Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«В индустрии должна быть пассионарность»

Заместитель главы Роспечати, главный «продюсер» фестиваля на Красной площади Владимир Григорьев о том, чего ждать на фестивале и от фестиваля и том, зачем нужен Год литературы

Текст: Михаил Визель/ГодЛитературы.РФ
Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости, ria.ru

Предстоящее на Красной площади событие называют то ярмаркой, то фестивалем. Но официально все-таки — фестиваль. Московский фестиваль «Книги России». В чем разница?

Владимир Григорьев: Ну если хотите, можно называть и ярмаркой. Но лучше все-таки фестивалем. Потому что главная задача — это не продажа книг. Продажа книг как сопроводительный элемент всего праздника. Она нужна только для того, чтобы человек, который пришел на праздник и влюбился в книгу, имел возможность ее приобрести. Не более. А все остальное — это праздник книги. Это фестиваль, потому что будет представлено все книгоиздание Российской Федерации, во всех его жанрах. Будут представлены не только ведущие издательства, но и самые маленькие получат возможность экспонировать свои книги, пообщаться с читателями. Это полторы сотни авторов, может и поболе, которые будут встречаться со своими читателями. Это фестиваль, потому что он будет сопровождаться большой культурной программой. И это фестиваль, потому что никогда ничего подобного не было — мы не делали такие фестивали, тем более в таком знаковом месте. Если у нас это получится, то хотелось бы, чтобы этот фестиваль проходил ежегодно вокруг 6 июня, дня рождения Александра Сергеевича Пушкина, национального Праздника русского языка, чтобы он был включен, вошел бы в линейку международных книжных фестивалей. Пока же мы его сделали как «Книги России», то есть на Красной площади идет демонстрация книжной отечественной культуры и огромное количество мероприятий на любой вкус. Порядка 400 встреч с авторами, круглых столов, дискуссий. Это, если хотите, эдьютейнмент. Есть такой термин, достаточно удачный — «обучение через развлечение».

 
Кем фестиваль будет привлекать? Помимо присутствия первых лиц государства?

Владимир Григорьев: Выберите сами в программе! От Прилепина до Глуховского, от Эдуарда Успенского до Эдварда Радзинского. Вот перед вами позвонил мне Андрей Дементьев. Считает, что хорошо бы выступить на главной сцене. Идет серьезная конкуренция за главную сцену.
Что ж, у Дементьева есть своя аудитория. А на кого пойдете лично вы?

Владимир Григорьев: Глаза разбегаются. Есть много других обязанностей. Но постараюсь 4 дня провести на Красной площади.

Как сделать так, чтобы это не был московский фестиваль, чтобы это был всероссийский фестиваль? Какие там будут представлены региональные участники, программы?

Владимир Григорьев: Мы попросили всех губернаторов, чтобы они поддержали своих издателей, библиотекарей, всех книжников, помогли им приехать на Красную площадь. Откликнулись 50 регионов из 85, это немало. Это хорошо. Это говорит о том, что на следующий год, скорее всего, мы получим еще больше. Это лишний раз убеждает в том, что надо включать в рейтинг губернаторов и то, насколько они содействуют развитию книжной культуры своих регионов.

Алексей Иванов из Екатеринбурга, Денис Осокин из Казани, Василий Авченко из Владивостока — они будут?

Владимир Григорьев: Надеюсь. Они все приглашены.

От эдьютейнмента самое время перейти к детской литературе. Что Красная площадь готовит для маленьких читателей?

Владимир Григорьев: Будет большая детская программа. Лекторий для детей, лекторий для родителей о том, как приучать детей к чтению, как мотивировать…

Это очень важный элемент, которому мы выделили большую территорию. Во-первых, все лучшие детские издательства. Не только из Москвы и Петербурга. Во-вторых, выдающиеся детские авторы. Усачев, Успенский, Реваргизов, Яснов. Полагаю, будут все авторы, молодые и уже маститые, которые работают для детей и юношества. Продолжаем надеяться на то, что у нас вырастет своя Джоан Роулинг. Хотя и видим, что рейтинг самых продаваемых книг в детской литературе все равно еще состоит на 80 % из тех авторов, которых нам с вами читали наши дедушки и бабушки. И это тоже проблема нашего времени.

А будут ли книги издателей проверяться? Будет ли как-то этот вопрос регулироваться? Проверяться, что они выкладывают на свои прилавки? Или им дается карт-бланш?

Владимир Григорьев: Мы не проводим цензурирование. Будет легкое модерирование со стороны организаторов площадок. Нельзя быть немножечко беременным. Либо есть цензура, либо нет. Если да, тогда нужно делать цензурный комитет, который будет ходить и говорить: это хорошо, это плохо. Но мы надеемся на сознательность издательств. Мы доводим до их понимания, что а) это Красная площадь, б) многие придут семьями. Кроме того, каждый издатель работает в законодательном поле. А законодательно запрещено разжигание религиозной, национальной розни и т. д. Вот и все. Это правда, что есть разные издательства, разное понимание развития страны. Обмен мнениями возможен. Экспертные, «боксерские» поединки авторов возможны. Но не более чем.

Не исключаю, что объявятся какие-то — обычно не сильно здоровые — люди, которые будут писать президенту о том, что, мол, я был на Красной площади и увидел книгу, которая привела меня в ужас, как можно было разрешить. И требовать немедленного наказания виновных. Тем более что Лобное место рядом. Но надеюсь, все насладятся праздником книги.

Всем ли ведущим русским авторам были разосланы приглашения? Ведь не секрет, что они тоже придерживаются разных политических взглядов.

Владимир Григорьев: Структурно это было сделано следующим образом. Мы выбрали кураторов площадок из издательской среды, которая была поддержана общественными организациями. Это Российский книжный союз, это Ассоциация книгоиздателей. Детскую программу, например, курирует Мария Веденяпина, директор центральной Российской государственной детской библиотеки. Площадку нон-фикшн готовят ребята, которые всегда делают ярмарку «Нон-фикшн». Поэтому для всех издательств, для всех авторов это внятные кураторы площадок. Всем издательствам предложено пригласить всех своих авторов. Из одного центра приглашать авторов веером невозможно: у каждого они свои. Поэтому площадка художественной литературы приглашает своих, а там порядка двухсот издательств. Детская площадка, на которой выставляются около сотни с чем-то издательств, своих приглашает. Все-таки это период отпусков и летнего отдыха. К сожалению, не все приглашенные авторы смогут быть. Но книги их, несомненно, будут.

При наблюдении за книжным рынком России, за книгоизданием и книгораспространением создается впечатление, что 90 % издаваемых и продаваемых книг сосредоточены в Москве и Петербурге. Можно ли с этим что-то сделать? И нужно ли?

Владимир Григорьев: Федеральное агентство ведет программу поддержки книгоиздания. Мы финансируем, в основном, конечно, маленькие издательства. Как правило, это университетская наука, культура, образование. Мы уже почти 14 лет ведем эту программу. Самые вкусные, самые интересные книги готовятся в маленьких издательствах. Когда редактор вылизывает практически каждую страницу, работает с художником, когда нет технологической системы, поставленной на поток, — тогда получаются те книги, которые хочется ставить на полку.

Искусственно насадить книжную культуру, сделать центр издательского дела в Новосибирске, в Хабаровске или в Екатеринбурге достаточно сложно. Самое важное сегодня — это книгопроводящие сети. Которые выстраивались опять-таки центрично, через Москву, в меньшей степени в Питере. Могла бы помочь Почта России, но цены на пересылку книг, к сожалению, не отличаются от косметики. Но есть шанс, что после принятия 242-го так называемого антипиратского закона по поводу усиления правоприменения в области книжного пиратства, пойдут инвестиции в электронные платформы книг. В принципе, для страны с такими дистанциями, такими расстояниями электронные книги — это большое спасение.

Для укрепления интеллектуального потенциала общества, «общества знаний», конечно, необходимо, очень необходимо, чтобы серьезно выросли университетские издательства. И это отдельный сегмент, который постепенно начинает мощно развиваться. И мне представляется — это и есть главные точки роста регионального книгоиздания. Судите сами: Южно-Уральский государственный университет в прошлом году выпустил около 550 наименований книжной продукции, Тихоокеанский государственный университет — около 500 наименований, Петрозаводский государственный университет — около 450. Это только лидеры. А всего в стране — сотни университетских, академических и институтских издательств. Кроме того мы пытаемся вдохнуть жизнь в региональное книгоиздание, создав конкурс «Малая Родина», посвященный краеведческой литературе. К сожалению, ушел из жизни бессменный руководитель этого конкурса академик С. О. Шмидт, но тем не менее конкурс живет.

В начале Года литературы его критики говорили, что дело государства не администрировать творчество, а создавать экономические рычаги: снижение налогов для издательств, преференции по арендной плате для книжных магазинов, таможенные льготы для импорта бумаги и полиграфического оборудования. Здесь что-то делается?

Владимир Григорьев: Этот год, надо честно признать, мы ждали с нетерпением. Потому что все-таки главное — эмоциональный настрой. Знаете, должна быть в индустрии такая пассионарность, ощущение, что чего-то можно сделать. И мы пытались эту пассионарность не только разбудить, мы пытаемся ее сохранить. В конечном итоге, я думаю, что, может быть, мы сподобимся выйти на то, чтобы подготовить концепцию государственной программы развития литературы и книжного дела Российской Федерации.

Что же касается экономического блока… Ну смотрите: допустим, вопрос стимулирования творчества как такового, проведение мастер-классов, поддержка Школы молодого литератора, выдача грантов — это дело государства? Наверное, да. Развитие книготорговой инфраструктуры без соответствующих льгот по аренде, без соответствующих грантов, наверное, невозможно. Развитие библиотек — абсолютно государственное дело. Развитие легального пространства в информационных и коммуникационных сетях, то есть борьба с книжным пиратством… Поймите, мы поначалу, в общем, даже приветствовали появление «Библиотеки Мошкова»: лишь бы читали! Но когда это становится элементом, давящим на развитие самой книжной индустрии, это надо регулировать.

Дальше. Популяризация чтения, продвижение чтения, особенно среди молодежи — наверное, тоже, да. Поддержка и продвижение русской литературы за рубеж — отдельная тема. Я вам назову десятка два тем, которые являются объектом пристального внимания со стороны Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Естественно, мы не должны вмешиваться в то, что называется «рыночные отношения» как таковые. Но создать возможность целым сегментам, зонам книжной индустрии для гармоничного развития — да. Вообще, вся история книжного бизнеса в новой России, его первые 10 лет — это работа удивительных подвижников. Потому что не было экономической модели. То есть если в лоб платить все налоги и делать все отчисления, то не осталось бы ни одного издательства. Сегодня можно спокойно признать, что 90-е годы были такими: конец девяностых — «серый», а их начало — просто «черное». Лишь в 2000-х годах появилось какое-то ощущение света в конце тоннеля.

Сейчас тоже издательский бизнес далеко не жирует. Это игра на уровне маржинальности, бизнес, который требует постоянного внимания и поддержки в той или иной степени. Без этой программы поддержки книгоиздания, которая есть у нас, тысячи книг бы не увидели читателя. Что, конечно, плохо. Когда мы смотрим на те средства, которые инвестируются в той или иной степени из бюджетов разных уровней в футбол, то мне порой становится не по себе. Какое количество добрых дел можно было бы сделать в развитии науки, культуры, образования, в развитии творческого потенциала страны. Особенно в небольших провинциальных городах.

В наше время не проблема оттранслировать интервью Евтушенко по скайпу на все библиотеки страны. Проблема в том, чтобы вырастить нового Евтушенко. Что для этого можно делать?

Владимир Григорьев: Любой творческий человек должен чувствовать свою востребованность. Чтобы быть замеченным, нужны региональные литературные журналы, центральные литературные журналы. То есть площадки, где будет обкатка талантливых ребят. Дальше необходимо масштабировать проект, который мы сделали в свое время с Сергеем Александровичем Филатовым, это школа в Липках, когда наши ведущие литературные критики, писатели проводят мастер-классы для ребят со всей страны, откуда вышла целая когорта молодых талантов: Алиса Ганиева, Захар Прилепин и др. Для этого нужны средства, для этого нужны энтузиасты. Есть надежда, что с новым руководством Литературного института возобновится традиция, и мы сможем это делать в регионах России. Отдельная тема — это искусство литературного перевода.

Огромное количество таких элементов придется перечислить, если начать расшифровывать тот список проблем, который я озвучил в начале. Но, в общем, по проектной работе более-менее все понятно, это заявки, кто что хотел бы провести, как бы хотели отметить Год.

А вот что касается системных проблем, они, может быть, и за год не будут решены. Но тем не менее этот год позволяет их высветить достаточно ярко, публично на экспертном уровне обсудить, донести до сведения и понимания общественности и власти. Поработать с законодателями, как с Госдумой, так и с Советом Федераций. Поработать с аппаратами правительства и с коллегами из других министерств и ведомств, которые так или иначе связаны с продвижением гуманитарных тем, а это Минобр, это Минкульт, с одной стороны, и с другой стороны, те, кто связан с финансированием или с бюджетным процессом в Российской Федерации, это соответственно, Минфин и Минэкономразвития. В общем, скажем так, целый год между чиновными правительственными кабинетами, законодателями и участниками рынка и общественными организациями мы находимся, живем, бурлим и пытаемся чего-то делать, иногда и небезуспешно.

Просмотры: 84
20.06.2015

Другие материалы проекта ‹Фестиваль «Красная площадь»›:

Обсуждение закрыто.

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ