Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Конкурс короткого рассказа. Яна Хансалу «Занесет»

Шорт-лист конкурса «Страшная комната, или Паустовский в жанре хоррор». Читательское голосование

Занесет

Яна Хансалу, г. Санкт-Петербург

Я закрыл за собой дверь номера дешевого отеля и посмотрел на лежащую на соседней раскладушке девушку. Она вздрогнула и уставилась на меня впалыми голубыми глазами, после чего выжала на исхудалом лице вежливую улыбку, которую я едва разглядел в закатном свете солнца, пробивавшемся сквозь пыльное окно.

— Добрый вечер. Ты не возражаешь, если я включу свет? — устало произнес я, пристроив чемодан в шкафу. Мой поезд отходил слишком рано для того, чтобы раскладывать вещи.

— Против. — Признаться, такого ответа я не ожидал, но спорить не стал, чувствуя себя неловко.

— Ирина, — она протянула мне тощую ручонку.

— Валентин, — сухо бросил я, стараясь рассмотреть ее. Она внушала мне омерзение: неестественно бледная, болезненно худая, с длинными конечностями, на которых выделялся каждый сустав. Она напоминала мне одного из тонких белых червей, которыми кишел сад одной усадьбы, в которой я имел несчастье остановиться много лет назад. И сейчас этот переросший червь сверлил меня взглядом.

Страшная-комната-конкурс-проголосоватьЯ сел на кровать и собирался заняться изучением путевых заметок, набросанных. Я щелкнул выключателем ночника, стоящего у моей кровати. Он не включился. Я с удивлением обнаружил, что лампочка отсутствует. Ирина гадко хихикнула.

— Простите. Я выкрутила все лампочки, — виновато произнесла она.

Теперь я начал понимать, почему консьерж так много раз извинился передо мной, говоря, что делить единственную комнату придется с этой барышней. Впрочем, в моих скитаниях доводилось встречать куда более странных людей, поэтому я только тяжело вздохнул, повторяя про себя, что сумею стерпеть это до утра.

— Вы путешественник? — Я кивнул, не имея желания отвечать вслух.

— И вы не боитесь?

Меня клонило в сон после долгого дня, проведенного в автобусах. Ирина настойчиво повторила свой вопрос.

— А чего бояться? — я невольно задумался, вспоминая, сколько повидал за свою относительно недолгую жизнь. Сменяющие друг друга события высосали из меня любые страхи и горечи, внушив твердую уверенность в том, что я справлюсь со всем, а остальное решит время.

— Есть чего, — Ирина загадочно оскалилась.

Я расположился на кровати и закрыл глаза, раздумывая о своем, пока ворох моих мыслей не утонул в вязком шепоте Ирины, который звучал, как мне показалось, из-под моей кровати.

— Поезд может однажды приехать на пустую платформу, на которую за вами никто не приедет, и с нее нельзя будет уйти. Включите свет в номере и поймете, что ничего не видите, хотя все лампы светят ярко. Пойдете по дорогам, которые заканчиваются на языке того, кто очень голоден, — она говорила тихо, но речь отдавалась звоном в голове. Я хотел попросить Иру замолчать, но осознал, что не могу даже открыть глаза. Ее голос стал для меня жуткой колыбельной, убаюкавшей мое тело, но разум, как губка, продолжал впитывать каждое слово, вдавливая ее бред в мое сознание.

— Знаете, порой тучи приносят не только воду. Представьте, если в городке, где вы можете случайно оказаться, прибьет облако из битого стекла. Стеклышки будут мелкими, пылинками, но вопьются в кожу, глаза, вы не сможете их достать. — Влажное горячее дыхание обожгло мне лоб. Ира пристроилась в изголовье кровати.

— Мир очень большой, и он смотрит на вас сейчас через это окно, смеется над вами и вашими путевыми заметками, — прошептала она мне в самое ухо. Мне вправду почудился громовой хохот.

Внезапно я почувствовал себя ничтожно маленьким и беззащитным. Хуже всего было то, что я не мог открыть глаза, остальные чувства стали моими злейшими врагами. По пальцам скользнуло что-то склизкое, проползло под рукавом и исчезло. Со всех углов на меня таращились тени, будто я был мелким зверьком в клетке. Я не видел их, но кожей ощущал их колючие злые взгляды. Я знал: им есть за что меня ненавидеть.

В моей памяти проползли размытые силуэты оставленных в прошлом друзей, все поезда, в которых я проехал зайцем, все отели, из которых я уехал, не заплатив, все люди, которых я забыл, обманул, оттолкнул, предал. Это они сейчас толпились у окна, это они смотрели на меня из углов.

— И они очень ждут, когда отдадите то, что обещали. Представьте, что все же найдут. Однажды вас может занести не туда, — прошептала Ирина. После этого все стихло, позволив мне провалиться в пустой сон до самого утра.

***

Я устроился в бархатном кресле своей квартиры. После трудного рабочего дня наконец можно было расслабиться с книгой. Меж страниц обнаружилась брошюра с надписью «Синис». Я прикрыл глаза, вспоминая ту дикую ночь, которую мне пришлось разделить с сумасшедшей. Сквозь десятилетия я уже не мог припомнить ее имени, но ее голос до сих пор нашептывал мне колыбельные в самых безумных кошмарах. Только теперь он успокаивал. Это брошюру я нашел утром на кровати девицы. Синис — город, которого я не сумел найти ни на одной карте, но почему-то ни разу не усомнился в подлинности этой бумажки. Она или направлялась туда, или ехала оттуда. Впрочем, я никогда не решался размышлять об этом долго, втайне надеясь, что оттуда никогда не занесет к моему дому облака, наполненные стеклянным дождем.

Информация о конкурсе «Страшная комната, или Паустовский в жанре хоррор»

07.05.2017

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конкурс «Страшная комната»›:

Портал ГодЛитературы.РФ и жюри конкурса «Страшная комната, или Паустовский в жанре хоррор» поздравляют победителей и благодарят всех участников проекта
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ