Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Конкурс-Паустовский-хоррор-Элен-П-Не-трать-время-попусту

Конкурс короткого рассказа. Элен П. «Не трать попусту»

Шорт-лист конкурса «Страшная комната, или Паустовский в жанре хоррор». Читательское голосование

Не трать попусту

Элен П., г. Елгава, Латвия

Вечер на соседской даче подходил к концу. Августовское солнце давно село, забрав с собой дневную духоту и уступив местой ночной прохладе.
Сосед — добродушный мужчина средних лет — давно уже зазывал меня к себе в гости, рассказывая, как вкусно готовит его жена и как хороша его ягодная наливочка, что давно уже томится в ожидании гостей. Я откровенно скучал на своей даче и решил принять очередное приглашение. Сосед и его жена были радушными хозяевами, разговор шел легко и непринужденно, да и наливка была совсем не дурна. Ужин действительно удался. Сыновья соседа — мальчишки 10 и 12 лет — сонно шебуршали конфетными фантиками, и я засобирался возвращаться к себе.
Страшная-комната-конкурс-проголосоватьВ черной густоте ночи отчетливо было слышно, как первые тяжелые капли дождя разбиваются о подоконник. Летний дождь набирал обороты.
Хозяева уже предлогали мне заночевать у них, а услышав шум дождя, и вовсе не хотели отпускать.
— Ну куда ты в ливень, да еще и по темноте? Оставайся, у нас гостевая комната свободная, там и постелено всегда, а завтра уже к себе пойдешь! — восклицал сосед.
— В самом деле — оставайся, — присоединилась жена. — Дорожки вон все сейчас раскисшие от дождя, и света в поселке не много. Переночуешь у нас.
Я представил, как придется покидать уютную кухню и, оскальзываясь в темноте, возвращаться в одиночку домой. Внутренне поежившись, я согласился.
Гостевая комната находилась в другом крыле дома, и обрадованные хозяева принялись активно собирать меня в дорогу. Сосед нахлобучил мне на голову выцветшую панамку, сверху натянул свою куртку, которая была мне сильно велика и висела мешком, соседка торжественно вытащила откуда-то из комода старый дачный зонтик и вручила мне ключи от комнаты.
Дорога вокруг дома шла через небольшой сад, и ноги успели промокнуть, а ветер — забросить за шиворот необъятной куртки холодных капель. Дойдя до дверей комнаты, я принялся возиться с незнакомым замком. Замок сопротивлялся, ветер упорно давил на зонтик, у которого и так уже сломанным крылом висела длинная спица.
Совсем рядом росла корявая яблоня, и за моими потугами наблюдала сидящая на ней ворона. Я готов был поклясться, что видел ехидную искру в ее черных глазках-буравчиках. Она словно оценивала меня. Резко склонив голову набок, тем противоестественно резким и ломаным движением, которое присуще эти птицам, она продолжала наблюдать. Ветер трепал меня вместе с этим дурацким зонтом, а ворона твердо сидела на ветке, вцепившись в нее мощными когтями. Наконец, провернув ключ, я потянул на себя дверь и бросил последний взгляд на ветку — она была пуста.
Я занес ногу над порогом, и что-то с силой ударило по зонтику, едва не выбив его из озябших рук. Мимо меня в комнату пролетело что-то черное. Кое-как сложив больше мешающий, чем спасающий от дождя зонтик, я слепо шарил по стене в поисках выключателя.
Под потолком зажглась тусклая лампочка, и я резко отшатнулся к дверям — в комнате прямо на полу сидела женщина. Она была одета в старомодное черное платье с уймой кружева, рюшечек и каких-то странных завязочек, длинными лохмотьями свисающими вниз. Ее смоляные волосы были собраны в замысловатую прическу.
Женщина склонила голову набок и хрипло произнесла:
— Помогите мне. Я не могу встать.
Я оцепенело стоял на месте. Женщина неотрывно смотрела мне в глаза. Ее взгляд гипнотизировал и притягивал. Я попытался спросить, кто она, как здесь оказалась, но язык не слушался, вялые мысли растекались.
— Помогите мне встать, — повторила она и медленным, изящным движением подняла руку с длинными, острыми ногтями.
Она манила. Я сделал деревянный шаг вперед, затем еще один, и еще один, пока не оказался прямо перед ней. Она звала. Я протянул ей навстречу свою ладонь. Она оценивающе посмотрела на нее, тень лукавой улыбки появилась на ее губах, и стальным движением она сомкнула свою руку вокруг моего запястья. Меня словно пронзила сотня ледяных игл, а она улыбалась — сладко и чарующе. Туман поднимался у меня перед глазами, все начало плыть. Ватные ноги не могли удержать мое тяжелое тело, и я начал оседать на пол, а женщина — уверенно подниматься.
Моя щека коснулась холодных досок, а незнакомка стояла, склонившись надо мной и все еще не выпуская моей руки. Я хотел крикнуть, позвать своего радушного соседа-добряка, который остался где-то далеко, но не мог — она не позволяла. Я лежал и смотрел на нее снизу вверх, и ощущал, как моя жизненная сила ускользает и наполняет ее лицо розовым румянцем.
Когда я почти полностью провалился в забытье, она внезапно наклонилась к самому моему уху и промолвила что-то неясное:
— Спасибо. Мне хватит на несколько лет, а ты… не трать попусту.
В этот же момент хватка на моей руке исчезла, как и женщина, сжимавшая мою кисть. Я словно утопающий, голова которого на миг вырвалась из пучины, сделал резкий раздирающий грудь вдох.
Я лежал оглушенный и обессиленный. По шиферной крыше барабанил дождь. Я дышал, приходил в себя, а в голове назойливо крутились слова: «Не трать попусту».

Информация о конкурсе
«Страшная комната, или Паустовский в жанре хоррор»

15.05.2017

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конкурс «Страшная комната»›:

Портал ГодЛитературы.РФ и жюри конкурса «Страшная комната, или Паустовский в жанре хоррор» поздравляют победителей и благодарят всех участников проекта
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ