж делом Эндрю расспросил меня о русском мате и я, глубоко краснея, его просветила. Все-таки шекспироведу должно пригодиться. И вот, на стенах Белой башни он смог увидеть свежевыученные обсценные слова своими глазами. Ах да, в этой прогулке к нам присоединились Дина Сорокина и писатель, один из создателей Ельцин-центра Борис Минаев.

алиса-ганиева-про-Екатеринбург1

Екатеринбург

После Башни вернулись в центр и на пронизывающем ветру обошли с Олегом городок чекистов. Хотели зайти в главный отель, отданный во время Уральского биеннале на откуп художникам, но хозяин поостерегся нас пускать. Петляя во дворах коммуны, между жилых и сервисных корпусов (здесь были свои баня, кинотеатр и многое другое), наткнулись на бездомных, расположившихся с костылями и всем своим скарбом на фоне решетки с надписью «F**ck the glamour». В подвале одного из краснокирпичных домов чекистского соцгородка действует православный театр. Подвальных этажей на самом деле три, но самые нижние, якобы соединенные подземными ходами, полностью затоплены.

Алиса Ганиева про Екатеринбург

30 км от Новосибирска /Фото из «Инстаграма» Максима Авдеева

После всех кружений вернулись в наш отель на проспекте Ленина (у казанского Ленина руки по швам, у ебургского — правая взметнулась выше головы). Надо сказать, что в здании отеля находится почему-то еще и православная церковь. Со специальным окошком для приема младенцев-подкидышей. В отеле забрали вещи, распрощались с Никой из Британского совета, — она улетает в Москву, — и снова двинули на вокзал. В поезде половина Транслита продолжила взаимопроникновение культур в вагоне-ресторане. Как я узнала на утро, снова гремели скороговорками, подключали официанток. Дошло до того, что «Кукушка кукушонку» перевели на валлийский. Ехать предстояло сутки.

Читайте также:
Алиса Ганиева. ТрансЛит 1. Свияжск и Бугульма, 27.10.2016
Алиса Ганиева. ТрансЛит 2. Пупсы и метроном Чак-чак, 28.10.2016

31.10.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹ТрансЛит — Транссиб›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ